14.06.2016
Внеочередная сессия Хурала: что спрятано за ширмой
«Разборки» между парламентом и исполнительной властью идут о персоналиях


Странная особенность Бурятии - «разборки» между парламентом и исполнительной властью идут не о принятии/непринятия всевозможных законов, расходовании бюджета или о чем-то подобном, а о персоналиях. Вот сейчас дошло до кандидатуры ректора БГУ.

Кто подлил керосина в огонь? 

Почему так происходит непонятно, но «хуральские войны», которые несколько лет бушуют в Народном Хурале сконцентрировались именно на кадровых вопросах. 

Коварство и непредсказуемость «хуральских войн» в том, что никто не может сказать, где вспыхнет новое сражение. Четкий и ясный факт, который обязан стать предметом конфликта, не приводит ни к каким последствиям. О нем в Хурале не скажут ни словечка. Зато по ерундовому поводу вспыхивают такие бои, что диву даешься. Как это и произошло по поводу будущего руководителя БГУ. 

На улице хорошая погода, солнце, ветерок. Здание Хурала стояло в строительных лесах. Суетились рабочие. Это очередная партия денег налогоплательщиков пущена на улучшение цитадели бурятского парламентаризма. Депутаты без спешки подъезжали на своих «тачках». К началу сессии собралось 36 (кворум 34), потом число выросло до 49. 

15 июня парламент Бурятии провел экстренную внеочередную сессию. Ее инициировала группа депутатов, которая хотела, чтобы Хурал рекомендовал главе Бурятии, правительству отозвать из минобразования РФ письмо, которым на пост ректора был выдвинут и. о. ректора БГУ Николай Мошкин.

Так и воюют. Ранее свергли спикера Гершевича, заподозренного в излишнем восхвалении главы, правительства. Сейчас бурно отреагировали на письмо, которое правительство послало в Москву. Нацарапали то несколько строк. Как говорит журналистская присказка, ни дня без строчки? 

Кандидат из параграфа «Разное»

В скандале вокруг фигуры Николая Мошкина все хороши. На сессии напомнили, каким странным образом решался важный для Бурятского госуниверситета вопрос о руководителе. 

- На заседании Ученого совета такой важнейший вопрос, как выдвижение кандидатуры ректора, не был в повестке. Был в «Разном». Что происходит, почему вопрос о руководителе ВУЗа рассматривается в «Разном»?, - недоумевал экс-ректор Степан Калмыков.

Вопрос вполне резонный. Рассмотреть кандидатуру на пост постоянного ректора – это не вопрос какого цвета столы купить в столовую БГУ, который можно засунуть в «Разное». 

Депутат Степан Калмыков стал первым, кому дали слово на экстренной сессии парламента. 

- Не могу не сказать об административном произволе, стиле управления, который существует в нашем университете. Одним из примеров является письмо. Проректор университета Макаров - некоторым членам Ученого совета, после встречи в марте прошлого года со мной, это квалифицировал, как несанкционированную встречу, и потребовал в письменной форме - эту анкету я кое-кому показывал - ответить на 9 вопросов. Когда и с кем встречались, кто санкционировал, какие вопросы обсуждались, кто оповещал, велось ли протоколирование и т. д.», - сообщил Степан Калмыков с трибуны.

В ответ выступил ряд депутатов. Как оказалось из речей, г-н Калмыков и сам не розовенький ангелочек с удивленно-обиженными глазами.

- Степан Владимирович, все-таки, имел два десятилетия руководства. У него-то стиль, вообще, императорский был, - прозвучало в зале, в частности, о стиле руководства Степана Калмыкова. Депутаты рассмеялись.

Леонид Белых поведал, как авиазавод пытался наладить сотрудничество с калмыковским БГУ для подготовки будущих работников завода.

- У него тоже ребята-"самородки", математики и т. д. Но как-то не получилось. Скорее всего, политика завлекла, что ли, и все тогда ушло на нет.

Все три часа между депутатами шла активная пикировка.

Сергей Мезенин первым в зале упомянул о письме работников университета.

- Сегодня открыл компьютер, а там сотни подписей от коллектива БГУ по поводу того, чтобы не мешали работать, не политизировали.

Депутат Калмыков не был удивлен и напомнил коллегам кое-что из истории БГУ.

В 1989 г. только в двух республиках РФ не было своих университетов – в Туве и Бурятии. В разгар реформ, кризиса, БГУ создали по Указу Президента России. В 1995 г. 

Когда Степан Калмыков работал над созданием Бурятского госуниверситета, это встретило ожесточенное сопротивление многих. Причем возмущались даже те, кто вообще не имел отношения к сфере образования.

- Бывали такие обращения. Приезжал в Госкомвуз России, мне говорили - есть противники создания университета. Смотрю копию. Руководитель предприятия «Бурятобувь» писал руководителю Госкомитета, что считает нецелесообразным создание университета в Улан-Удэ. Меня спрашивали, у вас что есть специальности, связанные с обувью? Говорю - нет. А почему он пишет?», - рассказал он.

Вывод Калмыкова один - коллектив сегодня поставлен в такие условия, что вынужден подписывать.

Коса на камень

Позиции сторон были непримиримы. 

- Я в разговоре с Николаем Ильичом (Мошкиным - прим.) говорил, что необходимо на службу университету поставить не только авторитет, но и личные знания, умения Степана Владимировича. - Этого конечно, не происходит. Очевидно, здесь возникли какие-то очень субъективные моменты», - сокрушенно, но обтекаемо дипломатично, проговорил депутат Борис Базаров, сам ученый. Мол, как чувствовал...

Он назвал г-на Мошкина одним из очень серьезных ученых в области двигателей внутреннего сгорания. И таких в Зауралье человека 2-3. 

Хурал разделился на две группы. Каждая имела свою правду. Депутат Борис Базаров также сказал, что Мошкину за год Ученый совет поверил. «Тот, который должен бы находиться в крайней оппозиции, если бы он неправильно работал».

- Я сомневаюсь, что ученого человека можно запугать, поставить на колени. Хоть кто, - красиво выступил депутат Матвей Гершевич, призвав «не надо будоражить». 

А факты, как «уходят» работник были озвучены. Депутат Виталий Лыгденов рассказал, как при и. о. ректора Мошкине БГУ распрощался с ним. Назвал это зачисткой. Он с 1996 г. работал со спортивным клубом, с волейбольными студенческими командами. Достиг с ними больших успехов.

Мнения на сессии были категорически разные. 

Правительственных деятелей Бурятии то расхваливали, то обращали внимание на то, куда катится регион при данном правительстве.  

- Чтобы вот так резко противопоставить Народный Хурал и правительство... Такого никогда не слышал. Как это вдруг мы можем предложить правительству отозвать документ, который ушел в Москву, в министерство образования РФ, которое подписал и. о. главы республики? Почему мы должны сомневаться в его компетенции - уважаемого, опытного человека, политика?, - заявил с трибуны г-н Гершевич, которого недавно депутаты Хурала  самого досрочно уволили с поста спикера - засомневались в нем... 

А вот Аркадий Цыбиков увидел негативную тенденцию. Он возмутился политикой, которая идет в республике, и назвал кадровый скандал вокруг ректора БГУ очередным звеном в негативной цепи. В противоположность гершевическому «не будоражить» депутат призвал пересмотреть кадровую политику и прямо говорить о недостатках.

«Давайте вспомним, как «ушли» Сергея Дашинимаевича Намсараева, мощного министра,   Степана Гавриловича Ефимова, с угрозами, попытками судебного преследования, мэр города как наш ушел, и много руководителей рангом пониже. Люди взамен пришли разные, но у них есть объединяющая черта - это солдаты, которые призваны подчиняться, исполнять. Не могу всех чернить, но тренд есть.

Такая политика привела к тяжелой ситуации в экономике, соцсфере, сегодня приходит в образование. К нам в республику пришли ТГК-14, Читаэнергосбыт, был Энергострим, который увел из республики очень много средств, уходят налогоплательщики. Кто лоббирует интересы республики? Солдаты разве могут?», - сказал Цыбиков.

Он выступал, когда пошел третий час обсуждения. 

Особенно запомнился тем, что «надо повышать доходы. Главный товар правительства — это доходы, пополнение бюджета, повышение уровня жизни народа. Если не исполняется, то надо поднимать вопрос об отставке. Это прямо надо говорить. И со временем, наверное, возникнет этот вопрос. Куда деваться то? Как жить дальше?». 

Почему г-н Мошкин пошел-таки кандидатом? Позже министр образования республики Алдар Дамдинов разъяснил народным избранникам. Ничто не вечно!

«Ситуация, действительно, изменилась после января этого года», - таково в сжатом виде объяснение министра

В общем, ничего принято не было. Из 49 депутатов за Постановление НХ РБ «рекомендовать отозвать письмо» проголосовало 16. Очень много голосов не хватило. 

На какой планете живет Хурал?

Вот вам уровень Хурала с его «хуральскими войнами». Устроить сражение по какому-то письму, написать которое взбрело в голову г-ну Егорову, - это всегда пожалуйста... Как насчет внеочередной сессии по поводу февральского решения республиканского Агентства лесного хозяйства - разрешило не тушить половину из 27 млн. гектаров леса в республике. Потому что это дальний лес, надо много денег на тушение тамошней тайги. 

Почему не созвать экстренную сессию по причине строительства «гетто» для сирот в 111 квартале Улан-Удэ. Планируют компактно построить четыре пятиэтажки и полностью заселить выпускниками детдомов. Это плотное поселение ухудшит имидж тех кварталов и подорвет рынок недвижимости на юго-западе Улан-Удэ, куда по Генплану намечено развивать город.

А где внеочередная сессия по проблеме повышения нищенского ЕДВ для тех ветеранов, что находятся на республиканском финансировании? А по вопросу «детей войны» - по республиканскому закону у инвалидов-»детей войны» отбирают выплаты. Где это?

Ни разу не было информации, что депутаты Хурала хотят созвать внеочередную сессию и устроить сражение по таким действительно важным для народа темам.

Обсуждать письмо Иннокентия Егорова, пытаться заставить вернуть его, гораздо интереснее для народных избранников, чем обсуждать половину тайги республики, обреченную на сожжение.

Знали бы вы сколько энергии, сил потратили депутаты на прошедшей внеочередной «эпистолярной» сессии. Хватило бы вновь сжечь Дрезден.


^