27.01.2019
Эффект Люцифера
Почему власть превращает хорошего человека в плохого?

Когда мы слышим об очередном трагическом случае проявления дедовщины в армии или о том, как сотрудник полиции применил к задержанному пытки, или о чиновнике, который обращается с людьми как барин, нас мучает вопрос – откуда взялись эти люди? Они же выросли среди нас, учились в тех же школах, читали те же книжки. Что с ними произошло? На них обрушилась власть. О том, в чем ее сила и почему она меняет людей в худшую сторону, расскажет кандидат психологических наук Игорь Бадиев.

Стэнфордский эксперимент

- Игорь Валерьевич, расскажите, что такое власть и как она влияет на человека?

- Какова природа власти – это один из самых больших вопросов, который стоит не только перед психологией, но и социологией, политологией и другими науками. Давайте попробуем разобраться в вопросе, почему один человек подчиняется другому?

Власть можно охарактеризовать как систему общественных отношений, при которой есть субъект власти, отдающий приказы, и объект, который ему подчиняется. По сути, все мы живем в этой системе властвования и подчиненности. Таких вот вертикальных отношений вокруг нас великое множество, начиная от детско-родительских отношений и заканчивая трудовыми, политическими отношениями.

В 20-м веке психологи задались вопросом - что определяет поведение человека в контексте властных отношений: его личностные характеристики, моральные нормы и ценности или ситуативные факторы? Приближая вопрос к нашей обыденной жизни - почему я выполняю какое-то действие? Потому что это нужно мне или я подчиняюсь каким-то ситуативным факторам, которые надо мной довлеют и имеют властную природу?

В этой связи был проведен ряд интересных экспериментов. Большую известность среди них приобрел эксперимент, поставленный в 1971 году в Стэнфордском университете американским психологом Филиппом Зимбардо. «Стэнфордский эксперимент» получил большой резонанс, жаркие споры о нем не утихают до сих пор.

В чем он заключался? Зимбардо организовал в подвале университета импровизированную тюрьму, набрал добровольцев и случайным образом разделил их на надзирателей и заключенных. Последних одели в халаты-балахоны и шлепанцы, волосы покрывал чулок, имитирующий бритую голову. Заключенным запрещалось пользоваться именами, им присвоили номера. Надзирателям выдали форму военного образца и зеркальные очки.

Ситуация побеждает мораль

Эксперимент, который планировалось проводить две недели, должен был ответить на вопрос, будут ли заключенные подчиняться и как будут вести себя надзиратели. Уже на второй день эксперимента случился бунт. Участники настолько вжились в свои роли, что начали исполнять их по-настоящему. Надзирателям строго-настрого запрещалось использовать физическую силу, и они начали использовать различные неэтичные средства воздействия на заключенных. Помимо унижений и оскорблений, они запрещали им пользоваться туалетом, лишали сна, еды, одежды, заставляли спать на бетонном полу.  

Эксперимент был прекращен досрочно, спустя шесть дней, по требованию возмущенной  аспирантки Зимбардо. Между тем сам психолог, который был включен в эксперимент в качестве управляющего «тюрьмой», не видел в происходящем ничего страшного и  воспринимал как норму. Окончание эксперимента очень расстроило надзирателей, в то время как у заключенных были отмечены нервные срывы и психосоматические проявления.

Главный вывод, который сделал Зимбардо, заключается в том, что человеческое поведение зависит не столько от личных морально-нравственных принципов человека, сколько от той ситуации, в которой он оказывается. Влияние ситуативных факторов гораздо более значимо, нежели влияние личных морально-этических убеждений и установок.

- Получается, ситуация побеждает мораль?

- Да. Оказывается, что человек, попадая в определенную систему отношений, принимает эту систему. Далее, когда эта система отношений начинает расходиться с его морально-этическими установками, он принимается их оправдывать и рационализировать, включаются механизмы психологической защиты.

Человек, оказавшись в этой системе отношений, жертвует своими этическими убеждениями. Более того, в результате рационализации для того, чтобы снять когнитивный диссонанс между своим реальным поведением и этическими установками, он снимает с себя ответственность за свои действия.

- А кто, по его мнению, должен нести ответственность?

- Эти исследования проводились после Второй мировой войны, после Нюрнбергского процесса. Эксперимент Зимбардо ставился по заказу ВМФ США для того, чтобы понять причину бунтов в военной пенитенциарной системе. Фактически ответственность с человека не снимается, и Нюрнбергский процесс это убедительно показал - человек, исполняющий преступный приказ, является преступником. Несмотря на то, что он себя таковым не считает, ссылаясь на то, что он просто подчинялся.

Подчиненный - пустое место

Зимбардо говорил о том, что, попадая в эту систему вертикальных отношений, хороший человек, обладающий высокими моральными нормами и ценностями, в конце концов, превращается в злодея. Такое явление он назвал «эффектом Люцифера». Люцифер – это любимый архангел Бога, который стал воплощением зла. Как власть меняет человека, Зимбардо описал в своей книге «Эффект Люцифера», которая вышла в свет в 2007 году.

Исследования показали, что в процессе реализации властных полномочий субъект власти перестает воспринимать объект как живого человека. Это становится для людей, имеющих склонность к садистическим тенденциям, хорошей почвой для реализации своих садистических наклонностей. По сути, система отношений становится садомазохистской - объект власти тоже принимает эту систему ролей, у него также происходит определенная деформация.

Субъект начинает совершать плохие поступки в отношении объекта, и для него это не является чем-то аморальным. Вопрос  – а кто же в этом виноват? В 2007 году Зимбардо, всю жизнь посвятивший теме власти и подчинения, выступил на стороне защиты надзирателей иракской тюрьмы Абу-Грейб, где были вскрыты ужасные издевательства надзирателей над заключенными.

Зимбардо был глубоко убежден, и его эксперименты это доказывали, что не конкретный человек несет ответственность за те действия, которые он совершает, а та система, в которой он оказывается. Он обвинял не конкретного надзирателя, который совершал насилие над заключенными, а пенитенциарную систему в целом, которая продуцирует эти отношения.

Мы видим подобное не только в пенитенциарной системе, но и в здравоохранении, в образовании, в правоохранительных органах, в армии. Идет обезличивание или дегуманизация объекта власти, человек представляется «властителем» не как личность, что создает предпосылки для реализации различных неэтичных и порой незаконных проявлений.  

- Когда убивают бомжей, не считая их за людей, когда полицейский бьет задержанного, оправдываясь, что тот был судим, это тоже примеры обезличивания в системе властвования?

- Конечно. Бить заключенного нельзя, однако система общественных отношений считает это вполне допустимым и не аморальным. Он же плохой, он должен страдать. Эти действия оказываются оправданными, а раз так, то их законность и незаконность уходит на второй план.

Мы постоянно сталкиваемся с такими проявлениями - полицейские кого-то избили, в армии дедовщина, учитель поднял на ученика руку, врач избил пациента, чиновники высказались так, что хоть стой, хоть падай. О чем это говорит? Значит ли это, что у нас кругом плохие и аморальные люди? Нет. Это значит, что такова наша система общественных отношений и ее нужно менять на гуманистическую.

Вырваться из системы

Учитель, который сорвался на ученика, человек аморальный? Да, скорее всего, нет. Если его взять как отдельную личность, вынуть из этой системы, то окажется, что у него благородные убеждения и высокие моральные устои. Но, оказываясь в этой системе общественных отношений, он начинает ей подчиняться.

- Как изменить систему?

- Это, наверное, один из глобальнейших вызовов современности. Когда мы говорим о гуманизации, мы имеем в виду изменение общественных отношений на всех уровнях – начиная с политических, социально-экономических и заканчивая межличностными отношениями. Это установка на то, что наивысшей ценностью является личность.

Зимбардо предложил обширный список шагов, как сохранить автономность в системе властных отношений. Брать на себя ответственность, не позволять себя обезличивать, не жертвовать своими свободами и правами ради безопасности. Безусловно, эти шаги вполне может предпринять отдельная личность по отношению к себе, но как изменить всю систему общественных отношений, большой вопрос.    

Все человеческое общество построено на системе подчинения. Казалось бы, убери этот стержень, и все рухнет. Здравствуй, анархия. Поэтому мы, чтобы сохранить этот статус-кво, ощущение безопасности, соглашаемся ограничить себя в чем-либо, подчиниться, пойти против себя. Мы жертвуем своими интересами ради ощущения безопасности. Да, у нас относительно устойчивое общество. Но обратная сторона этого то, что власть начинает нас давить и принимать достаточно извращенные формы.  

Когда перед нами стоит дилемма, что важнее – благо одного человека или благо нескольких, мы, жители постсоветского пространства, традиционно ответим, что группа. Нет, говорит Карл Роджерс, основатель гуманистической психологии. Никакой группы нет. Есть только личность, поэтому такой вопрос в принципе некорректен. Благо личности превыше всего, благо группы эфемерно.

Если смотреть с точки зрения тех социально-психологических процессов, которые сейчас происходят в нашем обществе, то становится понятно, что все сегодняшние проблемы, связаннее с насилием и агрессией, вполне созвучны со «стэнфордским экспериментом».

Беседовала Любовь Ульянова, «Номер один».
Вопросы психологу вы можете задать по адресу: pismo77@inbox.ru
Фото: pixabay.com
^