12.06.2020
В Бурятии «упала» целая отрасль
Сотни тысяч шкур скота оказались никому не нужны

Кожевенные заводы России отказались от сотрудничества с Бурятией по закупке шкур скота из-за их малого размера и низкого качества. Печальная экономическая новость для всех, у кого ежегодно накапливаются «залежи» этого сырья. Особенно учитывая, что в республике ежегодно появляются сотни тысяч таких шкур,   которые ранее сбывались в Китай. Но сегодня спрос в Поднебесной упал, и в итоге ни власти, ни сельхозники не могут придумать, что теперь делать.

Бесполезный ресурс

Точной информации о количестве шкур, появляющихся в республике в течение года, нет. Но считается, что ежегодно  в среднем  в республике производится около 110 тыс. шкур крупного рогатого скота, 175 тыс. шкур свиней, 70 тыс. шкур овец и коз, около 6 тыс. шкур лошадей. Наибольшее количество производится, конечно, в частных подворьях населения. Со всем этим «кожаным валом» необходимо что-то делать. Желательно, что-то полезное.

Республика пыталась помочь своим сельчанам. 11 февраля нынешнего года в Минсельхозе состоялось совещание по вопросу сбыта шкур,   отработан вопрос с кожевенными заводами.

- Им направили партию шкур. В настоящее время заводы отказываются от шкур Республики Бурятия по причине их малого размера и низкого качества, - жалуются в Минсельхозе.

Небольшим утешением можно считать то, что по аналогичным причинам эти заводы также отказываются от шкур из соседних Иркутской области и Забайкальского края.

Цены рухнули катастрофически

Все в Бурятии признают наличие проблемы сбыта шкур. А если сказать менее дипломатично, то  республиканский рынок шкур в коллапсе. Он практически исчез  как таковой.

Основной причиной кризисной ситуации называют прекращение покупок с китайской стороны.

- В связи с этим сложилась очень низкая цена на шкуры,   не оправдывающая затраты на ветеринарные документы и транспортировку. В конце 2019 года шкуры КРС принимали по 100 рублей за единицу. Ранее, в 2018 году, их цена доходила до 1000 рублей, - рассказали «Номер один».

В настоящее время в республике имеется один частный приемщик шкур – индивидуальный предприниматель Чойропов,   все же ухитряющийся реализовывать шкуры кожевенным заводам нашей страны на переработку. Также при технологическом университете работает малое инновационное предприятие ООО «Эком». За 2019 год оно выделало около 700 овчин. Выделкой овчины ручным (народным) методом занимаются овцеводы по инициативе Буддийской традиционной сангхи (около 300 шкур за 2019 год). Собственно говоря, вот и все…

Раньше  при китайском спросе  скупщиков было побольше. Экономическая конъюнктура вынудила многих перепрофилироваться и свернуть работу в этой сфере.

- Спрос на шкуры со стороны Китая на сегодня нулевой. При благоприятном стечении политической ситуации китайские предприниматели возобновят закуп шкур. А господдержка сбыта шкур отсутствует, - отмечают бурятские чиновники существующие затруднения с КНР.

Что за такие «политические обстоятельства», чиновники не уточняют. Собственно, это не очень важно. Какая разница, сложилась ли в КНР политическая ситуация или просто какая-нибудь влиятельная китайская «шишка» однажды проснулась в дурном настроении и встала не с той ноги.

Для бурятских сельчан, которые хотят после забоя скота продать снятые шкуры, КНР превратилась в свет окошке,   как имеющая чрезмерное влияние на рынок. Отвернулась китайская сторона, и, значит, тушите свет – ценовая катастрофа и агония небольшой, но все же отрасли.

Пора подумать о качестве

- О качестве шкур в республике можно судить по мнению переработчиков шкур – кожевенных заводов. Там принимают только шкуры КРС, и переработчиков не устраивает их качество   - они меньше по размерам, имеют дефекты, - говорят в Минсельхозе республики о позиции кожевенников России.

Это подтвердил и Алексей Унгаев, первый заместитель министра промышленности торговли республики.

- Кожевенные заводы России предъявляют высокие требования к качеству шкурного сырья, к их обработке  по специальным технологиям: при низкой температуре, со специальной технической солью, требуют ветеринарные заключения, - сказал он.

Одна из причин дефектов – порезы. Бурятские сельчане,  при забое скота отделяющие шкуру от туши с помощью ножа, очень часто случайно «ранят» кожу. Когда при последующей обработке ее начинают натягивать, она рвется в местах порезов. Чтобы не нарваться на порезанные, лучше всего скупать шкуры в убойных цехах, где применяют щадящий метод снятия.

Качество   «роняют» шрамы от прижизненных ран, кожных болезней и др. Например, портят шкуру сельхозживотных свищи, их прогрызают личинки овода, чтобы дышать и затем выйти через них из организма животного наружу.

- Это бывает, если владельцы КРС не прививают скот от овода, - отмечают   специалисты.

Животных зачастую плохо кормят. Например, если овца плохо питается, ее шерсть утончается, становится ломкой. Когда с такой начинают работать, волосинки просто ломаются. В результате кусок кожи имеет неровный, некрасивый шерстяной покров. Такая овчина  некачественная, и изделие из нее, соответственно, тоже.

Зимой после забоя шкуры замерзают и потом при транспортировке  сложенные друг на друга  ломаются. Поэтому сырье надо правильно консервировать, что в личных подворьях далеко не все делают. Продавая массив мерзлых шкур, продавцы, кстати, то и дело пытаются обманывать (вернее, пытались, когда рынок шкур был в расцвете). Шкуру разрезали на две части и выдавали  в общей массе  за отдельные. Зарабатывали нечестные деньги.

- Ведь каждую невозможно развернуть, чтобы осмотреть. Позднее скупщик, конечно, это обнаруживает, но деньги то уже уплачены, - говорят знатоки.

Завода не будет

Заводы-переработчики  в основном  расположены далеко - в европейской части РФ. Хотя в октябре 2019 года открылся новый кожевенный завод в Алтайском крае. В него инвестировали огромную сумму - более 2 млрд рублей. Но зато он способен перерабатывать 600 тонн сырых шкур в месяц с потенциальным объемом выпуска кожевенных материалов 100 тыс. квадратных метров в месяц.

Если в Бурятии построить завод по переработке шкур, то к нему предъявят жесткие экологические требования. В связи с этим кожевенное производство будет нуждаться в мощных очистных.

- Для создания завода потребуются значительные вложения. Стоимость такого проекта в республике в итоге превысит стоимость аналогичных проектов в других регионах.  С учетом недостаточного качества шкур КРС в республике создавать завод нецелесообразно, - сказали в Минпроме Бурятии.

Честно говоря, удручает, что российский «шкурный» спрос не может поддерживать цены, а китайский может. Несмотря на то, что многие шкуры не блещут качеством, китайцы работали, искали подходящие варианты. Этим поведение «шкурных» бизнесменов из Поднебесной отличается от поведения российских заводов. Разное отношение к делу. Вот в такой странной экономической реальности живем.

В республике реализуется на продажу около 20% шкур КРС, а, допустим, шкур овец и коз - лишь около 2%. А что с основным объемом?

Основную массу шкур приходится утилизировать разными способами, сжигать, размещать в скотомогильниках. В случае выявления фактов нахождения выброшенных шкур (или остатков от убоя) в несанкционированных местах на территории сельского поселения  ответственность несет глава поселения.

К сожалению, львиная доля накопленных, не проданных жителями Бурятии запасов шкур непригодна к дальнейшему использованию. Ни кожаных курток, ни дубленок, ни других вещей из них не сошьют. Правда, существует еще один вариант.

- Имеется возможность выработки коллагена из шкур. Он находит широкое применение, - рассказал Булат Цыренжапов, первый заместитель министра сельского хозяйства.

Используется он и в земледелии.

- Испытания по применению коллагена в качестве удобрения проводит   ООО «Малое инвестиционное предприятие» «Эком». Изготовление в промышленных масштабах коллагена требует приобретения оборудования на сумму 20-25 млн  рублей. При наличии потенциального инвестора имеется возможность введения новой меры господдержки, - отмечает Булат Цыренжапов.

Найдутся ли желающие вложиться в такое производство, учитывая все вышесказанное,  неизвестно. Пока же «шкурная» отрасль находится на дне. И вопрос плавно перетекает из области экономической в   экологическую. Ведь безопасная утилизация многим скотоводам чужда по причине ее дороговизны. А значит, шкуры будут либо выбрасываться, либо сжигаться. Что не очень хорошо для окружающей среды.

Петр Санжиев, «Номер один»
Фото: «Номер один»


В связи с ужесточением требований связанных со сбором и хранением персональных данных, мы отказались от размещения комментариев на нашем сайте. Если вы желаете высказаться по тому или иному информационному поводу, предлагаем сделать репост публикации в любую соцсеть и оставить свой комментарий на личной странице.


^