16.11.2018
«Через 10 лет скажем: «Извините, мы не выполнили»
Депутаты Хурала Бурятии не верят в Стратегию-2035

Спустя несколько лет после объявления о начале разработки долгосрочной стратегии развития Бурятии, окончательный вариант документа наконец-то внесен на утверждение в народный Хурал. Правда – только в первом чтении. Ко второму, возможно, появятся еще какие-то правки, но концепция в целом изменится вряд ли.

Напомним, сначала прежний глава Бурятии Вячеслав Наговицын заявил о создании «Стратегии 2030». Работать над документом должны были чиновники, научные центры, представители общественности, СМИ, муниципалитеты и население. Принять ее планировали к 2017 году – в аккурат перед выборами главы Бурятии.

Но в 2017 году власть сменилась, и позже стало известно, что на базе наработок будет создана «Стратегия - 2035».

К стратегии тоже приложилось множество рук. Сначала районные эксперты, потом республиканские чиновники, потом некая научная компания из Новосибирска, потом снова местные эксперты. Что из этого вышло, недавно подробно сообщал «Номер один».

В итоге окончательный проект внесен на декабрьскую сессию народного Хурала. Сейчас он проходит согласования в комитетах республиканского парламента. И во время этих согласований многие депутаты высказываются весьма критически относительно этого документа.

Так, у депутатов бюджетного комитета Хурала нашлось множество вопросов после того, как проекте Стратегии-2035 представила замминистра экономики Елена Тыжинова. Она рассказала об основных этапах стратегии, о сценариях и целях.

Депутаты Хурала, в частности, интересовались по поводу недавнего вхождения Бурятии в состав Дальневосточного федерального округа. Ведь стратегия разрабатывалась задолго до этого, а значит, в ней вряд ли учтены все возможности и перспективы.

На это Елена Тыжинова отвечала, что Бурятия и раньше «сидела» в федеральных планах по развитию Дальнего Востока и Байкальского региона. Просто сейчас эти планы стали более реальны. Кроме того, стратегия отражает лишь общие цели и задачи, без конкретики. А конкретика будет приниматься отдельно в виде Плана мероприятий по реализации стратегии.

- На Дальнем Востоке порядка 25 госпрограмм. И работа по изучению того, что мы можем получить, только-только началась. Очень много непонятных вещей. Есть ли возможность немножко подождать? Потому что потом придется опять переделывать, - говорили депутаты.

- Госпрограмм гораздо больше. Мы их все знаем. Во многих из них мы участвуем. Сейчас появляется возможность получить больше преференций. И это касается чисто индикаторов. До 26 ноября нас Минвостокразвития попросил сформировать возможные точки роста в республике. Мы уже примерно представляем, где можно сформировать эти точки, - говорила Еле6на Тыжинова, имея ввиду, что мы итак уже все знаем, и ждать смысла нет. Добавив при этом, что федеральное законодательство требует принять стратегию до первого января будущего года.

Однако в процессе обсуждения выяснилось, что на принятие окончательного варианта стратегии дается гораздо больше времени. И сейчас нужно еще согласовать черновик с федеральными министерствами. Поэтому было предложено – опять же – не торопиться и подождать согласованного варианта.

- Министерство экономического развития России полагает, что до начала декабря они дадут ответ, - отреагировала Елена Тыжинова. - Не думаем, что надолго растянется и будут существенные замечания.

Были вопросы и по поводу ошибок прошлых лет. Так, депутаты напомнили, как в прошлом созыве Хуралом не был принят отчет правительства по программе социально-экономического развития Бурятии.

- Будут ли учтены ошибки? В прошлом созыве Народный Хурал не утвердил отчет по программе СЭР, у нас были проблемы. Ежегодно у нас подгоняли индикаторы под реальную ситуацию в экономике, - вопрошал депутат от КПРФ Баир Цыренов.

Елена Тыжинова снова напомнила, что стратегия – общий документ, без конкретных цифр и индикаторов. Конкретика будет приниматься отдельным документов в виде плана мероприятий.

- В стратегии не предусмотрено ежегодных жестких индикаторов. И нет тех мероприятий с финансами, конкретных проектов. Определяются пути, направления развития, задачи в общем виде. Поэтому каких-то корректировок, я думаю, не понадобится, - говорила она.

Также она добавила, что тогда было слишком много индикаторов – их количество доходило до нескольких сотен. Сейчас же их количество сократилось до 42-х.

- Получается, что основной вывод, который сделало правительство с предыдущего опыта разработки программы СЭР, это то, что конкретики не надо, потому что за нее надо отвечать? Поэтому мы эту конкретику из стратегии убрали. То есть, основной вывод – что в следующий раз надо более умело уходить от ответственности за принятую стратегию? – продолжал стоять на своем Баир Цыренов.

Елена Тыжинова, отвечая на этот вопрос, сослалась на федеральное законодательство о стратегическом планировании, которое было принято недавно. Мол, там четко указано, как должна выглядеть стратегия, и вины в этом республиканского правительства в этом нет.

Впрочем, скепсис депутатов касался не только ДФО и индикаторов. Парламентарии в целом усомнились в правдоподобности написанного в стратегии.

- Я ознакомилась со стратегией на сайте Минэкономики. Замечательный документ. Но мне кажется, он оторван от реальной жизни, - говорила депутат Лилия Деева. - Мы закрываем роддомы в районах. В школах нет денег на элементарное. Врачей нет на селе вообще. Я не знаю, почему мы это рисуем, если мы не верим изначально, что эта стратегия будет работать. Мы через 10 лет скажем: «Извините, мы не выполнили».

Суть пространного ответа Елены Тыжиновой сводился к одной фразе: «Стратегические приоритеты должны быть расставлены».

Фото: «Номер один»
^