03.03.2021
Бывший замминистра здравоохранения Бурятии: «По мне идут катком»
«Номер один» поговорил с находящейся под домашним арестом Натальей Бухольцевой

В преддверии нового, 2021 года, отсидев четыре месяца под арестом, из СИЗО вышла Наталья Бухольцева, бывший заместитель министра здравоохранения Бурятии и экс-главврач городской больницы № 4. Сейчас 58-летняя обвиняемая находится под домашним арестом,  носит электронный браслет, его запрещено снимать даже в ванной, и выходит на улицу максимум на час.

Но эти неудобства  ничто по сравнению с сжимающей душу несправедливостью обвинений, выдвинутых против нее следствием. Нам удалось встретиться с Натальей Бухольцевой и узнать, как идет расследование по ее делу, на какие факты не обращают внимания органы следствия и прокуратура, а также  сколько минут потребовалось судье, чтобы признать правомерным арест ее единственного ипотечного жилья.

Инициатива наказуема

Наталья Андреевна выглядит уставшей. Кутаясь в домашнюю кофту, она серьезно и вдумчиво отвечает на вопросы. У этой обычной с виду женщины то и дело на глаза наворачиваются слезы, во время разговора голос начинает дрожать, но характер велит ей не сдаваться и искать силы, чтобы выкарабкаться из всего этого абсурда.   

27 августа 2020 года Следственный комитет Бурятии сообщил о том, что Наталья Бухольцева подозревается в совершении двух преступлений:  мошенничестве группой лиц по предварительному сговору с использованием своего служебного положения в особо крупном размере и служебном подлоге. Экс-чиновница категорически с этим не согласна,  считает обвинение нелогичным, необоснованным и, более того, заказным.

Напомним, обстоятельства дела относятся к 2018 году, когда Наталья Бухольцева занимала должность главного врача поликлиники №6. В январе того года она заключила договор с офтальмологическим центром из Иркутска о поставке в поликлинику высокотехнологичного медицинского оборудования. Договор государственно-частного партнерства подразумевал, что коммерческая организация будет сдавать в аренду поликлинике офтальмологическое оборудование. Лечебное учреждение сможет использовать его по назначению и каждый месяц на протяжении четырех лет перечислять за него коммерческой организации арендную плату. По окончании срока аренды медицинское оборудование должно будет перейти в собственность поликлиники №6.

Этот долгосрочный проект задумывался как доходный и самоокупаемый. Коммерческая организация, отдавая медоборудование поликлинике в аренду, по договору брала на себя все расходы по его обслуживанию, страховке, ремонту и замене при необходимости. Арендная плата в месяц на четыре года (48 месяцев) составила 1,5 млн рублей. В итоге по окончании срока аренды коммерческая организация должна  получить за оборудование около 70 млн.

Проект обещал выгоду обеим сторонам: поликлиника могла лечить больных на современном оборудовании и зарабатывать деньги по линии Фонда обязательного медицинского страхования, а коммерческая организация получала хорошую выгоду за аренду оборудования. Однако следствие посчитало, что главврач поликлиники и представитель фирмы сговорились, они якобы завысили цену контракта до 70 млн рублей, «хотя стоимость предоставленного в аренду имущества достигала всего 17 млн».  

- Проект был задуман в 2012 году, контракт согласован с Минздравом РБ, мы просчитали экономику, провели открытый аукцион. Все по закону, все открыто и прозрачно. Чтобы открыть такое отделение, оборудование заказывалось в соответствии с табелем оснащения. Меня сейчас обвиняют, что я провела торги сразу на 13 единиц оборудования, но это потому, что того требовали правила лицензирования. Мне нужно было открыть это отделение, я видела его необходимость. Кроме того, в уставе учреждения написано, что я, как главврач, должна развивать новые технологии, привлекать специалистов высокого уровня для улучшения качества лечения. Правильно у нас многие главврачи тихо сидят на своих местах и получают зарплату. Потому что лучше отсидеться, чем вот так потом оправдываться, когда твое имя и честь полощут на каждом шагу. Я с добрыми намерениями шагнула в ад, - говорит Наталья Андреевна.

132 млн для поликлиники

По словам обвиняемой, когда она узнала, что Управление по борьбе с экономическими преступлениями республиканского МВД начало проверку по контракту, то нисколько не насторожилась – знала, что по нему все в порядке.

- Когда в апреле-мае только ленивый не говорил, что Следственный комитет начал по этому проекту проверку, я всем говорила: «все нормально», - рассказывает Наталья Андреевна. - Когда заговорили об уголовном деле,  сама пошла в Следственный комитет, чтобы выяснить, в чем дело. Записалась на сайте ведомства на прием, пришла. Там объяснили, что уголовного дела нет, но вопросы ко мне есть. Я была спокойна, все ведь нормально. Но когда меня начали обвинять в сговоре, назвали сумму хищения, я была в шоке. Столько труда  вложено в этот проект, столько надежд. Посмотрите, оборудование стоит, офтальмологический центр работает и зарабатывает очень хорошие для поликлиники деньги.

Судя по справке территориального Фонда обязательного медицинского страхования РБ, за период, что идет следствие, поликлиника №6 по профилю «офтальмология» заработала более 132 млн рублей, из них всего 38 млн она отдала за аренду оборудования. За оказание медпомощи в 2018 году поликлиника заработала 32 млн, за полный 2019 год – 73 млн рублей. Согласитесь, немалые деньги для госучреждения.

- Простите, чистая прибыль госучреждения составила 70%, коммерсанты лишь могут мечтать об этом. Эти деньги ОМС поликлиника может потратить и на оплату коммунальных услуг, и на ГСМ, и на учебу врачей, и на покупку медикаментов для дневного стационара и даже оборудования. Меня возмущает, что по статье, которую мне вменяет следствие, потерпевшей признают поликлинику №6. Как такое возможно? Помимо денег, медучреждение получило высокотехнологичное брендовое оборудование, некоторых единиц которого нет нигде в нашем регионе. Кроме того, в центр пришли специалисты высокого уровня. Среди них офтальмолог-хирург, профессионал своего дела, у которого за весь период работы в три года не было ни одного осложнения, - рассказывает Наталья Андреевна.

О значимости офтальмологического центра подобного уровня республика еще недавно могла только мечтать. Люди ехали в Иркутск и Читу, в Забкрае, к слову, целых пять поликлиник, работающих в этом направлении. Соответственно, средства ОМС оставались в соседних регионах.  

- У нас очередь на операции по катаракте были расписаны на три года, - рассказывает экс-главврач. – Катаракту нужно оперировать вовремя, следует поймать момент, когда она созреет. Если пропустить этот период, человек теряет зрение. И люди просто слепли, не дожидались своей очереди. С открытием офтальмологического центра пациенты могут бесплатно, по полису, получить лечение вовремя, сохраняя качество жизни. В итоге отделение работает, люди получают помощь, поликлиника зарабатывает, и только у Бухольцевой проблемы.

«Вы сегодня не придете домой»

Еще в сентябре 2020 года по ходатайству органов следствия судом  принято решение о наложении ареста на квартиру Натальи Андреевны в Иркутске, хотя это ее единственное жилье, приобретенное по ипотеке еще в 2007 году. На прошлой неделе Верховный суд РБ рассматривал жалобу супругов Бухольцевых о наложении ареста.
 
Обвиняемая понимает, это обеспечительная мера, ведь, по версии следствия, Бухольцева причинила миллионный ущерб потерпевшей стороне - поликлинике. Не понимает арестантка одного – почему эту процедуру  провели незаконно? Мало того, что квартира в ипотеке и находится в залоге у банка, так в ней еще прописаны трое ее малолетних внуков.

- У меня, кроме половины этой квартиры, ничего нет. На суде прокурор сказал: «ну и что, что у Бухольцевой это единственное жилье, она же с мужем не разведена, он  пустит ее пожить». Все должно быть по закону. Но когда  прокурор на суде говорит не с точки зрения закона, а с точки зрения своего мнения, а суд принимает это, у меня возникает вопрос – где мне искать правду? Где уверенность, что дальше все будет по закону?

Решение суда о наложении ареста на квартиру обвиняемая обжаловала, но суд оставил его без изменения.

- Вы знаете, сколько времени судья провела в совещательной комнате, решая оставить решение суда первой инстанции без изменения? От силы полторы минуты. Получается, все уже было решено заранее. Как такое возможно? Мы намерены подавать кассационную жалобу на это решение, – говорит адвокат Елена Павлухина.  

Вспоминая арест и содержание в СИЗО, Наталья Бухольцева, замолкает, скрывая накатывающую волну слез. Единственное, говорит, «это было психологически очень тяжело». Тем более что накануне избрания меры пресечения правозащитники уверяли, что  по таким статьям женщин не садят. Хотя были и те, кто мастерски давил на обвиняемую.  

- Вы знаете, еще до задержания и обыска сотрудник полиции мне сказал: «ну все, вы сегодня уже не придете домой, вас посадят, повезут в СИЗО. У вас одна дорога – валите все на представителя формы, дескать, она ввела вас в заблуждение». В обвинении так и написано, хотя на деле этого не было, - вспоминает Наталья Андреевна.    

- Складывается впечатление, что кому-то очень надо засадить Бухольцеву. Я чувствую себя козлом отпущения. Даже знаю, кто написал анонимку, с которой все началось. Правда, она касалась не меня, но меня зацепило. Я никому в жизни плохого не делала, ни через кого не перешагивала, карьеру сама делала, ни копейки чужой не взяла и теперь вынуждена оправдываться. По мне идут катком, – сетует обвиняемая.

По словам адвоката, следствие сейчас ведется явно с обвинительным уклоном. Принципы беспристрастности и объективности, незаинтересованности нет.    

- Я считаю, что это заказное дело. Просто Наталья Андреевна неугодна, она не брала взяток, тем самым перешла кому-то дорогу, - заключает адвокат.

Любовь Ульянова, «Номер один»
Фото: «Номер один»
^