21.01.2016
Прокуратура готова в суде бороться с бездействием городских чиновников
Десять лет назад в Улан-Удэ была закрыта легендарная городская свалка на Стеклозаводе

Огромный свалочный полигон многие годы принимал мусор столицы Бурятии. И вот сейчас юбилей его закрытия. Сразу скажем - безрадостный. 

«Поселок Ельцина»

Улан-удэнская стеклозаводская свалка – пожалуй, самая известная свалка России. Так, скандальный телеканал НТВ в свое время раза 3-4 повторял в эфире снятый его журналистами репортаж о Бурятии «В ожидании Чингисхана». Идея репортажа основывалась на негативных сторонах жизни республики. О своей жизни, в том числе, рассказывали обитатели этой грандиозной свалки. 

«Поселок Ельцина» - так называли в народе комплекс вырытых в земле землянок, где жили бомжи. Свалка на Стеколке входила в число экзотических мест города. В свое время жизнь здесь била ключом. 

Днем на территории постоянно находились несколько десятков человек, сменяя друг друга. Среди них были не только местные жители землянок, но и малообеспеченные жители Улан-Удэ, приезжавшие сюда, чтобы ухватить выброшенные партии просроченных сосисок, собрать стеклянные или пластиковые бутылки, поискать металл, одежду. 

Когда на полигон заезжал очередной мусоровоз, его с энтузиазмом встречали люди с палками, баграми, чуть ли не с гарпунами. Водители сбавляли скорость, боясь, что кто-то попадет под колеса. 

Мусоровоз со «свитой» из людей-мусорокопателей, старающихся ни на шаг не отстать от машины, со стороны выглядел даже немного смешно. Быть первым у вываливающегося мусора – вот какая задача стояла перед каждым. 

В свежий мусор тут же вонзались десятки палок-ворошилок. На концах у некоторых бывали прикреплены крючья, чтобы удобнее цеплять добычу. 

Под ногами крутились собаки, всегда были стаи чаек, которые тоже кормились на свалке. Мусор, в котором не оставалось ничего привлекательного для бомжей, обрабатывали бульдозерами. 

На кострах, горевших на краю полигона, обжигали провода. Черный дым от горящей изоляции клубами поднимался к небу. 

Санитары природы

За металлом и вязанками пластиковых бутылок регулярно приезжали скупщики. Частенько платили спиртом, самопальной водкой, которой увлекались местные. Вредные привычки были повсюду. Пили, закусывая просроченными сосисками и плесневелым хлебом. В «поселке Ельцина» с удовольствием общались с прессой, разрешали спуститься в землянки. Не один репортаж со свалки вышел тогда в бурятских газетах. А электричество для освещения землянок воровали. 

Бомжи были настоящими санитарами природы, хоть и сортировали отходы не от хорошей жизни, а от безысходности. То, что не вытащили из баков их городские «коллеги», никогда не ускользало от их орлиного глаза, меткой палки и загребущей руки. 

В один прекрасный день это все закончилось. Бомжи были в шоке - массовое поступление мусора прекратилось, землянки разогнали. Самую известную свалку страны закрыли. 

Ждем чуда?

Выровненная свалка должна была быть оставлена в покое на три года, чтобы дать усадку. За это время слои мусора, накопившиеся за десятки лет, должны были окончательно дать финальную усадку, а часть органики, которая может перегнить, за три года перегнила бы. Если бы республика имела теплый климат, то срок был бы, вообще, два года. 

Шло время. Но в Улан-Удэ про рекультивацию как будто забыли. Закрытое «море» твердых бытовых отходов «вылеживается» до сих пор. 

Складывается впечатление, чиновники надеются, что свалка ежегодно будет давать усадку за усадкой, омываться дождями, морозиться, уменьшаться и, в конце концов, покрывшись травой да кустарниками, когда-нибудь чудесным образом сама исчезнет с глаз долой. 

Конечно, такое может случиться, но разве что через сотни лет. 

Общество не может ждать веками и поэтому абсолютно справедливо возмущено тем, что кто-то, видимо, пытается переложить свои обязанности на природу… Ведь городские чиновники уже в 2010 г. могли приступить к рекультивации. 

«Не то что могли, - уточняет Ирина Чистякова, старший помощник Восточно-Байкальского межрайонного природоохранного прокурора, – они обязаны были это сделать». 

Судя по всему, вопрос о судьбе свалки вот-вот получит окончательное решение. 

«Мы проверяли в апреле 2015 г., выезжали на место. По итогам внесли представление в комитет городского хозяйства администрации г. Улан-Удэ. Они дали ответ, что готовится распоряжение о выделении денежных средств из Резервного фонда на проект рекультивации данной свалки. 

Поскольку мы держим ситуацию на контроле, в конце года запрашиваем - предусмотрены ли средства в бюджете на 2016 г. Нам отвечают, что денег очень мало, и глава города пока не дает денег на рекультивацию», - рассказывает представитель прокуратуры о последних событиях вокруг полигона. 

Судьбу свалки решит суд

Призывы изыскать средства, сделать проект и начать облагораживать полигон не возымели должного эффекта. А это достаточно долгий процесс. Сначала необходимо провести торги, чтобы выбрать организацию, которая будет делать проект. Затем он должен пройти экологическую экспертизу – получить положительное заключение. А потом надо изыскивать денежные средства на саму рекультивацию, проводить торги на ее проведение. 

Сейчас никто не знает, во сколько обойдется рекультивация такой большой площади. 

Столкнувшись с такой позицией муниципалитета, прокуратура приняла решение обратиться с иском в суд. Надзорное ведомство будет ходатайствовать о понуждении администрации города произвести рекультивацию данной свалки. «Ведь ситуация с места не сдвигается. Иск в суд общей юрисдикции еще не направлен, но уже готовится. Окончательное решение примет суд», - предупреждает Ирина Чистякова. 

На стеклозаводском полигоне рекультивации подлежит 63 га. 

Ситуация на свалке, закрытой десятилетие назад, показывает и отношение к экологии в Улан-Удэ. В структуре мэрии есть специализированный отдел природопользования и охраны окружающей среды. Может ли он, со своей стороны, предпринять что-то для ускорения рекультивации?

«Возможности бюджета небезграничны. В перечень самых актуальных вопросов, к сожалению, видимо, наша свалка не попадает. Мы не бездействуем. Каждый год просим, делаем попытки получить финансирование. К тому же, идут жалобы от граждан, которые живут в районе свалки Стеклозавода и кладбища – просят что-то сделать. 

Даже если свалка закрыта, кто-то начинает выбрасывать мусор в пакетах. Даже не на сам полигон, а за его пределами. Вокруг создается новая несанкционированная свалка. Сторож не может за всеми уследить», - говорит Ольга Очирова, начальник отдела природопользования. 

Сейчас в отделе готовят очередной ответ природоохранной прокуратуре, почему до сих пор нет проекта рекультивации, почему не ведутся работы. 

На подготовку проекта необходимо около 3 миллионов рублей. Учитывая, что Улан-Удэ расположен на Байкальской территории, муниципалитет все равно будет вынужден заняться свалкой. 

Свою лепту в рекультивацию свалки могли бы внести «стеклозаводские» депутаты Народного Хурала и горсовета. Им регулярно выделяются бюджетные средства на осуществление проектов на своих избирательных округах, выполнение наказов избирателей. Увы, пока не слышно, чтобы депутаты от этого отдаленного округа (с непростой социальной обстановкой) поднимали указанную проблему. 

В Улан-Удэ можно добывать газ?

Кстати, в различных источниках отмечается, что в период рекультивации свалка твердых бытовых отходов может быть постоянным, надежным источником свалочного газа. Он образуется в результате брожения органики в «теле» полигона, где идет процесс биохимического разложения. 

В основном свалочный газ состоит из метана и диоксида углерода. Такой газ зачастую собирают и обрабатывают, чтобы он стал пригоден для использования в качестве топлива. 

С экономической стороны, самыми подходящими для сбора свалочного газа являются полигоны с толщиной слоя мусора более 10 м и накопивших более миллиона тонн мусора. Однако сколько тонн мусора находится на стеклозаводской свалке, никто не знает. 

Петр Санжиев, «Номер один»
Фото: "Номер один"
^