24.11.2018
По лезвию модных тенденций
О том, как театр кукол в поисках новых форм рискует «поменять ориентацию»

Театр кукол «Ульгэр» - единственный в Бурятии, получивший самую авторитетную театральную премию «Золотая Маска» несколько раз. Его недавняя инсценировка пушкинской сказки «Руслан и Людмила» вновь претендует на «Золотую Маску», причем сразу по четырем номинациям. Питерский режиссер Яна Тумина, с которой театр сотрудничает не первый год, номинирована как «Лучший режиссер в театре кукол». Но свой последний спектакль в «Ульгэре» она поставила вовсе без кукол. 

Театр кукол без кукол – хорошо это или плохо? На этот счет есть разные мнения.
 
Все, что модно
 
В ноябре «Ульгэр» вновь представил зрителям спектакль «И звали его Домино» по мотивам повести Эрнеста Сетон-Томпсона. Спектакль получился необычным. Еще бы, ведь впервые в истории театра обошлись без кукол. Актеры-кукольники волей режиссера и сценографа спектакля Яны Туминой неожиданно вышли на первый план.

Действие открывается танцем, который длится, кажется, дольше, чем нужно, но актерам это явно в радость. Танцы среди сена сменяют посиделки людей за столом, сидение лис в норе, и вот в этом калейдоскопе интересных театральных решений для зрителя есть одно небольшое, но стабильное напряжение – понять, кто есть кто.

Где люди, где лисы, где куры, утки и в какой момент меняется облик главного героя – черно-бурого лиса Домино? Один артист сменяет другого, и, видимо, это означает, что Домино вырос.



Благодаря эффектному ходу мы понимаем, что по сцене бегут многочисленные лисы, а их «хвостики» из тонкого материала, словно огоньки рыжего пламени, рассекают пространство над сценой. Никаких хвостов, пришпиленных к актерам, все символически, со вкусом. Но порой символов становится больше, чем легкости, с которой зрители могут это принять. 

Кроме всего прочего, спектакль водный – пространство в центре сцены наполнено водой, повсюду летают брызги, которые тоже символизируют то полноту жизни, то ее радость, то стихию и, наконец, реку, в которой тонет злейший враг главного героя – охотничья собака Гекла. Сено в курятнике, харчевня, река и лисья нора должны калейдоскопически сменять друг друга в голове смотрящего. И не всегда ясно - кто хороший, а кто плохой. Зато очевидно – в этом спектакле есть все, что сейчас модно.
 
Улан-удэнские театры уже давно приняли и переняли тот язык символов, который пришел на смену традиционному театру. Теперь повествование со сцены уже не рассказ, а воздействие на зрителя символами, образами, которые он обязан понимать. А если не понимает? Значит, не дорос, не сумел раскрыть ум и сердце настолько, чтобы они откликнулись…

Спектаклю про лиса Домино многие аплодировали стоя. Атмосфера в нем все же была, усиленная именно этим «перекати-поле-сеном», пылью курятника и брызгами воды. Было все, кроме со-чувствия и со-переживания.
 
Дубинка вместо инструмента
 
Не секрет, что театр изменился. Не только в Бурятии, но и везде. В «Ульгэре», однако, сохраняют баланс, и сегодня труппа работает над постановкой нового спектакля другого питерского режиссера – Андрея Князькова. Этот мастер известен своим традиционализмом и выучил большинство актеров этого театра. Историю про бурого лиса Домино режиссер обсуждать отказался, но кое-что выяснить нам все-таки удалось.
 
- Мое ощущение, что театр кукол вымирает, и я, наверное, этого уже и не скрываю, – с такой неожиданной фразы заслуженный мастер начал свое общение. - Искусство театра кукол постепенно прекращает свое существование как жанр. Много ли у нас в стране театров кукол, использующих в полной мере не только тростевую, но и вообще куклу? Чаще всего кукла уже используется просто как мебель, а спектакль становится похож на бесконечную перестановку, производимую в определенной планировке...