12.10.2018
Клан Матхановых теряет влияние в Бурятии
Времена, когда ему доставались лакомые куски госсобственности, завершились

Неудавшаяся попытка приватизации профсоюзных курортов Аршана депутатом Народного Хурала Иринчеем Матхановым стала завершающим аккордом кампании по переводу ранее всесильного политика и бизнесмена в разряд просто богатых людей.

Времена, когда известному клану Матхановых доставались по сходной цене самые лакомые куски государственной и муниципальной собственности, когда они многое могли решать и в политике региона, завершились. А отказ по курортам завершил процесс «равноудаления» местных олигархов и политиков от принятия серьезных решений в регионе.

Оборвавшийся курортный роман

В конце сентября на своей странице в Фейсбуке депутат Народного Хурала  Иринчей Матханов выложил пост, полный негодования и обиды: «Уехал подальше от нашей душегубской кошмарной политики, где до сих пор правят дяди Баиры во всех извращённых формах. И, как всегда, сам во всем виноват, думал, наконец-то люди держат свои слова...». После чего обиженный депутат уехал горевать и отдыхать в Португалию, а затем в Канаду.  

Судя по всему, людьми, «которые не держат свои слова», могли быть профсоюзные боссы региона, с которыми ранее договорился Иринчей Матханов с целью получения контроля над профсоюзными курортами региона. О чем «Номер один» уже сообщал.

Не исключено, что речь могла идти не только о словах, но и о неких более материальных вещах  «в конвертах» при продвижении сделки по продаже курорта. Причем поначалу и правительство республики было не против того, что у испытывающего финансовые проблемы «Аршана» появился бы новый инвестор.  По крайней мере, на одно из писем депутата-бизнесмена в правительство РБ летом этого года был дан положительный в целом ответ. Однако в последний момент глава Бурятии Алексей Цыденов принял решение взять курорты под крыло региональных властей. В результате, как говорят наши источники, те задатки и обещания о передаче курортных объектов Иринчею Матханову действительно остались словами и пустой тратой времени и денег.

Напомним, что получение контроля над курортами было давней, можно сказать, стратегической мечтой Иринчея Матханова.  Практически с того времени, как в середине «нулевых» годов депутат отошел от оперативного управления водочным заводом «Байкалфарм». Тогда формально произошло разделение алкогольной империи между тремя братьями Матхановыми - Иринчеем, Михаилом и Владимиром.

Средний брат - Михаил Матханов - взял на себя управление водочным заводом со всеми имиджевыми проблемами, связанными с непрозрачным алкогольным бизнесом. Младшему - Владимиру Матханову – «дали путевку» в Народный Хурал, а затем семья приобрела и мандат депутата Госдумы от «Единой России».

Позже Владимира продвинули на пост заместителя председателя правительства РБ по социальной политике. Тем самым младший Матханов как бы выравнивал балансы семьи: пока один продавал алкоголикам водку, второй на уровне правительства формально пытался исправить то, что натворил «Байкалфарм» со здоровьем населения региона.

Как скупали Бурятию

В свою очередь, старший из братьев – Иринчей - сосредоточился на большой политике, не забывая, естественно, о приобретении региональных активов. Он возглавил БРО «Справедливая Россия», также пройдя в Госдуму уже по списку партии. Имея высокий статус и, как говорят, поддержку со стороны высокопоставленных федеральных силовиков, тогдашнего мэра Улан-Удэ Геннадия Айдаева и зампредседателя правительства РБ Александра Чепика, он  подбирал плохо лежащие активы - от МУП «Городские маршруты» до плохо управляемых республиканских гостиниц.

В результате Иринчей Матханов скупил все самые крупные отели в центре города – «Байкал», «Бурятию», «Гэсэр».

- Однако гостиничный бизнес никогда не считался высокодоходным, и дополнить приобретения могли курорты Аршана, - говорит источник из бывшего окружения Матханова.

Попытки прикупить курорты предпринимались давно. Однако бывший глава Бурятии Вячеслав Наговицын не шел на его просьбу по одобрению  передачи курортов. В то же время в тот момент, когда «Байкалкурорт», которому принадлежат «Аршан» и «Саяны», попал в тяжелую финансовую ситуацию, глава РБ не стал инициировать сделку по передаче курортов в собственность республики. Посчитав это бесцельной тратой денег.

Большие перспективы

Поговаривают, что против Матхановых в правительстве РБ играло и так называемое «тункинское» лобби в лице всесильного в ту пору бизнесмена, а затем и главы Тункинского района  Андрея Самаринова (ныне находящегося под следствием). Именно тогда был запущен мем, мол, «в Бурятии  стало слишком много Матхановых». Имелось в виду и в  политике, и в экономике.

Причем к 2014 году основной источник «пополнения оборотных средств» клана Матхановых - алкогольный завод «Байкалфарм» - самоликвидировался, нанеся ущерб кредиторам и поставщикам в несколько миллиардов рублей. Одновременно значительно выросли потоки внутреннего туризма, что несло за собой хорошие перспективы для вложения выведенных из алкогольного бизнеса средств.

При этом, как отмечает наш источник, «Матханов мечтал превратить тункинские курорты в региональный аналог Белокурихи - знаменитого и высокодоходного алтайского курорта».

Вполне возможно, что на проект удалось бы привлечь деньги (инвесторов и свои личные, поскольку банки вряд ли горели желанием кредитовать Матхановых после потери миллиардов на кредитах «Байкалфарму») для оплаты долгов здравниц и перестройки корпусов тункинских курортов, что дало бы  вместе с использованием улан-удэнских отелей неплохой синергетический   эффект. Особую ставку бизнесмен делал  на привлечение туристов из Китая, где все большую популярность приобретает лечебный туризм. Хотя основной поток туристов, насколько можно судить, продолжал бы и дальше идти из Иркутской области.  

Однако наш источник отмечает, что проблема продажи заключалась в том, что сделка была технически сложна, несла в себе немало подводных камней в виде проблем с правами на лицензии и землю.

- Гораздо легче передача курортов пошла бы через акционирование с передачей контрольного пакета акций структуре Матханова, но это, в свою очередь, подразумевало и передачу глубоко убыточного курорта «Горячинск», чего бизнесмен не хотел, - отмечает источник.

Китайцы, китайцы...

Вполне возможно, на продажу курортов повлиял и тот факт, что в регионе стали распространяться слухи, что Матхановы перепродадут курорт.

- По одной из версий, Иринчей Матханов ездил в Белокуриху, где предложил организовать на Аршане филиал знаменитого курорта,-  сообщает другой источник. - Однако там отказались от предложения приобретать курорт, и тогда возникли следующие варианты - продать напрямую здравницы китайцам либо иркутянам. Которые, в свою очередь, перепродали бы их тем же китайцам.

К тому же, как уверяет информированный источник, на предстоящую сделку большое влияние оказала и сложная политическая ситуация в стране, и рост протестных настроений. Дело в том, что большинство работников «Байкалкурорта» отнюдь не горели желанием видеть нового инвестора. Поскольку понимали - большинство из них вскоре может пополнить армию безработных. Соответственно, когда в полный рост встал вариант проведения массовых акций протеста, это было одним из аргументов блокирования сделки со стороны главы Бурятии.

Видимо, все это не могло не повлиять на решение о передаче здравниц «Байкалкурорта» в республиканскую собственность.

Таким образом, глава Бурятии Алексей Цыденов, с одной стороны, сделал довольно сильный шаг, получив стратегически важные объекты туристической индустрии и не допустив социальных волнений. А с другой – «равноудалил» клан Матхановых на периферию принятия решений в республике. Это вполне вписывается в стратегию понижения влияния региональных кланов и в целом сильных и влиятельных бизнесменов на политические процессы в регионе.

Первым шагом стало сокращение представительства «Справедливой России» в Народном Хурале (эсеры проиграли ряд важных округов, а недавно фракцию покинула депутат Оксана Бухольцева). Вторым - отлучение от финансовых потоков в регионе. К чему приведет подобная политико-экономическая «зачистка» политического поля, пока предсказать трудно. Но процесс, как говорится, пошел.

Дмитрий Родионов, «Номер один»
Фото: «Номер один»
^