30.06.2018
Депутаты раскритиковали работу бурятских фондов по поддержке бизнеса
Еще несколько лет назад и у власти, и у СМИ было много вопросов к бурятским фондам поддержки бизнеса

На эти вопросы тогда отвечали, что фонды работают недавно и попросту ничего еще не успели сделать. Но прошло время, и сейчас в ответ на вопрос «что сделано?» депутаты Хурала опять услышали ответ, что эффекта пока нет, но он появится в ближайшее время. Впрочем, это касается не всех фондов.

Неликвидное наследство

– Лично меня удивляет: два года назад про фонды гремело везде. Хорошо работают, плохо работают – но гремело. А последние полтора года – никакой информации. Как будто какой-то стабильный застой или у нас все идеально там. Или упали донизу, и нечего обсуждать. Но это тоже косвенный показатель. Когда о тебе ничего не говорят, ни хорошего, ни плохого, то, видимо, работа стоит на месте, – удивлялся информационному затишью председатель комитета по экономической политике Народного Хурала Анатолий Кушнарев.

Таким выводом он открыл совещание «Об эффективности деятельности организаций инфраструктуры инвестиций и поддержки малого и среднего предпринимательства». Депутаты пригласили директоров трех основных структур, входящих в состав этой инфраструктуры: Фонда регионального развития, Фонда поддержки малого предпринимательства и Гарантийного фонда.

Борис Дымбрылов, возглавляющий ныне Фонд регионального развития, был назначен в июле прошлого года. Он пришел на смену Анатолию Думнову, к которому у представителей власти накопилось немало претензий.

Это фонд как таковой денежной поддержки предпринимателям не оказывает. Его задача – находить инвесторов и сопровождать на всем протяжении реализации их проектов: помогать решать земельные вопросы, собирать пакет документов на получение господдержки в других структурах, предоставлять всю необходимую информацию и тому подобное. Кроме того, недавно фонду передали новые полномочия. Теперь все инвестпроекты перед стартом должны проходить через экспертизу этого фонда. И только после положительной резолюции они могут начать реализацию при поддержке правительства.

– Данная экспертиза позволила нам пересмотреть старую базу проектов, которая досталась нам в наследство. Из примерно 40 проектов, которые были на сопровождении у фонда до 2017 года, более 20 было отправлено на расторжение. Причин много: это и непроработанные бизнес-идеи, это и отсутствие финансирования. Но самое главное –  отсутствие фильтра при поступлении таких проектов как в правительство, так и в фонд, - рассказывал Борис Дымбрылов.

Инвесторы – не местные

В итоге старую базу проектов почти полностью заменили на новую, которая была наработана буквально за год.

– Среди новых проектов, которые мы заключили за последние полгода, – это десять проектов, – докладывал Борис Дымбрылов. – Мы проанализировали объем привлеченных инвестиций за первый квартал этого года, и 98 процентов дали те проекты, которые поступили в наш фонд согласно новым установленным правилам.

Среди самых успешных проектов – тепличный комплекс в Гусиноозерске стоимостью два миллиарда рублей, который реализует московская компания. Завод минеральных наполнителей в Заиграевском районе, который также претворяют в жизнь москвичи. Китайский инвестор реализует проект под названием «БПЛК» в области переработки древесины. Этот же инвестор уже сложился в проект по выращиванию в Бурятии орхидей и собирается запускать туристический комплекс.

Единственный из перечисленных проектов, который реализуется местным инвестором, – строительство в Улан-Удэ крематория.

– Он важен с экологической точки зрения, поскольку у нас, как вы знаете, кладбища переполнены. Инвестор готов приступить к строительству уже в этом году. Выделен земельный участок в районе Спиртзаводской трассы, – рассказывал Борис Дымбрылов.

– Получается, местных инвесторов у нас практически нет, никто не хочет вкладывать деньги? – задавали вопрос депутаты Хурала.

– По нашим республиканским инвесторам мы сейчас совместно с министерством экономики вынашиваем идею создания общественного гарантийного фонда. Когда у нас есть определенный перечень проектов, и мы понимаем, что есть ряд предпринимателей, у которых есть свободные денежные средства. И мы готовы предложить те проекты, которые пройдут через экспертизу нашего фонда, готовы предложить их нашим инвесторам. Чтобы они заходили совместно либо отдельно. Проекты до 100 миллионов рублей, – отвечал Борис Дымбрылов.

Один к одному

Вопросов новому председателю задавали достаточно много.

– Я слышал от многих предпринимателей, что они не знают о вашей деятельности. Например, компания «БИН» очень много денег вложила в сельское хозяйство, несколько десятков миллионов рублей. Полностью свернули проект. Мне кажется, одна из причин – что они не нашли общего языка с местными властями и не видели перспектив. Хотя компания достаточно крупная, и то, что они ушли – это большая потеря. Крупных инвесторов у нас мало, – говорили депутаты.

Борис Дымбрылов согласился, что эта компания важна для республики, и рассказал, что сейчас фонд отрабатывает с ними два проекта. Оба – в сфере сельского хозяйства.

– Каков эффект от этого фонда? Насколько можно сказать, что мы получили определенную долю прибыли, для того чтобы зачислить ее в бюджет Бурятии? Или это еще только будет нарабатываться? Хотя много лет это фонд работает, и почему-то всегда говорят, что мы только нарабатываем, – вопрошала депутат Екатерина Цыренова.

Здесь Борис Дымбрылов смог пояснить только по поводу будущих отчислений в бюджет. Так, по его словам, на 2018 год в планах фонда привлечь в два раза больше инвестиций, чем в предыдущем. Такая же планка установлена на 2019 год.

По предыдущим периодам картину разъяснил замминистра экономики Тимур Будаев.

– С 2012 по 2016 год объем субсидий – 90,5 миллиона на содержание аппарата фонда и все прочее. По налоговым отчислениям по сопровождаемым проектам за 2012–16 годы поступления мы мониторили в размере 93,9 миллиона рублей, – говорил он, отмечая, что этого, конечно, недостаточно. Ведь потратили денег столько же, сколько привлекли.

В итоге депутаты пришли к выводу, что до сих пор эффективность фонда была равна нулю.

– Среди депутатов есть мнение, что этот фонд не нужен. Вы правильно сказали, «цыплят по осени считают». Когда будем формировать бюджет на 2019 год, депутаты вернутся к вопросу о сокращении фонда, – говорил депутат Сергей Бужинаев.

– Борис Доржиевич был в нашем комитете месяца два назад. Мы с ним обстоятельно поговорили. И видно, что человек думающий. И он хочет навести там порядок, и он его наводит. А как оценить работу его предшественников, которые руководили этим фондом до его прихода? То есть по сути деньги бюджетные проедались, как и в 2014 году, эффекта не было. Инвестиционный климат не тот был, кризис, санкции, может, повлияли – не знаю, – говорил Анатолий Кушнарев.

В итоге решили признать работу фонда за отчетный период недостаточно эффективной. И рекомендовать его руководству направить усилия на поиск инвесторов с реальными возможностями.

– Чтобы у нас не было этих пустышек, которые заходят и уходят, – подытожил Анатолий Кушнарев.

Деньги в одни ворота

Не совсем довольны депутаты и работой Фонда поддержки малого предпринимательства Бурятии. Одно из главных направлений работы этого фонда – выдача микрозаймов. Бизнесмены могут взять в долг сумму до трех миллионов рублей сроком до трех лет под десять процентов годовых.

– Пользование микрозайма в один миллион рублей будет стоить для предпринимателя порядка 50 тысяч рублей в год. Имеется индивидуальный график погашения, отсутствует комиссия, имеется возможность досрочного погашения микрозайма без санкций и штрафов. Данная поддержка пользуется большой популярностью. Только за прошлый 2017 год было поддержано предпринимателей на общую сумму 160 миллионов рублей. За первое полугодие 2018 года было поддержано на 59 миллионов рублей, – докладывала директор фонда Санжита Бальжанова.

Ее содокладчица – замминистра промышленности Екатерина Кочетова – рассказала, что, к сожалению, о существовании фонда и поддержки в виде микрозаймов знают немногие. И это – существенный минус работы.

– У меня такое ощущение складывается, что им может быть выгодно, чтобы о них не знали, – отреагировал Сергей Бужинаев, имея в виду, что поддержку в этом фонде получают одни и те же предприниматели.

– Я согласна, что для спокойствия душевного, конечно, мы дадим тому, надежному, чем придет какой-то ненадежный, и потом уходить с ним в судебные тяжбы и рушить себе все показатели, – отвечала Екатерина Кочетова. – Если предприниматель исполнил все свои обязательства, у него возникает законное право обратиться снова.

Между тем денег в фонде на предоставление займов не хватает. И когда предприниматели обращаются за поддержкой, многие из них получают отказ. Государство же не спешит выделять деньги на эти цели.

– На этот год у нас нет капитализации на микрофинансовую деятельность, – продолжала Екатерина Кочетова. – Мы ежегодно заявляемся на 300 миллионов. Нам отказывают, потому что наша отрасль финансируется по остаточному принципу.

Не обошелся без проблем и Гарантийный фонд Бурятии. Его задача – выдавать банковские гарантии предпринимателям, которые берут коммерческие кредиты. Если бизнесмен не смог оплатить долг банку, его выплачивает бюджет.

– С 2015 года мы наблюдаем резкий скачок по выплатам обязательств Гарантийного фонда. По состоянию на 1 января текущего года выплаты у нас составили почти 190 миллионов рублей, – говорил директор Гарантийного фонда Андрей Пермяков.

Несмотря на это, работу последних двух фондов депутаты решили признать удовлетворительной. Однако, чтобы усилить контроль за тем, как расходуются бюджетные средства на поддержку бизнеса, было принято решение обязать фонды отчитываться перед Хуралом каждый год. Ближайший такой отчет назначен на апрель будущего года.

Станислав Сергеев, «Номер один»
Фото: "Номер один"
^