04.05.2016
Правительство Бурятии упорно игнорирует один из лучших проектов по охране Байкала
Со времен СССР он пылится на полках у чиновников

Прекратить сливать в Селенгу 

Что будет, если, например, г. Улан-Удэ – главный загрязнитель Селенги и Байкала – прекратит сбрасывать стоки с очистных сооружений в реку? 

У этой идеи есть не только серьезные аргументы, но и специалисты, готовые защитить такой проект перед экономистами, экологами и чиновниками.

«Речь надо вести не только об уровне очистки стоков, но и о прекращении их сброса в Селенгу. За счет реконструкции очистных сооружений не уменьшить объем стоков. По всем канонам, их надо уводить от рыбохозяйственных рек», - говорит Агей Ветошников, инженер-гидротехник, всю жизнь занимавшийся в республике орошением, осушением, мелиорацией.

В Бурятии даже изобретать ничего не нужно. Со времен СССР республика имеет готовое наследие ученых в виде разработанного, экономически просчитанного, но давно забытого проекта. 

Эх, не успели 

В 1987 году было принято постановление бюро ОК КПСС и Совета министров Бурятской АССР №5-27/1 от 05.06.1987 г. «О мерах по обеспечению охраны и рациональному использованию природных ресурсов бассейна оз. Байкал в 1987-1995 гг.».

Согласно одному из пунктов, был дан старт работе по прекращению сброса стоков в Селенгу.

Минводхозу, Госагропрому и «Бурводстрою» предписывалось изыскать и построить земледельческие поля орошения с использованием стоков г. Улан-Удэ. В других пунктах к этому делу привлекались ученые БНЦ.

Начался подбор и обсуждение мест для организации указанных полей.

Кто-то предлагал построить 35-километровый трубопровод в Тапхарскую впадину - накапливать там и использовать для орошения иволгинских просторов. Но там близко стоят грунтовые воды. Кто-то предлагал засушливую мухоршибирскую Тугнуйскую долину. Ровная, как стол, вдали от рыбохозяйственных рек, грунтовая вода глубоко и малочисленное население.

Работа над прекращением сброса стоков шла в плановом порядке, но начался развал СССР, катастрофические 1990-е годы, и Бурятия была вынуждена остановить работу в этом направлении.

Не успели просто-напросто...

С широко закрытыми глазами 

Сменились тысячелетия, прежние вожди ушли, не успев закончить дело. Сливаем в реку. Как это прекратить? Вернуться к советским наработкам на новом витке истории! Сделать важнейший шаг за всю историю охраны Байкала. Однако в бурятском правительстве и парламенте ничего не говорят по этому поводу. И ничего не делают. Только отворачиваются.

А гадить-то в канализацию все мастера, и не один раз в день.

Но ведь стоки можно использовать и с пользой. Например, на земледельческих полях – землях, предназначенных для выращивания кормов для скота и птицы.

«Воду, которая прошла очистные сооружения, надо забирать и перекачивать на подобные поля, использовать, получать урожаи. Земледельческие поля орошения входят в комплекс очистных сооружений. Поступающих объемов хватит на 40-45 тыс. га полей», - поясняет Агей Ветошников.

Стоки в Селенге не приносят никакой пользы, а даже наносят вред, убивая икру омуля и не только. На полях они помогут резко повысить урожайность, нарастить производство кормов безо всяких удобрений. Ведь стоки сами по себе уже, в том числе и азотистые, удобрение.

Тугнуйская долина будет мощной «фабрикой кормов».

«Выходящие с очистных стоки надо перекачивать по трубе, с помощью нескольких насосных станций, в Мухоршибирский район. По пути своего следования трубопровод будет забирать стоки других населенных пунктов - Онохоя, Заиграево, свинокомплекса «Восточно-сибирский» (от комплекса можно сделать свою трубу) и т.д.

В районе Шабура стоки пойдут вниз по трубопроводу уже самотеком. Масштабы получения кормов, многолетних трав позволят обеспечить ими все животноводство Бурятии. Даже в Читу и Монголию сможем продавать. Просто корма использовать надо не напрямую, ветеринары запретят, а пропускать через термообработку», - описывает общую схему наш собеседник.

Такое применение сточных вод давно известно. Это одно из мероприятий комплексного использования и охраны водных ресурсов. Располагаясь на берегу Байкала, республика абсолютно не интересуется опытом работы со стоками, который есть.

Например, в Сибири есть опыт Лузинского свинокомплекса агрохолдинга «Омский бекон». Мощность комплекса 240 тыс. голов, площадь земледельческих полей орошения - 5,2 тыс. га. Данный комплекс посещал сам Владимир Путин.

Наиболее крупной из построенных в СССР систем орошения сточными водами является Бортническая (под Киевом, Украина) - площадь орошения 23,3 тыс. га.

«Прекращаем с вами переписку…» 

Улан-удэнец бьется за прекращение сбросов в Селенгу, привлекает внимание к проблеме. В апреле нынешнего года Управление президента РФ по работе с обращениями граждан и организаций прислало Агею Ветошникову письмо.

«В правительстве РБ запрошены необходимые для объективного и всестороннего рассмотрения вашего обращения документы и материалы», - пишут из Москвы.

Что направят в Москву республиканские власти, легко представить. И правительство, и Хурал давно сообщили Агею Ветошникову свою позицию. Они называют проект... нецелесообразным.

Тратить, как в 2015 г., деньги бюджета РБ на закуп кормов в других регионах, наверное, более целесообразно.

В правительстве республики считают, что данный проект стоит 90 миллиардов рублей. Чиновники также считают, что это вызовет рост тарифа, и кивают на какой-то заказник, который будто бы обязательно пострадает. Агей Ветошников оспаривает каждый их довод.

«Например, откуда взялся такой баснословный расчет в 90 миллиардов? Мне никто ничего не показывает», - говорит инженер о маневрах чиновников.

Трясина 

Увидев безнадежность решения проблемы на местном уровне, защитник Селенги и Байкала не раз обращался в Москву. Московские бюрократы пересылают его письма в… Улан-Удэ, они попадают в минприроды Бурятии, и там все вязнет, как в болоте.

«Сколько мне с ними воевать-то? А Путин говорит, что надо поднимать село, наращивать выпуск сельхозпродукции. И я написал президенту России», - говорит наш собеседник.
 
Вообще, власти Бурятии заняли неконструктивную позицию.

Раз отвергаете переброску стоков в Тугнуйскую долину, тогда предложите свой вариант прекращения сброса улан-удэнских стоков в главный приток Байкала. Вместо Мухоршибирского района найдите другое место для создания земледельческих полей орошения. Любите ездить в командировки? Езжайте перенимать опыт других.

Ничего этого не делается. Итоговым ответом минприроды Бурятии Ветошникову было: «В случае повторного обращения переписка будет прекращена».

Действительно, зачем искать варианты прекращения сбросов в Селенгу, когда можно прекратить переписку? Второе куда легче первого... Ведь ищешь варианты или нет - чиновничья зарплата не изменится. 

К тому же на защиту озера можно просить и получать деньги, а затем азартно их распределять на конкурсах и прочей «движухе». Получается постоянный круговорот денег. И этот процесс очень нравится бурятским чиновникам.

Петр Санжиев, «Номер один»
Фото: "Номер один"


В связи с ужесточением требований связанных со сбором и хранением персональных данных, мы отказались от размещения комментариев на нашем сайте. Если вы желаете высказаться по тому или иному информационному поводу, предлагаем сделать репост публикации в любую соцсеть и оставить свой комментарий на личной странице.


^