29.12.2018
Герой Афганистана Александр Мокров: солдатский долг и злая ирония судьбы
Воспоминания сослуживцев о человеке, в чью честь в Улан-Удэ названа улица

Война в Афганистане началась почти сорок лет назад. Вечером 27 декабря 1979 года советский спецназ взял штурмом президентский дворец в Кабуле. Спецподразделения КГБ поддерживал 154-й батальон спецназа ГРУ, в котором служило немало уроженцев Бурятии, в том числе и Александр Мокров.

Одна из улиц Улан-Удэ названа в честь этого героя Афганистана. Он воевал снайпером, получил медаль «За отвагу», орден Красной Звезды, благодарственную медаль от афганского правительства. Он выжил во множестве боестолкновений, но нелепо погиб при неудачной переправе через горную реку незадолго до окончания срока службы.

Александр Михайлович Мокров родился 13 февраля 1963 года в Улан-Удэ, в семье рабочих тонкосуконной фабрики. Окончив 8 классов 49-й школы, он поступил на строительное отделение лесотехникума. Увлекался спортом, шахматами, фотоделом, пользовался авторитетом у товарищей, имел репутацию спокойного компанейского человека. В 1982 году окончил лесотехникум и сразу же был призван в армию

- Мы познакомились в Афганистане. Это было в городе Айбак провинции Саманган на севере Афганистана. Он был из более старшего, осеннего призыва. С Сашей мы много общались, он помогал мне, выручал с конвертами, чтоб писать письма. Он всегда подбордрит, поддержит, когда тяжело было, хороший был человек. В нашем батальоне служили и другие уроженцы Бурятии: Валерий Тукачев и Владимир Калашников. Я служил в третьей боевой роте, у Мокрова была первая рота, Калашников – четвертая, - вспоминает Валерий Соболев.


Спецназовцы занимались ликвидацией бандформирований в горах, вылетали на вертолётах уничтожать вражеские караваны, устраивали засады против душманов, чтобы помешать их нападениям на колонны советских войск, которые везли горючее из СССР в Кабул. Валерий Соболев вспоминает ночные вылазки в горах, когда приходилось лезть по скалам, как альпинисты, стараться не уронить шаткий камень на голову следующему. Вспоминает бои, после которых приходилось спускать раненых по крутым скалам на плащ-палатках. Были случаи, когда из-за снайперов нельзя было подобраться к тяжелораненым. Попадать в плен было крайне нежелательно – моджахеды устраивали чудовищные истязания и зверские казни. Бойцы часто хранили гранату, чтоб подорвать себя.

Наиболее тяжелыми были бои на перевале Саланг, через который шла дорого на Кабул. В одном из этих боев Александр Мокров спас жизнь своего сослуживца – улан-удэнца Валерия Тукачева.

- Наш отряд тогда занял в горах высоту. Внезапно на нас со всех сторон обрушился огонь, меня ранило в ногу. Был приказ отступать, и тогда Саша отдал мне свою снайперскую винтовку, на ближней дистанции от нее было все равно мало толку, а сам забрал мой автомат. Пока я спускался по ложбине, используя винтовку как костыль, он прикрывал мой отход огнем, - рассказывает Валерий Тукачев.

Он вспоминает, что Александр Мокров ни одного раза не проявил в бою малодушия, «был настоящим солдатом».

Орден Красной звезды Александр Мокров получил за уничтожение снайперским выстрелом гранатометчика во время засады на банду душманов. Как вспоминает Владимир Калашников, это произошло 21-22 марта 1984 года у слияния рек Кунар и Кабул. Он отмечает, уничтожать гранатометчиков было очень непросто, ведь каждого сопровождало мощное прикрытие.

«Всесюзная книга памяти» о тех боях сообщает сухую справку: «23.03.1984 в составе подразделения оказывал помощь населению кишлака в отражении нападения мятежников. Лично уничтожил несколько огневых точек противника и принял непосредственное участие в пленении главаря бандформирования».

По негласной традиции за ликвидацию гранатометчика давали Орден Красной звезды. Но эту награду Александр Мокров получил уже посмертно. По какому-то злому курьезу он погиб практически в тот же день.

«Утонули при опрокидывании БМП при форсировании реки Кабул в районе кишлака Мадикач провинции Нангархар», - сухо сообщается во «Всесюзной книге памяти».

Как рассказал Владимир Калашников, в ту ночь они преодолевали реку, через которую ранее переправились без особых проблем.

- Видимо, в этот раз выбрали неудачное место для переправы – то ли река была там шире, то ли течение быстрее. БМП, на которой мы переправлялись, затонула, а шестерых человек, ехавших на броне, смыло течением. Спаслись лишь те, кто был внутри машины, из ехавших на броне не выплыл никто, - рассказал Владимир Калашников.

Он предполагает, что виной могли стать самодельные «разгрузки», слишком тяжело наполненные боеприпасами. Тело Александра Мокрова нашли ниже по руслу реки. Тела троих так и не нашли, один из них – улан-удэнец Юрий Оленников. На момент смерти Александру Мокрову был всего 21 год.

«Служба идет отлично, здоровье хорошее, настроение на высшем уровне. Вот сегодня 8 марта, все в Союзе отдыхают, а мы, взмокшие до нитки, прилетели с гор. Сейчас все отдыхают после бессонной ночи. У меня все хорошо, за меня не беспокойтесь. Вот моя служба подходит к концу, сейчас оформляют документы на увольняющихся, значит, скоро буду дома. До приказа осталось 18 дней!!!», - бодро писал он домой незадолго до гибели.


Сейчас в Улан-Удэ память Александра Мокрова отдельно увековечена мемориальной доской на стене панельной пятиэтажки на улице его имени. Еще есть мемориальная доска на корпусе лесопромышленного колледжа. Отмечен он и на мемориале «Ровесникам, ушедшим в бой» на улице Терешковой, простонародно именуемом «Черным тюльпаном». Мать Александра Мокрова еще жива, и его сослуживцы то и дело навещают ее, помогают, чем могут.

- Сейчас я матери Александра, Юлии Матвеевной, когда есть время, постоянно приезжаю помочь, поздравляю с днем рождения, заезжаем в гости с женой. Как-то осенью она попросила свозить ее в село Окино-Ключи в Бичурском районе, откуда она родом, проведать могилы предков. Мы с Алексеем, братом Саши Мокрова там всё убрали, почистили, Юлия Матвеевна была очень довольна, - рассказывает Валерий Соболев.

О том, что пришлось воевать, сослуживцы Александра Мокрова не жалеют. По их словам, было чувство патриотизма, они исполняли воинский долг, защищая южные рубежи родины. Ветераны тогда не знали, что СССР осталось существовать считанные годы, и все их жертвы окажутся напрасными.

Фото: Василий Тараруев, из архива воинов-афганцев
^