20.07.2016
Сотрудники сельскохозакадемии уже сегодня могут оказаться без крыши над головой из-за ошибок руководства
Люди боятся, что их дома могут снести в любой момент, ведь по факту они являются самовольщиками

Люди боятся, что их дома могут снести в любой момент, ведь по факту они являются самовольщиками. Такой статус им «помогло» приобрести прежнее руководство БГСХА, при котором «раздали» федеральные земли под нецелевое использование. Как получилось, что заслуженные профессора, доктора наук и доценты могут вмиг оказаться на улице и кто же все-таки в этом виноват, разбирался «Номер один».

Деньги на ветер?

История пятилетней давности до сегодняшнего дня хранилась в секрете. Работники одного из ведущих вузов Бурятии просто боялись рассказывать о своей проблеме. В лучшем случае их могли отчитать, а в худшем – уволить по любым причинам. И вот сейчас, спустя годы хождений по мукам, люди на условиях анонимности решились рассказать о том, как их обмануло собственное руководство.

– В 2011 году Ученый совет БГСХА принял решение раздать своим сотрудникам под строительство домов землю. Ранее эта земля использовалась академией для выращивания овощей. Кстати, это самое решение Ученого совета куда-то неизвестным образом пропало, – рассказывают сотрудники госучреждения.

На основании теперь уже «утерянного» решения юристы составили список. Каждому желающему отмерили по восемь соток, и в считаные дни на месте пустыря образовалось ДНТ «Ургаса». Председателя выбрали на собрании дачников – им стал некто Борис Тыскинеев, сотрудник БГСХА и предприниматель по совместительству. Новый «начальник» тут же принялся собирать с людей деньги на проведение инфраструктуры и дорожную обсыпку. 

– Каждый из нас заплатил по 134 тысячи рублей, все внесенные средства были оформлены как членские взносы. Для 11-го года 134 тысячи – это огромные деньги, на них мы могли бы приобрести нормальные участки. Если бы мы знали, конечно, чем это обернется, – вздыхают работники.

О том, что на эту землю Ученый совет не имел права «запускать» людей без согласия Росимущества, дачники не знали. Поэтому сразу же принялись облагораживать и застраивать свою, как им казалось, территорию.

– Данный участок находится в федеральной собственности и обременен пользователем БГСХА. Земля предоставляется академии для сельхозназначений, соответственно, строительство домов на нем не предусматривается, – комментируют сотрудники Управления Росимущества в Бурятии.

Около трехсот участков, двухэтажные коттеджи, брусовые дома и дворовые постройки в один момент превратились в самоволки. Не оставалось ничего иного, как идти на поклон к председателю. Тот, в свою очередь, пообещал «устаканить» все вопросы, а после начал избегать встречи с членами ДНТ.

Деятельные помощники

Кому-то из дачников все-таки удалось разведать обстановку раньше, чем вскрылся обман, и понять, что перевести федеральные земли, используемые не по назначению, в собственность муниципалитета – дело затяжное, если не совсем «гиблое». Они ринулись перепродавать участки без документов первым попавшимся провинциалам. Те же, кто сидел далеко от «руководства» и находился в неведении, молча ожидали хоть каких-то действий.

– Председатель нам обещал каждый раз, что отчитается. А потом его в СИЗО забрали, обыск в кабинете проводили, печати изымали, кажется, они фальшивые были. Оказывается, он совместно со своей женой организовал еще одно ДНТ и там они проводили какие-то махинации. Может, и у нас в членских книжках тоже фальшивые печати стоят? Мы не знаем, а обратиться в прокуратуру боимся – нас уволят сразу, – говорят несостоявшиеся дачники.

Сам председатель не отрицает, что проверки его деятельности действительно проводились, но все закончилось, с его слов, благополучно. Впрочем, подробностей по этому вопросу Борис Тыскинеев не дает. Зато разъясняет причины долгоиграющего оформления ДНТ «Ургаса».

– Я не занимался как таковым оформлением документов, больше всего я занимался благоустройством. Оформлением занимался юридический отдел. Было два пакета документов. Один – это отказ учредителя от земель, а второй пакет – это ходатайство Иволгинского района о готовности принять землю. Росимущество постоянно заворачивало пакет Иволгинского района, то одно не так, то другое, – рассказывает председатель.

Добиваться передачи земель, со слов Бориса Тыскинеева, все это время помогал и помогает бывший ректор. Но, похоже, после ухода в 2013 году с должности Александр Попов с головой ушел в депутатские дела, предоставив эту проблему новому руководству. На наш звонок Александр Попов отреагировал положительно, но от прямых вопросов все-таки пытался «увильнуть».

– За последние два года я первый раз услышал об их проблемах от вас. Надо просто в этом плане работать, надо с Росимуществом работать и постепенно переводить. Там, насколько я помню, есть разрешение Минсельхоза России. Просто время нужно, там никто не занимается этим делом, насколько мне известно. Одни разговоры! Председатель пусть занимается этим делом, на то он и председатель, – говорит бывший ректор БГСХА и нынешний депутат Народного Хурала Александр Попов.

Поспособствовать своим бывшим коллегам в разрешении созданной при его ректорстве проблемы депутат желания не изъявил. 

Всё решает ректор

В министерстве имущества нам пояснили, что руководством академии изначально была выбрана неправильная тактика. В первую очередь, при организации ДНТ был допущен ряд серьезных ошибок.

– Есть ФЗ-66 по порядку создания ДНТ. То есть люди должны были стоять в очереди в поселении «Гурульба», должна была быть принципиальная нуждаемость в участках. Все это было нарушено. Ученый совет хоть что может решить, это их личное мнение. По закону же это решение никакой юридической силы не имеет. Предоставлять участки должен был уполномоченный орган, то есть Росимущество Бурятии, – рассказывает Михаил Гатапов, заместитель начальника отдела землеустройства и землепользования министерства имущества Бурятии.

Но прежде чем создавать ДНТ, сотрудники БГСХА должны были поменять целевое назначение своих земель. А именно: включить свой участок в генплан Гурульбинского поселения. Тогда запрет на использование картофельных полей под строительство сняли бы в считаные дни. Со слов председателя, на сегодняшний день участки включены в генплан. Но у Росимущества имеются еще вопросы.

– В настоящее время рассматривать вопрос о предоставлении федеральных земель гражданам для постройки невозможно, поскольку существует мораторий – 234-е постановление РФ. Рассматривается вопрос о переводе участков в муниципальную собственность. Только после того как БГСХА откажется от участка, можно будет рассматривать вопрос о передаче земель из федеральной в муниципальную собственность, – рассказывают в Управлении Росимущества Бурятии.

Решить проблему перевода земель из федеральной в муниципальную собственность сможет только новый ректор. Он должен написать отказ от использования данных земель под насаждения, согласовать это решение с учредителем, то есть с Минсельхозом России, и отправить документы в Росимущество. Со своей стороны, поселение «Гурульбинское» должно направить согласие на прием под свое крыло данных участков. После рассмотрения документов проблема вынужденных «самовольщиков» будет решена. Земли перейдут муниципалитету. 

А там уже все будет зависеть от кадастровой стоимости иволгинской земли, но, так или иначе, людям придется заплатить за свои участки второй раз. По сегодняшним расценкам, стоимость одного дачного надела составит около 30 тысяч рублей. Если же оформление затянется еще на несколько лет, можно будет говорить о более серьезных суммах.

Почему это не было сделано раньше, никто ответить не может. Даже бывший ректор «забыл» о причинах бездействия.

Проблема в том, что и сейчас этот вопрос решить никто не сумеет. На посту только исполняющий обязанности ректора, который не имеет полномочий подписывать отказ от использования земель. Когда планируется избрать постоянного ректора, в БГСХА не сообщают. Возможно, просто никто не захочет брать на себя ответственность за судьбу нескольких десятков человек. И пока руководство академии стоит в стороне, работники БГСХА, среди которых есть заслуженные педагоги и профессора, боятся потерять свои дома. К слову, у одного из вынужденных «самовольщиков» на этом фоне уже случился инсульт.

Елена Темникова, «Номер один»
Фото: "Номер один"
^