19.06.2015
Тункинский район Бурятии захватила саранча
Тункинский район Бурятии захватила саранча
Тункинский район Бурятии захватила саранча
Тункинский район Бурятии захватила саранча
Тункинский район Бурятии захватила саранча
Тункинский район Бурятии захватила саранча
Местные жители сообщают о невероятной активности насекомых.
Сенокосные угодья могут сильно пострадать от этих насекомых. Известно, что саранча приносит огромный урон хозяйствам, за 1—2 часа они могут уничтожить сотни и тысячи гектаров посевов. Есть другая сравнительная характеристика:  одна тонна саранчи за один день съедает столько, сколько нужно для насыщения 2,5 тыс. человек. Летающие полчища способны передвигаться со скоростью 15-20 км/ч и лететь без перерыва почти сутки. Жаркая и сухая погода - идеальные условия для саранчи. Эти насекомые - реальная угроза для человека. 

В своем блоге Юрий Зверев рассказал о том что происходит сейчас в Тунке: 

Какой только мерзости в Тунке не побывало со времен «перестройки». Это и «шпанская мушка», и сибирский шелкопряд, и картофельная нематода, и луговой мотылек. Иксодовые клещи стали настоящей напастью для тункинской тайги: если раньше заготовитель черемши ловил на себе от силы пять-семь паразитов, то в последнее время в некоторых местах их можно «нахватать» до полусотни. Кедровые леса на довольно значительных площадях погубил смертельный вирус и «затаился», ожидая удобного момента, чтобы наброситься с новой силой на могучие деревья. Не менее опасные «вирусы»: человеческой жадности с одной стороны и равнодушия с другой привели к тому, что в Тунке практически не осталось доступного местным жителям строевого леса – его вывезли в Китай. То, что вывезти не успели, погибло в свирепых пожарах, которые уничтожили огромные площади в урочище Бадары и во многих других местах. У всех на памяти пожар, который едва ли не полностью уничтожил село Улбугай. 

В это лето приключилась новая проблема – саранча. 

10440632_440666252771022_3684057412360134760_n.jpg

Еще неделю назад казалось, что это всего лишь безобидные кузнечики, слегка «расшалившиеся» от жары, которая начала опускаться на долину. Но с каждым днем их становится все больше, и, похоже, покосы в окрестностях сел Шимки и Хужиры уже попали в рацион прожорливых тварей. Они уже сбиваются во внушительные стаи, и становится тревожно, что они могут превратиться в огромную биомассу, которая может съесть все на своем пути. Кто знает, может, мои опасения преувеличены (хотелось бы верить), но столько паразитов я еще не видывал, а жара, которая превращает поля в настоящий инкубатор, отступать не собирается. Я точно помню, что в годы моего детства и юности, ничего подобного не происходило. Что происходит с природой и с нами? Лет десять назад я спросил одного «заготовителя леса», не боится ли он, что Тунка останется без строевого леса, на что он мне ответил: «Чего ты паришься! На наш век хватит!» Видимо, и дети, и внуки ему были «по барабану». 

Два года назад саранча угрожала сразу восьми районам Бурятии. Тогда насекомых остановили химические обработки и холодные ночи. Минсельхоз Бурятии высказывал серьезные опасения за потерю урожая, писал "Номер один"

^