19.02.2020
В полицейском участке в Улан-Удэ подозреваемому сломали грудину
Инцидент случился в том же отделе, где умер Никита Кобелев

В Бурятии, после того  как суд приговорил пятерых полицейских по факту смерти 17-летнего Никиты Кобелева, казалось, что подобное не повторится. Однако, как показывает недавняя, практически аналогичная история 49-летнего улан-удэнца Николая Фролова, ничего, по сути, не поменялось. Избиения продолжаются.

Материал для раскрываемости

49-летнего рабочего Николая Фролова полицейские схватили по доносу двух его знакомых. Те попались на поджоге киоска в Прибайкальском районе. Дело так себе, но его решили развернуть до крупных масштабов, естественно, с организатором. На его роль   определили знакомого поджигателей - Николая Фролова. Последний ранее   судим за кражу и грабеж, но десять лет назад отошел от криминала. Однако для нынешней правоохранительной системы отбывшие сроки люди - благодатный материал для статистики раскрываемости.

Схема обычная. Есть показания - нужно признание. Руки за спину - в наручники, на голову - полиэтиленовый пакет или противогаз. Перекрывается воздух, и моделируется ситуация клинической смерти. Большинство граждан после подобных пыток готовы либо оболгать себя и других, либо умирают, как в случае с улан-удэнским подростком Никитой Кобелевым, скончавшимся в оперативно-розыскной части - 2 (ОРЧ-2)  на ул. Ключевской, 21А в Улан-Удэ.

Однако в ситуации с Фроловым, которого 12 декабря 2019 года допрашивали по той же схеме и в той же ОРЧ-2, ситуация осложнилась: мужчина признаваться не захотел, что, видимо, вывело полицейских из себя. Фролову, судя по обнаруженным у него повреждениям, начали наносить многочисленные удары по телу и сломали грудину.

- Я помню, как мне перекрывали кислород, но сам момент, когда   сломали грудину, уже нет, - рассказывает Николай Фролов. - Был без сознания, очнулся от сильной боли в груди.

Прикрыться листком

Видимо, испугавшись, оперативники повезли Николая Фролова в Октябрьский суд. Там опер Муравьев написал рапорт, что Фролов в участке якобы ругался и даже схватил его за одежду. В результате полицейские испытали тяжелые моральные страдания и были вынуждены надеть на него наручники. Пришлось им бежать в суд за защитой.

Трудно поверить, что худой и немолодой уже Николай Фролов оказал какое-либо сопротивление нескольким молодым, здоровым и вооруженным оперативникам. Однако в суде никто ни во что вникать не стал, Фролова автоматически оштрафовали   на 1 тыс. рублей. Оперативники, видимо, понадеялись, что листок судебного постановления прикроет их в случае проблем.

А они возникли. Ведь родственники Фролова обратились за помощью к известному адвокату Алексею Живоденко, который осмотрел подзащитного и добился его освидетельствования в медсанчасти №3 ФСИН России. Там сделали рентген и выдали заключение: «Перелом рукоятки грудины со смещением».


Освидетельствование также показало гематомы грудной клетки. Фролова выпустили под домашний арест. Причем, как сообщил Алексей Живоденко, заявление о применении пыток в отношении его подзащитного сотрудниками полиции подано в Следственный комитет   еще полтора месяца назад. Однако пока особых телодвижений в СК не наблюдается.

-  Я не могу комментировать обстоятельства уголовного дела по делу о киосках, но напомню, что пытки в России запрещены, - заявил адвокат. - И каждому факту злоупотреблений со стороны сотрудников полиции должна быть дана правовая оценка.

Дорогой прокурора Вышинского

Николай Фролов до сих пор страдает от сильных болей после жесточайшего допроса,   здоровье серьезно подорвано, работать он не может. И его случай не исключение. 30 января 2020 года СМИ сообщили о том, как очередной житель Бурятии оказался в больнице после общения с полицейскими. Алексей работал водителем у местного бизнесмена и проходил свидетелем по уголовному делу о незаконных рубках.

Его допросили во все той же ОРЧ-2 на ул. Ключевской, где требовали дать нужные показания. На следующий день парень попал в Иволгинскую больницу с диагнозом «черепно-мозговая травма». А два года назад «Номер один» выпустил материал о директоре улан-удэнской фирмы «Бурятмет» Сергее Савинском, обвиненном в убийстве знакомого, тоже бизнесмена. Савинского привезли в Улан-Удэ, в ОРЧ-2.

Как заявил он позже на суде, его завернули в одеяло, надели противогаз, перекрыли воздух. И вынудили  «признаться» в том, что он якобы убил своего приятеля с целью наживы. Савинского осудили на 12 лет, хотя в реальности есть масса свидетельств о его непричастности к убийству.

К сожалению, признание, как и в годы сталинских репрессий заявлял прокурор Вышинский, для судов является «царицей доказательств». По статистике правозащитного проекта «Зона права», уголовные дела по обращениям граждан с жалобами на пытки и насилие со стороны полицейских заводят только в 5% случаев. Можно только надеяться, что случай с Николаем Фроловым увеличит статистику заведенных по фактам пыток уголовных дел.

Дмитрий Родионов, «Номер один»
Фото: «Номер один»
^