23.11.2018
Ни хвоста, ни чешуи?
Новые правила рыболовства вызывают много вопросов в Бурятии

Скорректированный федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», который начнет действовать с 1 января будущего года, коснется как промышленных организаций, малочисленных народов Севера, так и любителей. Вопросы, связанные с изменениями закона, обсудили в минсельхозе республики.

Здесь состоялось совещание под председательством министра сельского хозяйства и продовольствия Даба-Жалсана Чирипова, сообщили в пресс-службе ведомства.
Представители рыбоохраны, рыбохозяйственной науки и специалисты минсельхозпрода Бурятии обсудили вопросы целесообразности введения перечня рыболовных участков на территории республики.

Дело в том, что с 1 января 2019 года вместо рыбопромыслового участка вводится понятие рыболовный участок (РЛУ). Это водный объект или его часть, выделяемые для трех видов рыболовства: в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации; для организации любительского и спортивного рыболовства; для промышленного рыболовства.

Рыболовный участок выделяется только для одной из указанных целей. Министерству с 1 января 2019 года дано право формировать или не формировать перечень рыболовных участков.

«Если мы сформируем перечень РЛУ, то нормативный акт будет действовать в целом по всей республике. То есть предприниматель, который до этого имел закрепленный участок, работает на нем и дальше. Если мы не создаем РЛУ, то прежние закрепленные рыбопромысловые участки ликвидируются. Мы должны взвесить все за и против сегодня. Нам как субъекту, дано право выбирать», - отметил Даба-Жалсан Чирипов.

Однако у некоторых участников совещания новые правила вызывали серьезные опасения.

«Если к примеру, СПК «Ранжуровский» для поддержания санитарного состояния своего участка вычищает его от корней деревьев, водорослей и мусора, после введения новых правил получается, что на этом участке ловить рыбу может кто угодно», – говорит Александр Молчанов, заместитель начальника республиканского управления ветеринарии.

Опасения вызывает и вероятность появления новых пользователей. Это приведет к тому, что рыбоохране будет труднее контролировать ситуацию, считает Сергей Палубис, председатель «Бурятрыбпрома»: «До принятия закона о рыболовстве был резкий всплеск числа структур, добывавших омуль в конце 90-х. Это привело к рекордному сокращению запасов байкальского эндемика. Сейчас отсутствие рыбопромысловых участков, безусловно, приведет к увеличению числа пользователей и узаконенному браконьерству. Существенно сократятся запасы щуки, сазана, язя, плотвы, окуня. Я считаю, что надо оставить все, как было», - сказал он.

Мнения разделились. При этом, возник вопрос о формировании ЛРУ в зависимости от времени года.

«Летом мы согласны работать по правилам на своих участках – они исторически сформированы так, что рыбу можно добыть, а зимой, если мы только в границах участка будем рыбачить, то через месяц там рыбы не будет. Что нам делать, ехать домой? А у меня 25 рыбаков оформленных официально по трудовому кодексу, я должен платить им зарплату, налоги и т.д.», – отмечает Сергей Пушкарев, председатель СПК «Кабанский рыбозавод».

В министерстве сельского хозяйства и продовольствия поясняют, что закон предусматривает только два варианта: создание РЛУ или отказ от них.

«Федеральное законодательство намного упростило подачу документов на право добычу водных биоресурсов. Так, чтобы иметь право на добычу водных биоресурсов предпринимателям достаточно будет подать заявку с указанием своих данных, банковских реквизитов, сведений о наличии иностранного инвестора, т.е. достаточно заполнить форму заявки», - пояснил Юрий Гиргушкин, заместитель начальника отдела животноводства, племенного дела и рыбного хозяйства минсельхозпрода Бурятии.

Другие участники совещания считают, что водные биологические ресурсы должны быть доступны всем жителям республики, без ограничений.

«Некоторые участки озера на 75% промерзают. Мы на этих местах уже сейчас не можем ловить рыбу. И что нам делать: на другие участки ехать? Это уже нарушение мест лова и лишение права добычи. Новый закон позволяет нам везде ловить рыбу, искать и осваивать новые участки. Будет рациональный промысел. Нам развяжут руки», – считает Александр Бельков, председатель ПО «Баргузинский промысловик».

Впрочем, для реализации новой редакции закона требуется издание новых нормативных актов, которые разрабатываются в федеральных органах власти. Они будут приняты до конца 2018 года. Может быть, в них появятся ответы на вопросы, возникающие сейчас.

Как сообщал «Номер один», проблема свободного доступа к водоемам впервые возникла в 2011 году, когда собственники рыбопромысловых участков пролоббировали закрепление принципа платности использования биоресурсов и стали взимать плату с рыбаков-любителей за доступ к своим участкам. Это вызвало массовые протесты граждан. В январе 2012 году занимавший тогда пост председателя правительства Владимир Путин пообещал сделать рыбалку бесплатной и доступной, после чего был введен мораторий на распределение новых рыбопромысловых участков с целью остановить передачу в частные руки самых лакомых мест на водоемах общего пользования и взимание платы с рыбаков.

В декабре 2012 года правительство внесло в Госдуму законопроект, который был раскритикован, в том числе экспертами Народного фронта, как нарушающий право граждан на бесплатное любительское рыболовство. После принятия этого законопроекта в первом чтении в декабре 2013 года долгое время разрабатывались поправки ко второму чтению. Вопрос о необходимости скорейшей доработки законопроекта поднимался и на «Форуме действий» Народного фронта в апреле 2016 года. После этого Владимир Путин поручил кабинету министров представить в Госдуму дополнительные поправки.

Фото:egov-buryatia.ru/minselhoz
^