22.02.2019
В Бурятии пропавший миллион пытались «повесить» на неопытного следователя
Женщина-полицейский два года защищается от правоохранительного прессинга

В Улан-Удэ 32-летнюю женщину дознавателя по надуманным обвинениям незаконно преследуют свои же силовые структуры. И теперь, добившись прекращения двух эпизодов уголовного дела с правом на реабилитацию, уже она сама пытается привлечь к уголовной ответственности своих же коллег.

Миллионы на дороге

История тянется еще с ДТП, произошедшего 13 декабря 2016 года, когда на трассе «Байкал» в районе станции Таловка столкнулись «Рено» и инкассаторская «Газель». Пассажиры первой машины погибли на месте, инкассаторы получили тяжелые травмы и были без сознания. Из инкассаторской машины на обочину высыпались деньги Сбербанка в банковских упаковках.

С момента ДТП прошло полчаса, пока из соседнего села Ильинка приехала опергруппа полиции из Прибайкальского ОВД, в которой была следователь Александра Николаева (фамилия изменена). За это время мимо места аварии, где на дороге буквально валялись миллионы, проехали сотни машин. Кто-то останавливался, чтобы поглазеть на чужую беду. А некоторые просто радовались неожиданному фарту, собирая на дороге «халявные» деньги.

Прибывшие на место происшествия полицейские же первым делом начали оказывать помощь выжившим в аварии инкассаторам. Параллельно собирая деньги и отгоняя зевак. Собранные деньги пересчитали и передали в банк. Поначалу прозвучала информация, что банк не досчитался 2 млн, потом 1 млн при осмотре местности сотрудники полиции нашли в поле, недалеко от места ДТП, в итоге получилась недостача около 1 млн рублей.

Поскольку след зевак, укравших деньги, давно простыл, полицейское начальство стало подозревать своих. За дело взялись сотрудники собственной безопасности МВД РБ. Однако все выезжающие на место ДТП сотрудники полиции благополучно прошли проверку на полиграфе (детекторе лжи) и отрицали, что они присвоили деньги. Но раз деньги похитили не у гражданина (ему бы быстро отказали в возбуждении), а у госбанка, то установка раскрыть дело шла с самого верха. Среди подозревавшихся пятерых сотрудников полиции, четверо было опытными, можно сказать, матерыми полицейскими, в отношении которых вести оперативную разработку было бы проблематично.

А вот молодая и неопытная следователь Александра Николаева (проработавшая в органах всего лишь два месяца), видимо, показалась легкой добычей. В отношении нее потом сфабрикуют уголовное дело, бросят за решетку к уголовникам. Причем беременную. С помощью подобных методов силовики попытаются выведать информацию по той роковой аварии. Об этой вопиющей истории «Номер один» уже рассказывал читателям.

Жизнь под угрозой

Уголовное преследование сопровождалось грубейшим нарушением законов. Напомним, в июле 2017 года следователя Николаеву, находящуюся на больничном (в связи с болезнью ребенка) и с достаточно приличным сроком беременности, выманили в поликлинику. Однако в медучреждении ее ждал не врач, а следователь Следственного комитета, который надел на нее наручники и отвез в участок, где ей предъявили обвинения по уголовному делу.

Женщина на момент задержания сразу же заявила следователю, что ее малолетнего ребенка, к тому же больного эпилепсией и оставшегося одного в квартире, необходимо передать родственникам. Добавим, если это нельзя сделать, то, согласно ст. 160 УПК РФ, следователь обязан временно передать ребенка в спецучреждение.

Однако он это проигнорировал, чем, по мнению защиты, оставил находящегося одного в квартире четырехлетнего ребенка в опасности. Если бы, не дай бог, с ребенком в квартире произошел бы несчастный случай, то реакция последовала бы незамедлительно. Но поскольку ребенок остался жив (родственники смогли забрать его из квартиры лишь спустя три часа), то в отношении следователя СК не стали возбуждать уголовное дело по ст. 125 УК РФ (оставление в опасности). Хотя защита Николаевой утверждает, что данное преступление считается оконченным с момента оставления виновным потерпевшего в опасном для его жизни или здоровья состоянии. Независимо от наступивших последствий.

Никакое дело

Так вот именно тогда против Николаевой сфабриковали дело по превышению должностных полномочий. Мол, она еще на прошлой работе в Прибайкальском ОВД якобы незаконно проникла в помещение гражданина, чем нарушила его права. Хотя сам потерпевший себя таковым не считал и неоднократно письменно об этом заявлял.

Забегая вперед, скажем, что все действия в отношении рядового дознавателя-полицейского закончились провалом. И 25 декабря 2018 года это уголовное дело прекратили в связи с «отсутствием в действиях состава преступления». С правом на реабилитацию. Но, видимо, заранее подстраховавшись, не надеясь, что это уголовное дело по сфабрикованным обвинениям, с учетом позиции потерпевшего, дойдет до суда, следственный комитет возбудил против женщины еще одно -  по фальсификации доказательств. Причем по делу, которое даже не находилось в ее производстве.

Ее непосредственный начальник, перед тем как отправить уголовное дело на проверку в прокуратуру, потребовал поставить подпись под одним из следственных материалов другого следователя. Не ознакомив Николаеву с его содержанием. Что она и была вынуждена сделать. Потом за эту подпись ее будут привлекать по 303-й статье УК, мол, якобы она сфальсифицировала документ. Хотя в этом нет мотива и корысти - дело то не ее, премию за это она не получила. Да и решение пленума Верховного суда РФ четко определяет: фальсификатором может быть только тот, кто изготовил подложный документ, а не кто его подписал. Тем более по указанию начальства.

Сшито белыми нитками?

Между тем, если и говорить о фальсификациях доказательств, то эти вопросы можно было задать не Николаевой, а тем лицам, кто ведет против нее войну. Ведь, как считают адвокаты Николаевой, в деле ее уголовного преследования имеются признаки служебного подлога, или фальсификации (ст. 303, ст. 292 УК РФ).

Дело в том, что избрание в отношении Николаевой меры пресечения в июле 2017 года было обжаловано защитой. При этом судья Прибайкальского райсуда Александр Бяков приобщил к материалам, направленным на апелляционное рассмотрение в ВС РБ, документы, которых не было при рассмотрении в судебном заседании.

Документы, как заявили адвокаты, в суде не исследовались, судебной оценке не подвергались, в ходе процесса к материалам дела их не приобщали и вообще были выданы задним числом. Неужели подобные подтасовки были необходимы, чтобы решения, что называется, «устояли»?

Однако и это не помогло, поскольку апелляционной инстанцией Верховного суда РБ решение судьи Бякова было отменено. Тем не менее нарушения законности никуда не делись, а попытки Николаевой привлечь виновных к уголовной ответственности результатов не дали.

Более того, в деле о подписи, которую она поставила под нажимом, вообще возник анекдот! В ходе рассмотрения материалов об ограничении ознакомления с делом Николаевой ее адвокатами в суде выяснилось, что с ним их ознакомил один следователь. А поставил об этом подпись в документе другой, что запрещено законом. Как говорится, в чужом глазу и соринку видим, а в своем бревна не замечаем?

Пострадавшая Николаева просит провести прокурорскую проверку этих фактов и продолжает бороться за свои права. Что касается правоохранителей, то они с упорством, достойным лучшего применения, продолжают отвечать ей возбуждением все новых несуразных уголовных дел. Сколько сил потрачено, сколько нервов у самой Николаевой, которая к тому же одна воспитывает троих несовершеннолетних детей. Создается впечатление, что правоохранителям больше нечем заняться, а вся преступность в республике искоренена.

Станислав Сергеев, «Номер один»
Фото: ГИБДД Бурятии
^