23.11.2019
Монополизация российского алкогольного рынка может помешать созданию бурятского ликероводочного завода

Намерения возобновить производство алкоголя в Бурятии возникло почти сразу после самоуничтожения «Байкалфарма». Ведь речь идет о сотнях миллионов, а то и о миллиардах рублей налогов в бюджет республики. Потому на проект Байкальского ликероводочного завода возлагались большие надежды. Его планировали запустить осенью 2018 года. Почему воз и ныне там, разбирался «Номер один».

Стало тесно в промпарке

История краха «Байкалфарма» загадочна и запутанна. Поэтому не будем заострять на ней внимание. Скажем лишь, что предприятие было одним из доноров республиканского бюджета и, исчезнув, оставило в нем большую дыру.

Чтобы ее закрыть, власти стали искать варианты. И нашли: в 2017 году был представлен проект Байкальского ликероводочного завода, который должен был разместиться на территории промышленного парка в Улан-Удэ. Было обещано, что предприятие будет выпускать 1,3 млн декалитров, или 26 млн бутылок алкоголя в год. Примерно определились и по срокам: ноябрь 2018 года.

Однако  настал ноябрь 2019-го, а завод так и не запустился. Более того, как выяснилось, проект до сих пор не вышел из стадии «договоренностей». 

Оказалось, что предприниматель, который намерен реализовать алкогольный проект в Бурятии, столкнулся с целым рядом проблем.

- Он хочет дополнительно организовать розлив воды и производство мороженого. Но в рамках территории промпарка расширение невозможно. В связи с этим увеличением выяснилось, что  нужны будут дополнительные мощности. Это вода, 100 кубических метров в сутки, а также электроэнергия, - рассказал нам замминистра промышленности и торговли Алексей Оловянников.

Кроме того, проект затормозился еще и из-за законодательной инициативы, которая рассматривалась в Госдуме.

- Перед Новым годом внесли в Госдуму закон о национализации производства алкогольной продукции. Поэтому у нас все приостановилось. Предприниматель провел консультации, в том числе и на федеральном уровне. Там объяснили, что таких инициатив достаточно много и всерьез это не рассматривается, - пояснил Алексей Оловянников.

Внезапный переезд

Но главная сложность заключается в государственном контроле за производством алкоголя, который с каждым годом становится все жестче. Например, лицензия на производство алкоголя для  Байкальского ликероводочного завода  обойдется в более 100 млн рублей. Для того, чтобы ее получить, нужно соблюсти целый ряд условий, вплоть до расстановки оборудования.

К слову, помещение в промпарке, которое передали инвестору, нуждается в реконструкции. Но с учетом всех нестыковок  предприниматель, видимо, решил, что проще построить здание заново. И отказался от резидентства в промышленном парке.

- От проекта он не отказался. Написал нам письмо о переносе реализации его в поселок Селенгинск Кабанского района, - пояснил Алексей Оловянников.

Селенгинск, напомним, имеет статус территории опережающего развития (ТОР), что дает резидентам определенные льготы. Там есть и свободные мощности  по воде и электричеству, есть свободные земельные участки для того, чтобы расширить производство.

- То есть проект он  не останавливает, а будет реализовывать   в другом месте. Поэтому, вероятнее всего, мы будем с ним соглашение расторгать. Хотя на это здание у него тоже есть проект по производству металлических конструкций, - сказал Алексей Оловянников.

Против монополии

Что же получит Бурятия, если проект ликероводочного завода все-таки запустится? На сегодня в Бурятии реализуется примерно 1,5 млн декалитров алкоголя. Половина из них – водка. Для примера, «Байкалфарм» продавал половину от всей реализуемой в Бурятии водки. Впрочем, на такой результат инвестор не рассчитывает. В планах – хотя бы треть.

Основной налог, пополняющий бюджет республики от производства и продажи алкоголя,  это акцизы. И, по оценкам властей, новый завод мог бы в перспективе уплачивать до миллиарда рублей в республиканскую казну.

Впрочем, есть еще один фактор риска, о котором мы не сказали. Это федеральная тенденция, которая происходит на протяжении последних лет. Вместе с ужесточением правил для производителей алкоголя происходит отзыв лицензий на это производство. Параллельно укрупняется доля участия государства в этом рынке.

К примеру, есть данные, что примерно 70% производства спирта в России сегодня приходится на госкорпорацию «Росспиртпром». То есть  идет процесс монополизации рынка государством. И это гораздо серьезнее, чем законопроект о национализации производства спиртного.

Сможет ли в таких условиях существовать Байкальский ликероводочный завод в Бурятии? Хочется верить, что сможет. Ведь бюджет Бурятии уже лишился многих источников дохода. А новых, по-настоящему крупных, которые можно было бы назвать флагманами, к сожалению, нет.

Владимир Пашинюк, «Номер один».
^