18.11.2015
Итальянский успех пенсионерки из Бурятии
Улан-удэнка устала жить в нищете и уехала на заработки в Италию
 
Они уезжают далеко от дома, чтобы банально заработать денег. Оставляя на годы или навсегда родных, близких, свои привычки, свою еду, свой взгляд на отношения между людьми. Нередко они уже сами бабушки, но должны отдавать тепло и заботу еще более пожилым. За границей (даже в кризисной Европе) за это они получают в разы больше, чем в Улан-Удэ, даже если это самая «черная» и мало оплачиваемая работа в среднестатистическом европейском городе. 

Непростая судьба

Нет никакой статистики, сколько женщин из Бурятии уезжает на заработки в Европу. Никто особо это не афиширует. Разве что произвела некий резонанс книга Надежды Цой под названием «Пять лет одиночества», где Надя описала свою непростую жизнь в Испании. Но Надя - это, скорее, исключение из правил. Обычно наши земляки, уезжая на заработки, предпочитают об этом не распространяться. А если и рассказывают о себе, то непременно просят изменить имя.

Сэсэг Доржиева работала продавцом на центральном рынке, имела мизерную пенсию, взрослых детей и даже уже внуков. После пенсии она, конечно же, продолжала работать. Жизнь душила кредитами, у сына строился дом, денег постоянно не хватало. Муж – алкоголик. В какой-то момент пришлось взять деньги в долг, а отдавать оказалось нечем. Ситуация была, казалось, безвыходная. Но, будучи на грани отчаяния, пенсионерка совершенно неожиданно даже для самой себя, волею случая попала в Италию.

Все для Сэсэг Баторовны в Италии казалось совершенно другим. Красивые дома, совсем другие люди, трудный и непонятный язык. В Европе до сего момента пожилая женщина из Забайкалья не была ни разу. Она никак не могла привыкнуть к итальянской кухне и не понимала, почему все так восхищаются этой невкусной едой, все время хотела выпить зеленого чаю с молоком, наварить своего «настоящего» супа…

«Я была не готова к унижениям»

Первая сеньора, с которой пришлось работать Сэсэг, была дамой нервной и подозрительной. 

— Она стояла и контролировала, проверяла все, что я кладу в кастрюлю… Заставляла выливать и готовить снова, если еда ей казалась недостаточно вкусной. Ее настроение менялось каждый час. Эта работа была совершенно не тяжела для меня физически, но морально давила очень. Я была готова к работе, но не к унижениям. К тому же, я совсем не разговаривала по-итальянски. Даже ответить ничего не могла ей, — рассказывает Сэсэг.

Однако в доме капризной сеньоры Сэсэг Баторовна проработала целый год. Потом поняла, что больше так не может. Уволившись, женщина даже смогла оформить себе «дезокупационе» (пособие по временной незанятости) на год. После этого Сэсэг Доржиева взяла кредит в банке, обнаружив, что «проценты здесь куда ниже». Деньги послала в Бурятию, сыну нужно было помочь со строительством дома. То, что в Бурятии люди платили бы годами, здесь ей удалось выплатить за год. 

Прибиралась от скуки

Потом, «выкупив» место одной украинской знакомой, Сэсэг попала в дом сеньоров Досси, где должна была стать баданте (сиделка) для пожилой женщины с синдромом Альцгеймера.

Бабушка была практически «лежачей», но для Сэсэг ухаживать за лежачим больным было куда легче, чем терпеть необоснованные обвинения и придирки, как это было на предыдущем месте работы. 

Семья Досси живет в огромном доме. Люди небедные, занимаются сельскохозяйственным бизнесом. Дом хоть и большой, но видно, что запущенный. В первый же месяц Сэсэг Баторовна по собственной инициативе прибралась, где только можно в доме. Она привыкла работать физически (в Улан-Удэ у нее был собственный дом), и это казалось для нее сущим пустяком. А потом... ей было просто скучно. Когда ее подопечная спала, поговорить женщине было не с кем. Физический труд стал панацеей от одиночества. 

- Знаешь... я уж пять лет здесь и поняла, как это важно, когда люди дружные, когда помогают друг другу на чужбине. Я сразу же начала искать наших бурят в Италии. Мне так хотелось по-бурятски поговорить... Но я поняла: тут каждый сам по себе, никто особо тебе не рад, - с грустью отмечает Сэсэг Баторовна. 

Хозяева в первые месяцы пристально следили за новой работницей, но ничего не говорили. Впрочем, женщина все выполняла настолько качественно, что это вызывало только изумление итальянцев. Ведь обычно нанятые работники делают лишь только свою узкую часть работы, требуя дополнительной оплаты за все, что сверх... 

Миссия: исцелить и приучить к бурятской кухне 

Как-то Сэсэг, так и не привыкшая к итальянской кухне, предложила свою помощь в приготовлении обедов и ужинов. Она интуитивно поняла, что с этими людьми ей придется жить долго и, соответственно, питаться одной и той же пищей. Женщина из Бурятии решила «приучить» их к своей еде. Как ни странно, это у Сэсэг получилось. Итальянцы сначала с подозрением смотрели на наваристые супы, бухлеры и картошку, но потом стали есть чужеземные блюда все охотнее. 

Умственное состояние сеньоры Франчески можно было соотнести с развитием четырехлетнего ребенка. Но старушка очень быстро привыкла к ласковой и спокойной азиатской баданте. Сэсэг Баторовна вволю разговаривала с сеньорой Франческой по-бурятски  и заодно пела ей протяжные бурятские песни, которые старушке очень нравились. Во время их звучания итальянка прямо замирала и внимательно слушала. Сэсэг тоже привыкала к бабушке, как к родной, все больше и больше. 

Улан-удэнку поражало, какое огромное количество разных таблеток должна была принимать по предписанию врача старушка. Было понятно: европейцы помешаны на официальной медицине и совершенно не признают каких-то народных методов лечения. Но физическое состояние пожилой женщины от обилия препаратов не улучшалось. Она постоянно задыхалась, не могла откашляться и была очень слаба. Сэсэг Баторовна когда-то ухаживала за собственной больной мамой, и видеть страдания ставшей ей родной старушки ей было очень тяжело. Тогда она решила действовать на свой страх и риск. Улан-удэнка решила попробовать помочь итальянской бабушке бурятскими народными рецептами, которые из поколения в поколение передавались в ее семье. 

Сэсэг Баторовна быстро сообразила, где найти нужный ей ингредиент, учитывая то, что в супермаркетах итальянских этого точно нет. Она пошла в мясную лавку марокканца и купила у них нутряного бараньего жира. При помощи его буряты издавна лечили у детей простудные заболевания. Предписанные таблетки Сэсэг решила бабушке давать меньше и потихоньку и в тайне лечила свою подопечную бурятским снадобьем.

Через месяц-два старушку было не узнать. Она порозовела, стала без труда ходить в туалет, а вся слизь, от которой женщина задыхалась, вышла.

— Я страшно боялась говорить хозяевам, что лечу их мать таким способом. Мало ли, они такие подозрительные, еще обвинили бы меня… Делала все украдкой. Но когда семейный врач удивился результатам и спросил: «Как вам это удалось?», то я все рассказала…- говорит Сэсэг Баторовна. 

Своя в чужой семье

Итальянцы только развели руками - результат был налицо. Так улан-удэнка вышла на новый этап отношений с ее работодателями: ей стали доверять еще больше, видя, что их матери очень тепло и хорошо с этой женщиной из далекой Сибири. 

Теперь Сэсэг Баторовна чувствует себя уже совсем по-другому. Сын хозяйки чаще с ней разговаривает, откровенничает. Как-то рассказал, что «чуть не прибил» одну баданте — молдаванку, когда застал ее врасплох, придя домой внезапно и услышав, что женщина оскорбляет его мать. Сиделку отпускают на выходные по первому требованию, а за работу в выходные платят вдвойне. 

 — Меня бабка целует, улыбается мне, как увидит. Как ребенок… Мы с ней когда выходим гулять, все здороваются и улыбаются. А ей накручу бигуди, макияж сделаю и себе, и ей и идем в парк. Все меня в округе теперь называют Brava donna, - смеется Сэсэг Баторовна. 

Сейчас сибирячка сдала экзамен на знание языка и стала совершенно «высококлассной» баданте с лучшими рекомендациями, которую могут взять в любой VIP-дом.

Единственное, что огорчает Сэсэг, так это то, что ее внуки растут без бабушки. В следующем году женщина хочет съездить домой. Но пока покидать Италию и свою новую семью она не торопится: снова жить в нищете не хочется, а расквитаться со всеми долгами необходимо. 

Наталья Осинская, из Италии, для «Номер один». 
Имя героини изменено по ее просьбе.
Фото: pixabay.com
Социальные комментарии Cackle
^