04.10.2018
В Бурятии родственники погибшего старика выиграли войну с полицией
Они самостоятельно расследовали дело о ДТП

83-летнего жителя Сотниково сбил грузовой автомобиль средь бела дня два года назад. Получив травмы, несовместимые с жизнью, дедушка еще 6 часов пытался выкарабкаться с того света, но не смог. Водитель, совершивший смертельный наезд, своей вины не признает и уже несколько раз менял показания.

Зять и дочь погибшего уверены в том, что мужчина просто хочет уйти от ответственности. Изучив вопрос досконально, родственники сами нашли доказательства вины водителя и сумели добиться возбуждения уголовного дела. Более того, пострадавшие уверены – большинство наездов на пешеходов в Бурятии расследуются спустя рукава, а все выводы делаются на основании показаний виновников ДТП.

Сходил за хлебом

Баир Степанович Манхеев (имя и фамилия изменены по просьбе родственников) прожил жизнь, что называется, настоящего трудового человека. Полжизни посвятил преподаванию истории в школе, где и познакомился со своей будущей супругой – учительницей математики. С ней прожил в браке более 55 лет. Несколько лет до пенсии работал бригадиром на сотниковской птицефабрике. После выхода на пенсию он свою жизнь посвятил детям и внукам, был заядлым дачником. Энергии и жизнелюбию пожилого мужчины можно было только позавидовать. Так, каждый день пенсионер выходил на прогулку и быстрым пешим шагом проходил от 2 до 3 километров. Не ленился дедушка и по несколько раз в день ходить в близлежащий продуктовый магазин.  

Вот и в тот страшный день он пошел в близлежащий магазин за булкой хлеба. И домой больше не вернулся.

- Проходит час, второй. Мне стало на душе тревожно, решил пойти встретить тестя, - рассказывает зять Баира Степановича Михаил. – Увидел возле продуктового огни машины ГАИ, подошел. Мне сказали, что тут недавно сбили дедушку. Показали его сумку, я сразу ее узнал.

Грузовой автомобиль, наехав на 83-летнего дедушку, буквально раздавил его, как катком.  Врачи сразу сказали родным, что такие травмы несовместимы с жизнью. И признались, что удивлены тому, что мужчина не умер на месте. Но дедушка еще долгих шесть часов боролся со смертью.

- Он был в коме и, не приходя в сознание, умер. Было страшно смотреть на него, весь в крови, переломанный. Это была страшная смерть, и мой отец не заслужил вот такого конца, - со слезами на глазах вспоминает дочь погибшего Тамара.

Не благодаря, а вопреки

К сожалению, смертельные наезды на пешеходов в Бурятии случаются часто. Обстоятельства бывают разные: плохая видимость или неадекватное поведение самих пешеходов. В данном случае родственники уверены, дедушка в случившемся не виноват.

Начнем с того, что ДТП произошло средь бела дня. На малооживленной небольшой дороге с двухполосным движением. Обзор в обе стороны - на 100 метров. Единственный нюанс – дедушка переходил дорогу не по пешеходному переходу.

- Он переходил дорогу, водитель грузовика должен был увидеть его издалека и притормозить. Вместо этого он зачем-то решает не тормозить, а объехать пешехода на «деревенский» манер – обогнув его впереди. Для этого водитель даже заехал на встречную полосу, там его, получается, и догнал, и сбил. То есть, если бы он не поменял полосу движения и ехал бы дальше так, как ехал, то дедушка спокойно бы ушел дальше. Для чего нужно было так вилять и буквально ехать за жертвой? Чтобы задавить ее на «встречке»? – возмущается дочь погибшего.

В ответ на все доводы родственников дедушки следователь СО ОМВД по Иволгинскому району твердила одно и то же – оснований для возбуждения уголовного дела  нет. И даже видеозапись, которая была приобщена к делу только усилиями родственников, не стала для следователя Дашиевой непреложным доказательством. Более того, складывалось ощущение, что следователь не очень-то была рада, что в деле появился этот вещдок.

- Считается, что следователи должны помогать расследовать дела. В нашем случае все было ровно наоборот. Мы расследовали, помогали. А нам словно мешали, - утверждает Михаил. – Когда я узнал о том, что в магазине, возле которого был наезд, есть видеозапись, на которой видна проезжая часть, то сразу сообщил об этом следователю. Предупредил, что в скором времени запись будет стерта. В ответ тишина. Сотрудники магазина нас предупредили, что 3 ноября архив автоматически будет уничтожен. Но утром 3 ноября запись так и не была изъята. Мы срочно едем с женой в Иволгу, пишем заявление в прокуратуру. Прямо при нас прокурор звонит Дашиевой, она отвечает ему, якобы прямо сейчас она едет за записью. Вот таким путем нам удалось добиться того, чтобы самое важное доказательство вины водителя было приобщено к делу.

Более того, чуть позже тот же самый следователь призналась, что потеряла видеозапись. Однако Михаил успел сделать копию и вновь передал ее сотруднику полиции. После того как водитель узнал о существовании видеозаписи, его показания поменялись кардинально.

Нестыковки налицо

- Сначала в показаниях он описывал все так. Он ехал, увидел дедушку. Дедушка внезапно остановился, начала махать ему рукой, мол, проезжай. И когда до него оставалось 17 метров, дедушка вдруг бросился бежать через дорогу. Водитель пытался его объехать, но не успел. Но на видеозаписи видно, что дедушка никому руками не махал и все это выдумки водителя, - говорит Михаил.

Кроме того, сначала водитель говорил, что обзору дороги якобы мешала стоявшая на его пути «Газель». Правда, чуть позже она почему-то уже стала грузовой фурой. Но следователя путаница в показаниях нисколько не смущала.

- Следователь нам заявила, что, мол, вашего отца все равно не вернешь, зачем мы «преследуем» водителя? Еще говорила, что показаниям водителя надо верить, ведь он был на месте происшествия, а мы нет. Это профессионально, как вы считаете? – недоумевает Михаил. – Именно потому, что мы никогда не вернем отца, хотим добиться справедливости. Чтобы водитель перестал врать о том, что наш отец суицидник, который сам бросается под колеса.

По мнению Михаила, именно из-за этой предвзятости в документах дела была допущена ошибка, которая по сей день играет роковую роль.

- Я узнал, что у виновника наезда есть связи в полиции. Не знаю, слухи это или нет, но он выбрал выгодную позицию. Ведь в этих случаях важен момент возникновения опасности. Со слов водителя, пешеход бросился бежать через дорогу, будучи на расстоянии 17 метров от него. И если бы это было правдой, то технически все верно. За это время он бы не успел сманеврировать. Но ведь это ложь. По нашим расчетам, расстояние до пешехода было 53 метра. А значит, вина водителя налицо, - говорит Михаил.

Проблема в том, что важное уточнение «со слов водителя» в последующем куда-то волшебным образом испарилось из документов. И те самые воображаемые 17 метров вдруг превратились в утверждение, а не в версию. Тем не менее Михаил, вынужденно превратившись в следователя, изучил все методические пособия, разобрался в формулах, сделал свои подсчеты и выводы и  сумел убедить высшие эшелоны МВД в своей правоте. Спустя два года после ДТП Следственным управлением МВД по РБ возбуждено уголовное дело. Более того, две последних автотехнических экспертизы подтверждают расчеты и доводы Михаила. Однако говорить о полной победе еще рано. Судебные разбирательства в самом разгаре.

Василиса Шишкина, «Номер один»
Фото: PressFoto
^