12.06.2018
Улан-Удэ превращается в высохшую пустыню
Летом жителям столицы Бурятии приходится несладко

Город становится раскаленной сковородкой. Укрыться от солнца негде. На центральных улицах есть фонтаны, газоны, но нет деревьев, дающих прохладу и тень. Так называемые парки города представляют собой жалкое зрелище с умирающими от болезней и старости деревьями.

Между тем, как сообщают чиновники, на озеленение города выделяется 15 миллионов рублей. При этом десять из них  уходит на высадку цветов, которые, увы, не очищают воздух, не поглощают пыль и выхлопные газы.

Варварская обрезка

Более того, вместо посадок новых деревьев у нас умудряются их еще кощунственным способом обрезать. А в 2016 году в Улан-Удэ и вовсе удалили подчистую около пятисот деревьев. Здесь заинтересованы предприниматели, получающие деньги из бюджета, – администрация города выделила больше полутора миллиона рублей на стрижку и вырубку зеленых насаждений.

Так, обрезка одного тополя обходится в семь тысяч рублей. Выжить после такой операции (топпинг) удается не всем нашим зеленым друзьям. На изуродованные деревья больно смотреть. Топпинг – это варварский способ обрезки деревьев, при котором удаляется вся крона до определенной высоты (обычно три-девять метров от земли) и все боковые ветви.

Вместо того чтобы сажать новые деревья, коммунальные хозяйства пытаются продлить «срок эксплуатации» быстрорастущих и недолговечных пород деревьев, находящихся в аварийном состоянии. И даже если дерево после топпингования  выживает, оно уже не дает полноценной кроны. Вторичная крона  имеет слабое крепление к стволу, и через семь-десять лет начинает сама собой отваливаться, а ствол гнить. Дерево не может найти в себе сил восстановиться и умирает раньше времени. Об эстетике даже говорить не приходится: вид топпингованного дерева наводит улан-удэнцев не на самые приятные аналогии.

«Дерево теряет свой естественный вид и превращается в инвалида с ампутированными конечностями»,  «уничтожать за час дерево, набиравшее силу и красоту десятилетиями, – так могут делать только жестокие люди», – считают горожане.

В черном списке

Тем временем Улан-Удэ находится в списке самых загрязненных городов страны.  Частные дома в столице отапливаются углем и дровами, при горении которых образуются канцерогены. Использование угля приводит к выбросам серы и других токсичных загрязнителей. Они оказывают негативное влияние на сердечно-сосудистую и дыхательную системы и способствуют развитию онкологических заболеваний. Масла в огонь подливает и ТЭЦ-1, которая катастрофически  ухудшает экологическую ситуацию в городе.

Если быть точнее, воздух в бурятской столице отравляет бензапирен. По данным Росстата, в феврале прошлого года его концентрация в Улан-Удэ превысила норму в 24 раза. В такой ситуации именно зеленые насаждения – надежная и проверенная защита от загрязнения воздуха, их справедливо называют «легкими города». Они и украшают город, и оздоравливают окружающую среду.

Как должно быть

Как же превратить наш город в  «зеленый»  – за разъяснениями  мы обратились к кандидату сельскохозяйственных наук, почетному ветерану РАН Хышикто Будаеву. Еще в 1985 году ученый написал книгу «Леса зеленой зоны и озеленение городов и сел Бурятии», в которой  было подробно описано, какие древесно-кустарниковые породы предпочтительнее для нашего города, как выращивать и ухаживать за ними.

– В 80-е годы  питомники лесхозов республики, Улан-Удэ выращивали посадочные материалы в достаточном объеме. И главное, они были дешевые. Я, например, взялся за озеленение нашего академгородка: здания БНЦ, вокруг жилых домов, детского сада. Привозил посадочный материал из Селенгинска и Тохоя, люди приходили на субботники сотнями, и мы озеленяли наши улицы и площади. В Улан-Удэ озеленению подлежат старые улицы, квартальные площади, но ведь создаются новые кварталы, которые тоже нуждаются в зеленых зонах, – говорит Хышикто Будаев.

Что необходимо для улучшения озеленения города Улан-Удэ? В первую очередь, надо решить вопрос дешевого посадочного материала. Раньше в городе действовал «Горзеленстрой» на Левом берегу, где его выращивали. Второе – позаботиться об ассортименте посадочного материала.

– Мы не можем город засадить одним тополем, должны быть береза, клен ясенелистный, ильм забайкальский, вяз мелколистный, черемуха и другие кустарники.  Озеленение в Улан-Удэ надо создавать на основе испытанных местных древесно-кустарниковых пород. Например, невозможно в Улан-Удэ разводить кипарис и другие экзотические деревья. В этом отношении прежний опыт в Улан-Удэ сам подсказывает, ведь озеленение в городе началось еще с царских времен, – комментирует ученый.

Раньше на Верхней Березовке был плодово-ягодный сад, где имелся уголок – дендрарий. Там занимались интродукцией – внедрением древесно-кустарниковых пород других ареалов. Испытывали дуб, лип,  вяз шершавый.  Но не приживались они, при сильных морозах вымерзали.

Тополя без пуха

– А тополя – не вымерзают. Говорят, алтайский тополь не пушащий, его хорошо бы высаживать. Если убрать тополь, у нас озеленения совсем не будет видно. Тополь дает самую большую листовую зеленую массу, кислород, поглощает пыль и шум в городе. Например, по улице Солнечной  плотный тополевый ряд мог бы поглощать газ, дым, шум автомобилей, стал бы биологическим заграждением, – считает Хышикто Раднаевич.

Надо озеленять  не только улицы, внутриквартальные площади, но и все берега Селенги и Уды, которые занимает город. По берегам очень хорошо тальник растет, а также другие деревья. По словам ученого, это общая лесная зеленая площадь могла бы улучшить экологическую обстановку в городе: выделять кислород, влагу, поглощать пыль, давать тень от жары.  Да и город стал бы красивее.

Словом, чтобы улучшить озеленение, нужны деньги и посадочный материал, необходимо подготовить людей, которые могут правильно сажать и ухаживать.

– Вся наша беда в том, что сажать-то кампанией сажаем, а потом забываем поливать. Все-таки сегодня на улицах города пока еще прежние деревья и кустарники, посаженные в советское время, когда водовозы постоянно поливали, особенно в жару. Если деревья приживутся в первые пять лет, то далее они сами будут влагу доставать. В сухие периоды и критические моменты надо поливать и поддерживать озеленение.

Нужен специальный проект

Что касается городских парков и садов, то здесь просто необходим  специальный проект.

–  Однажды возник целый разговор, почему чахнут сосны в парках города, почему происходит их суховершинистость. Например, в конце 70-х годов  меня пригласили в парк Орешкова. Я заметил, что там под естественными деревьями сосны дополнительно стали сажать кусты желтой акации. Площадь питания уменьшилась, и сосна начала усыхать.

Кстати, в целом сосна для нашего города – дерево неподходящее. И вот почему.

- В Улан-Удэ  на значительной территории  росла сосна. Вся Зауда  была под естественной сосной, например, где нынче  расположены 40-е кварталы. Прошлые насаждения сосны сохранились лишь единично. Сосны плохо себя чувствуют в городской среде, потому что вечнозеленая хвоя постепенно выпадает, забивается смогом. Дыхание у  хвои затрудняется. А вот лиственные породы в вегатационный период поработали, накопили древесину, отмерли, и снова новые листья появляются.  Конечно, растет ель на площади Советов, но это дорогое удовольствие. По всему городу такое экономически невозможно.

Хышикто Будаев уверен: сейчас, когда многие производства в Улан-Удэ закрылись, воздух мог бы стать намного чище, чем, к примеру, в советское время. Если бы не одно «но»:

– Из-за того что производства не стало, тонкосуконная фабрика, стеклозавод не работают, намного чище стало. Но на «пупе» города работает ТЭЦ. Давно пора что понять, что надо переносить эту ТЭЦ. Перешли бы на газ, но углем же топят. У нас в основном дуют северо-западные ветра. Ветер прижимает дым к земле, и дышать горожанам очень опасно. А зимой смог от автомашин. К сожалению, электромобили до нас нескоро дойдут.

Остается только надеяться, что власти Улан-Удэ наконец-то обратят внимание на проблему, которая из года в год становится все острее. Ведь даже непрофессионалам ясно – нужны проекты, планирование, помощь экспертов. И уж, конечно, ежегодные многомиллионные затраты на цветы проблему загрязненности воздуха не решат никак.

Дулма Баторова, Василиса Шишкина, «Номер один»
Фото: «Номер один»
^