23.09.2018
Альпинист из Бурятии выжил в авиакатастрофе
Несмотря на перелом позвоночника, ему удалось спасти раненых

12 августа в горах Памира в Таджикистане потерпел крушение вертолет, перевозивший участников Международного альпинистского лагеря. Эта авария унесла жизни нескольких человек, но были и те, кому посчастливилось выжить. Среди них оказался спасатель из Бурятии - начальник Бурятской республиканской поисково-спасательной службы Павел Шубин. Не обращая внимания на тяжелейшую травму позвоночника, грозящую инвалидностью, он помогал раненым, оказавшимся на грани жизни и смерти.

Смертельное «молоко»

Павел Шубин - альпинист с большим стажем. Ровно 35 лет назад он впервые пошел в горы и, что называется, заболел альпинизмом. Как только появляется возможность, он рвется к новым заснеженным вершинам - как говорится, «лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал». В этом году Павел Михайлович решил провести свой отпуск в горах Таджикистана. Рванул на Памир, но не простым альпинистом, а гидом. 

- Решил совместить полезное с приятным, - улыбаясь, вспоминает Павел Шубин. - В международном альпинистском лагере нас, гидов, было около десяти человек. Мы обрабатывали маршруты на два семитысячника, которые находятся в 15 километрах друг от друга. Это пик Корженевской (высота - 7105 метров) и пик Исмоили Сомони (7495 метров), бывший пик Коммунизма, самая высокая точка бывшего Советского Союза). 

Когда обе вершины были покорены, альпинисты и их гиды начали выезжать с базового лагеря. 12 августа на вертолете Ми-8 Павел Шубин вместе с коллегами вылетел домой. На борту находилось 15 альпинистов (большая часть - из России, испанец и белорус), плюс трое членов экипажа из Таджикистана. Поначалу ничего не предвещало беды – погода была летная, и вертолет поднялся в небо. Вскоре машина попало в «молоко», видимость снизилась практически до нуля.

Вертолет должен был пересечь перевал высотой примерно в пять тысяч метров. Пришлось лететь на предельно низкой высоте вдоль ледника, большая облачность не позволяла машине подняться выше. В 16.30 по местному времени вертолет ударился стойкой о льды и потерял управление, закрутился и врезался в ледник.  

Хвостовая балка разрушилась, альпинисты, находящиеся в момент аварии в хвостовой части машины, вылетели и практически сразу погибли. Момент крушения зафиксировала экшн-камера, на которую Павел Михайлович снимал из иллюминатора горные вершины.    

- Когда я почувствовал, что мы летим на пределе, и сейчас может произойти непоправимое, я, видимо, забыл ее выключить. Практически все, кто находился в машине, слабо помнят момент крушения. В первый момент все, кто ударился, были без сознания. Мне казалось, что я помню все, но когда позже я просмотрел видео, оказалось, что примерно две минуты я был без сознания. На моей записи слышны были стоны и крики людей о помощи, - вспоминает спасатель.

«Я просто делал свою работу»

Когда Павел Михайлович пришел в себя, перед ним предстала страшная картина. «Вертушка» лежала на боку, рядом – раненые альпинисты, повсюду разбросаны вещи. Превозмогая жуткие боли в спине, он машинально пошел помогать людям. В глазах двоилось от контузии, было ощущение, что от удара оторвалась почка. Обращать внимание на свои травмы не было времени.

- Не нужно делать из меня героя, я просто делал свою работу, - оговаривается Павел Михайлович. - Я привык работать спасателем, вижу, что человеку требуется помощь - иду. Увидел, что пилот лежит, прижатый вертолетом. Попытался вытащить его в одиночку, не получилось. Вместе с борттехником и еще одним гидом попробовали приподнять вертолет, подтащили лопасти, но безуспешно. Через 20 минут пилот умер.   

Дальше на автопилоте спасатель пошел осматривать других пострадавших. У двенадцати выживших были различные травмы, почти у всех - переломы ребер и сотрясение мозга. Шубин нашел свой рюкзак с аптечкой, и начал ставить обезболивающие инъекции тем, кому они были необходимы. Одному альпинисту Павел Михайлович помочь не смог: у него была тяжелейшая травма - перелом бедра с большим смещением. Оказать раненому полноценную помощь вне стационара было невозможно. Спустя два часа мужчина умер от шока и внутреннего кровотечения.

Спасатель признается – он не один помогал людям. Те, кто мог ходить, в ненастье и ветер устанавливали палатки для раненых. Высокая влажность сковывала одежду, многие из пострадавших долго не могли прийти в себя. Павел Михайлович и сам с трудом передвигался, наклоняться и уж тем более поднимать тяжести он не мог. Ставил уколы, стоя на коленях. Только позже он понял всю серьезность своего состояния. 

Титан защитил от смерти

Ждать помощи к вечеру было бесполезно - плотной стеной шел снег. Ночь пришлось провести в горах. Утром встало солнце, погода разъяснилась. Стало понятно – раненых обязательно найдут. Сразу после крушения по спутниковым телефонам удалось связаться с фирмой-организатором лагеря, с экстренными службами, которым были переданы точные координаты падения вертолета. Неизвестно, по каким причинам, но спасительные «вертушки», вылетевшие вскоре на поиски пострадавших, не замечали обломков и пролетали дальше. 

- Вся надежда была на аварийные дымовые сигналы с разбившейся машины. От удара они отлетели вместе со створками вертолета метров на 30. Только когда я нашел их, нас, наконец, заметили с воздуха, - вспоминает спасатель.   

Первая «вертушка» села на место крушения только в обед. Следом - вторая, третья. Пострадавших погрузили на борт и доставили в Душанбе, где сразу передали врачам. Не смотря на дикие боли, Павел Михайлович отказался от госпитализации – побоялся. Дело в том, что его позвоночник держался на металлической конструкции. Как выяснилось позже, от сильного удара о ледник толстые железные стержни сломались. Если бы не они, перелома позвоночника было бы не избежать.  

Стержни установили в 2009 году, когда при подготовке к учениям главный спасатель Бурятии получил производственную травму. Тогда из-за резкого порыва ветра сложился купол его мотопараплана, и Павел Михайлович упал с высоты примерно в 25 метров. С компрессионным переломом поясничного позвонка его доставили в Республиканскую клиническую больницу им. Н.А.Семашко, где нейрохирурги провели ему сложную операцию. Если в двух словах - вставили в позвоночник титановые винты и соединили их креплениями. 

В то время бурятские нейрохирурги только начинали осваивать этот вид операций, поэтому на помощь был срочно вызван из Иркутска врач Андрей Рычков. Операция прошла успешно, и буквально через считанные месяцы спасатель полностью восстановился и продолжил работу в поисково-спасательной службе.

Второе спасение

- В Душанбе я написал три отказа от госпитализации. Я знал, что у меня в спине болты, и почитал, что лучше я покажусь своим врачам, которые когда-то установили мне эту металлическую конструкцию, - говорит спасатель. 
  
18 августа, вернувшись в Бурятию, Павел Михайлович обратился к врачам нейрохирургического отделения Республиканской больницы. Оказалось, что необходимых для операции металлоконструкций в распоряжении медиков нет. 

- У нашего пациента были установлены не производимые сегодня балки и винты одной известной фирмы, к которым у нас нет подходящих металлоконструкций и инструментария, так как врачи Республиканской больницы работают с материалами других компаний. В поисках нужных имплантов мы обратились к иркутскому коллеге Андрею Рычкову, у него нашлись необходимые стержни и инструменты, и мы позвали его на совместную операцию, - рассказал Эдуард Борисов, заведующий нейрохирургическим отделением больницы.

Операция по замене имплантов, которую провели заведующий нейрохирургическим отделением Эдуард Борисов, врачи Булат Цыбиков и Андрей Рычков, прошла успешно. Павел Шубин уже выписался из больницы.  

- Я не болен, здоровье у меня прекрасное, сейчас я восстанавливаюсь после травмы, - делится спасатель. - По совету врачей я потихоньку начал заниматься физкультурой, сейчас катаюсь на горном велосипеде. Благо у меня рядом с домом горы и лес. Я очень благодарен врачам, которые и в первый, и во второй раз прооперировали меня. Они сотворили настоящее чудо.

На вопрос, рискнет ли он вновь совершить восхождение в горы, Павел Михайлович удивился – «конечно, да, а разве может быть иначе?». 

- Это уже неизлечимо, - улыбается спасатель. - Человек, который серьезно начал ходить в горы, уже не может без них прожить. Я знаю многих альпинистов, которым уже за семьдесят, и они продолжают заниматься любимым делом. Конечно, каждое восхождение сопряжено с риском. Там и лавины, и камнепады, и трещины, ледовые обвалы. Но это того стоит.

Вспоминая недавнюю трагедию в горах, Павел Михайлович посоветовал не заострять внимание на его персоне. По его мнению, ничего геройского в его поступках нет:

- Я обычный человек, как все. Ничего особенного в том, что я сделал, нет. Наверное, на моем месте многие поступили бы также. Это нормально – помогать людям, попавшим в беду.

Любовь Ульянова, «Номер один»
Фото из личного архива П. Шубина
^