02.03.2019
Искусство должно зарабатывать
Невостребованных актеров будут увольнять, а театры ждут большие перемены

2019 год, объявленный Годом театра, может стать началом реформы. Информация о том, что Минкультуры РФ разработало законопроект, согласно которому уже в ноябре 2019 года будут внедрять новую систему оценки труда творческих работников, взбудоражила театральную общественность.

Законопроект был разработан по указанию вице-премьера России Ольги Голодец и затрагивает деятельность работников театров, музыкальных и танцевальных учреждений, концертных организаций, цирков, учредителем которых являются РФ, ее субъекты или муниципальные образования. В разработке законопроекта приняли участие Минкультуры и Российская трехсторонняя комиссия по регулированию социально-трудовых отношений.

Предполагается, что степень востребованности сотрудника раз в три года будет определять спецкомиссия, созданная руководителем учреждения, которая на 25% должна состоять из представителей профсоюза или иных представителей, избираемых работниками.

Согласно проекту, с невостребованными сотрудниками руководство вправе расторгнуть трудовой контракт. Если закон будет принят, то соответствующие поправки будут внесены в Трудовой кодекс. Отмечается, что понятие востребованности не будет пересекаться с профпригодностью, поскольку будет определять «востребованность в перспективном репертуаре».

Сброс балласта

Это настоящая реформа. Государство собирается реформировать театр, отказавшись финансировать «балласт». Скандалы с театрами привлекли внимание к их финансированию, и выяснилось, что «культура» не так бедна, как казалось. На содержание театров тратятся огромные деньги, а спектакли идут при полупустых залах.

Утверждение, что репертуарный театр по сути своей убыточен и требует солидного финансирования, мало кого убеждает. Минкультуры Бурятии еще не предоставило информацию за 2018 год, но в 2017 году на содержание театров республики было выделено 678 млн 820 тыс. рублей. При этом театры в 2017 году посетило 233,8 тысячи человек. Между тем вице-премьер Ольга Голодец уже отчиталась, что 2018 году россияне установили рекорд по посещению театров и таких высоких показателей не было даже в советское время.

Капитализм диктует

Все давно привыкли к репертуарному театру, который становится домом не только для актеров, но и традицией для зрителей. Но капитализм диктует свои условия и темпы производства спектаклей, их количество и гастрольных туров. И тут на смену репертуарному театру приходит театр антрепризы. Само слово произошло от франц. entreprise, означающего «предприятие».

Антреприза — это фактически театральное предпринимательство, бизнес-проект, для которого антрепренер (иначе — организатор) приглашает актеров из других театров. Спектакль ставят в короткие сроки с участием звездных актеров, чтобы устроить аншлаги и получить прибыль, экономя на декорациях, проработке драматичности. У многих антреприза ассоциируется с низкопробными постановками, рассчитанными на провинциального зрителя.

На самом деле до революции большинство театров в России были антрепризными. Сегодня театры антрепризы очень востребованы на Западе и разделяются на два типа - гастролирующие и стационарные, которые имеют одну или несколько площадок для выступлений в пределах одного города.

За границей независимые антрепризные театральные труппы получают дотации и гранты от государства. Право на такую поддержку имеют и организации, которые делают возможным создание и демонстрацию спектакля. И это обходится государству дешевле, чем содержание постоянно растущего количества театров.

Махина заржавела

Не секрет, что репертуарный театр в России — убыточный, и Бурятия не исключение. Вместе с тем нет никакой другой формы государственной театральной организации, которая бы окупалась, позволяла создавать коммерчески успешные постановки. Многие считают, что модель театра, которая была изобретена Станиславским и Немировичем, является уникальным завоеванием ХХ столетия, а антреприза заканчивается после того, как спектакль поставили, отыграли, собрали деньги. Но вот только антреприза зарабатывает, а репертуарный театр  не окупает себя.

Условий для создания частных независимых театров в Бурятии нет: нет площадок с постоянными зрителями, дотаций или иной поддержки от государства, льгот и преференций. Тем не менее есть несколько малоизвестных частных театров, порой безымянных, работающих на свой страх и риск. Тем временем государственные театры относительно не спеша обновляют репертуар, укладываясь в рамки госзадания, и имеют постоянную труппу. Актеры приходят в театры после института и служат до пенсии, а подчас и дольше. Такой театр становится домом для актеров. Но все это наследие советской поры. Реформа бросит их стабильному существованию серьезный вызов.

Ведущие театральные деятели страны признали, что махина под названием «репертуарный театр» заржавела, но выразили надежду, что он останется в лучших своих проявлениях. Потому что есть прославленные коллективы, которые должны оставаться репертуарными театрами. Удар реформа должна нанести по театрам, которым зритель уже не верит.

А судьи кто?

Но как чиновники будут оценивать театры? Бывают постановки, которые не принесут дохода, и лишь немногим будет понятно, что это – шедевр. А как быть с масштабными постановками, которые не сделать за месяц, если театр идет по коммерческому пути? Ожидается, что провинциальным театрам придется еще сложнее. И многое будет зависеть от местных властей, которые порой не имеют представления о театре и его ценностях.

У антрепризы тоже есть сторонники, которые считают, что именно в таких постановках бывают настоящие актерские откровения, когда артисты идут на риск и играют свободнее и лучше. Некоторые однозначно видят будущее именно за антрепризным театром, предсказывая скорое сокращение количества театров в России. Проблема в том, что их и так, оказывается, не хватает. Правда, улан-удэнцам этого не понять, потому что в столице Бурятии театров вполне достаточно.

Театры за рубежом

Ни в одной стране мира театр не является самоокупаемым бизнесом. В Великобритании все государственные (частные частично) получают государственное финансирование и могут позволить себе пустые залы и эксперименты. А вот в США, на Бродвее, нет ни одного репертуарного театра. Спектакли ставят, пока на них есть спрос. Репертуарные театры в США существуют в основном при богатых университетах. И если театр оправдывает себя на 49%, то он уже рентабельный, поддерживаемый, как правило, за счет муниципальных, федеральных, меценатских вложений.

Художественный руководитель Государственного Русского драматического театра им. Н.А. Бестужева Сергей Левицкий на вопрос «Номер один» о своем отношении к планам Минкультуры РФ ответил с осторожностью: «Я в этот проект детально не вдавался. В целом проблема назрела давно. Думаю, что у контрактной системы есть преимущества. Она создает здоровую конкурентную среду, мотивирует артиста на постоянное развитие и сосредотачивает внимание к своим профессиональным навыкам. Наконец, это дает возможность ротации артистической труппы при фиксированном штате».

Ведущий актер ГРДТ им. Н.А. Бестужева Владимир Барташевич об отношении к происходящему высказался так:  «Сложный вопрос. Пока непонятно, каким образом будут оценивать востребованность артистов. Кто будет судить, нужен ли этот конкретный человек театру: актер, экономист, режиссер, директор, бухгалтер? По каким критериям? Сколько раз он вышел на сцену? Занят ли в премьерах? Подходить к творческому процессу с планками, «палками» и показателями нельзя, потому что у одного режиссера этот артист будет постоянно занят, так как он своей органикой, мироощущением ему близок, а у другого режиссера совершенно не востребован. И не потому, что он плохой актер, а потому, что режиссер так видит, у него свое представление о постановке, о том, кто должен быть на тех или иных ролях». 

По его словам, режиссер и артист – это всегда живая коммуникация, это общение, сотворчество, поэтому элементарно им друг с другом должно быть комфортно, и часто складывается, что у режиссера преимущественно одни и те же актеры.

- Или вот, например, возрастные актеры. Как их оценивать? – продолжает Владимир Барташевич. - Они столько лет отдали театру, но по физическому самочувствию, например, не могут участвовать в тех или иных спектаклях, но играют в любимых зрителями, которые идут долгие годы на сцене. И их всех списать? Это тоже неправильно. Я хочу сказать, что к этой теме надо подходить очень осторожно, внимательно и не быть «слоном в посудной лавке».

Пока у театралов больше вопросов, чем ответов. Желание сохранить лучшее из старого есть у всех. И есть надежда, что это будет позволено. Но все понимают, что не всем. И как пробиться в число тех, кому можно жить по-старому, еще вопрос.

Диляра Батудаева, «Номер один»
Фото: russianstock.ru


В связи с ужесточением требований связанных со сбором и хранением персональных данных, мы отказались от размещения комментариев на нашем сайте. Если вы желаете высказаться по тому или иному информационному поводу, предлагаем сделать репост публикации в любую соцсеть и оставить свой комментарий на личной странице.


^