03.10.2018
Эржена Жамбалова пообещала побороть в театре «энергетику ненависти»
Новый директор надеется найти понимание с группировками в оперном

3 октября министр культуры Бурятии Соелма Дагаева официально представила общественности нового директора Театра оперы и балета Эржену Жамбалову. Это произошло в здании правительства на созванной пресс-конференции.

Красивые слова и «море опасений»

Эржена Жамбалова пришла в Оперный из Бурдрама, где работала художественным руководителем.

«Приказ подписан. Эржена Зугдаровна приступает к своим обязанностям с 8 октября. У нее очень большой опыт руководящей работы именно в сфере культуры. Тринадцать лет возглавляла филармонию. Прежний директор уволена по статье 278 Трудового кодекса – расторжение трудового договора по инициативе работодателя, учредителя. Статья не подразумевает виновные действия», - заявила министр в начале пресс-конференции. Она также подчеркнула достижения Жамбаловой в Бурдраме.

«Мне трудно далось это решение, честно скажу», - сказала новый руководитель оперного театра.

Каким видится Жамбаловой будущее театра? Оказалось, что она видит его «добрым, светлым, хорошим и успешным». Но никакой реальной конкретики практически не прозвучало.

«Давайте изначально отбросим такие вопросы – как, что вы собираетесь делать. Я неделю назад об этом не подозревала. Хотя очень переживала за своих коллег, понимала, что там происходит, больно было это со стороны наблюдать», – ввела в уныние прессу Эржена Жамбалова.

Она призналась, что на новом месте у нее «море опасений». Действительно, бурятский Оперный театр - это коварное море с острыми подводными скалами.

«Я приду туда, на свою службу, в понедельник. Дальше будет видно», - сказала Эржена Жамбалова.

Оперный и энергетика ненависти

Кот Леопольд в мультфильме жил под лозунгом «ребята, давайте жить дружно». На пресс-конференции неожиданно пришел на память его светлый образ. Из уст новоиспеченного директора прозвучала идея консолидации и спокойствия.

«Энергетика ненависти имеет способность быстро расширяться. Но ведь все, кто работает в театре, хотят, чтобы театр был лучше. Ни у кого нет задачи, чтоб театр был хуже. Я понимаю, что-то такое происходит, и чем дальше, тем ком наворачивается страшнее и больше. Я не говорю, что приду и все там разрешу. Мое решение в том, чтобы прийти и сказать – ребята, давайте все вместе», - честно призналась Эржена Жамбалова.

«Вы надеетесь найти общий язык со всеми группировками внутри оперного?», - спросил корреспондент «Номер один».

«Я - да», - прямо ответила Жамбалова.

Что думают группировки о призыве к миру - пока неясно.

Безо всякой иронии и сарказма, мы пожелаем успеха новому директору в этом сложном деле. Если удастся снизить накал многолетних страстей в коллективе, снять пласты старых счетов и внутренних обид, то это даст новый толчок к творческому подъему театра. К «жамбаловскому Ренессансу» театра оперы и балета, если хотите.

«Театр, как человек. Он может заболевать, он имеет и способность выздоравливать», - оптимистично заявила СМИ директор.

Театр, по ее образному выражению, недомогает.

Линховоин «должна быть» в театре

В театре, как известно, пишут заявления об увольнении. Как оказалось, ни одно еще не подписано руководством.

«Так что я не думаю, что это совершенно решено. Заявления написаны, а не подписаны. Поэтому приду 8-го и посмотрю», - пообещала новый руководитель. Например, про Дариму Линховоин было сказано, что она должна быть в театре.

Об иностранцах и местных

Что директор театра думает по поводу иностранцев, которые работают в нем?

«Я на эту тему сейчас особо не задумывалась. Я должна видеть бумаги. По каким контрактам они работают. Если эти контракты правомочны в юридическом плане и если иностранцев любит наша публика, то почему нет?», - полагает Жамбалова.

Тем не менее, радует, что Жамбалова считает одним из приоритетов поиск собственных талантов и воспитание нового поколения.

«Налаживание отношений с нашими колледжами – колледжем искусств и хореографическим колледжем», - порадовала директор.

Акт проверки не анализировала

Увольнению прежнего директора театра предшествовала проверка Счетной палаты. Как прозвучало на пресс-конференции, оказалось, что в учреждении культуры допускались нарушения.

«Подобные нарушения были в 2012 и в 2014 году. Мне это дало основание расторгнуть трудовой договор. Уволен был только директор, больше никто», – разъяснила прессе министр Соелма Дагаева.

В то же время Дагаева не исключила, что попавшая в опалу Аюна Цыбикдоржиева в будущем вновь займет какую-либо должность в сфере культуры.

«Жизнь, она такая. Все может быть», - философски отметила министр.

Новый директор пока не анализировала акт проверки театра Счетной палатой.

«Еще не успела. Посмотрела, но поверхностно. Еще предстоит вникать», - сказала она в ответ на вопрос «Номер один».

Финансовую обстановку в театре Эржена Жамбалова считает «достаточно благополучной».

Ясно, что финансовая опора оперного – многомиллионная помощь из республиканского бюджета. Расходы же и закупки учреждения вызывают недоумение – порой они дробятся на кучу мелких лотов (на сумму менее ста тысяч рублей). Продолжится ли это? Ясного ответа не последовало, так как Эржена Жамбалова хочет лучше разобраться в этих закупках и потом делать выводы.

Но как быть с разрывом в доходах, который отмечается среди артистов в оперном?

«Думаю, не должно быть такого. Тут все будет зависеть от директора. Министерство не может вести хозяйственную деятельность за учреждение», - отметила Соелма Дагаева по этому поводу.

Однако она резонно обратила внимание на необходимость разработки ясного положения о премировании, о зарплате. «Все, кто работают, должны четко понимать, видеть это положение – в каком случае они получать столько-то денег, премию», - считает министр.

Теперь в оперном обещают разработать указанное положение. Почему его не разработали в прошлые годы, никто прояснить не сумел.

«Самый главный человек в театре – это артист. Нет артиста – нет театра», - заявила прессе новый директор театра.

Можно ли самым главным человеком в театре также назвать и зрителя, спросить никто из журналистов не рискнул. Можно ли сказать «нет зрителя – нет театра» тоже никто не поинтересовался.

Фото: «Номер один»
^