29.09.2018
После кризиса на алюминиевых заводах Дерипаски Байкал начал оживать
Заводы бизнесмена стали потреблять меньше энергии, и тут же уровень воды в озере пришел в норму

Совсем недавно американцы позволили западным компаниям заключать сделки с компаниями, подконтрольными Олегу Дерипаске. Правда, временно – до 23 октября. И хотя час икс уже ближе, эксперты предполагают, что США пойдет на еще ряд отсрочек, чтобы не ставить под угрозу западный бизнес.

Сам Дерипаска предпринимает меры, которые могли бы свидетельствовать о том, что он готов договариваться. К примеру, он согласился сократить ниже 50% свою долю в крупнейшем акционере «Русала» — компании En+. Сейчас бизнесмен контролирует 48,13% «Русала» через En+, в которой ему принадлежит 66%. С 25 мая Дерипаска покинул совет директоров «Русала». Также в отставку подали семь членов совета директоров, а также гендиректор Александра Бурико. Позднее акционеры избрали новый состав совета директоров. 

Как сообщает «ТАСС», доля Дерипаски и членов его семьи в капитале En+ должна быть передана в управление организациям или доверительным управляющим, которых согласует минфин США. Таковы условия снятия санкций.

Правда, по сообщениям РБК, Олег Дерипаска не согласился с выдвинутыми американским минфином условиями вывода алюминиевой компании из-под санкций.

«Условия, выдвигаемые OFAC (отвечающее за применение санкций подразделение Минфина США. — РБК), неприемлемы и лишены экономического смысла, согласиться на них не представляется возможным», - рассказал РБК источник, осведомленный о ситуации на переговорах.

Таким образом, иркутские алюминиевые заводы сейчас испытывают не лучшие времена. Каковы же будут последствия для Бурятии? И как это отразилось на экологии Байкала?

На пороге катастрофы

Все мы помним историю с обмелением Байкала. Уровень воды начал снижаться ниже минимального. Ученые обвинили во всем Иркутскую ГЭС, которая, по их мнению, и «сливала» Байкал. При этом основным потребителем электроэнергии в области были алюминиевые заводы Олега Дерипаски.

Это вызвало серьезную реакцию в обществе, которая в итоге вышла на федеральный уровень и стала одним из поводов ограничить Олега Дерипаску санкциями. К примеру, в конце прошлого года Международная экологическая коалиция «Реки без границ» выступила против намерения федерального правительства позволить чиновникам и гидроэнергетикам произвольно изменять уровень воды в озере Байкал в пределах более чем двух метров в интересах водо-, тепло- и энергоснабжения не названных поименно предприятий в нижнем бьефе Иркутской ГЭС. По мнению экологов, такой «слив» Байкала может привести к нарушению Россией недавнего решения Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО в части охраны уникального объекта природного наследия – озера Байкал.

К слову, предельный уровень Байкала составляет 456 метров. В 2016 году он опускался до 455,71 метра, в 2017 – до 455,71 метра.

Одновременно со снижением уровня Байкала стали происходить и другие события и явления, касающиеся экологии озера. Во-первых, это распространение водоросли под названием спирогира, которая буквально захватила озеро. Во-вторых, заметно снизилась популяция омуля, что стало причиной для введения запрета на его вылов. И, в-третьих, вокруг Байкала начали усиленно гореть леса. Объемы лесных пожаров были колоссальны, каждый год в Бурятии из-за этого вводился режим чрезвычайной ситуации.

Санкции в радость

Что же изменилось после того, как аппетиты иркутских алюминиевых заводов поубавились? Давайте взглянем на цифры по уровню Байкала на сегодня. При предельном уровне в 456 метров сегодняшний уровень, по данным Енисейского бассейнового водного управления, - 456,81 метра. То есть по сравнению с предыдущими годами уровень Байкала вырос больше чем на метр.

Во-вторых, этим летом в Бурятии было заметно меньше пожаров. Кто-то скажет, что дело в дождливой погоде. Но эксперты уверяют, что после повышения уровня Байкала, повысился и уровень рек. Скорость воды в реках стала ниже, следовательно, вода начала скапливаться в верховых болотах и тайге. Отсюда  больше осадков, да и влажная тайга горит хуже.

До сих пор ничего не слышно о спирогире, которая еще недавно была самым страшным кошмаром для Байкала. Плюс, по слухам, количество омуля в реках, которые впадают в Байкал, на удивление, большое.

Таким образом, Бурятии, судя по всему, не очень выгодно, чтобы Олег Дерипаска и минфин США договорились. Точнее, это невыгодно экологии Бурятии и озера Байкал. Ведь если на одну чашу весов положить экономические интересы крупного бизнесмена, а на вторую – экологическую безопасность объекта всемирного наследия, то перевес будет явно не в пользу «олигарха». А то, что эти две вещи взаимосвязаны, мы уже разобрались.

Между тем, в пресс-службе Иркутского алюминиевого завода «Номер один» сообщили следующее:

«На территории Иркутской области сегодня действуют два алюминиевых завода – в Шелехове и Братске. С момента введения санкций в апреле 2018 года ни один из них не снижал объемов потребления электроэнергии. Заводы продолжали и продолжают работать на полную мощность, не снижая объемов выпуска готовой продукции. Таким образом, выводы о том, что улучшение экологической ситуации на Байкале связано со снижением активности алюминиевых заводов Иркутской области в период действия санкций Минфина США, не только поверхностны, но и неверны, - пояснили в пресс-службе шелеховского филиала ПАО «РУСАЛ Братск».

Владимир Пашинюк, «Номер один»
Фото: russianstock.ru
^