05.02.2019
В Бурятии банкротящиеся строители продают элитные авто по цене «Жигулей»
Счастливой обладательнице «Лексуса» за 70 тыс рублей придется вернуть миллион

«Курумкан-Агрострой» уже попадала в новостные ленты. Сначала из-за «халтурного» строительства досугово-образовательного центра в Турке. Позже из-за ухода на банкротство. Сейчас компания снова оказалась в поле нашего внимания. Причина – манипуляции вокруг процедуры банкротства, которые всплыли на поверхность после первой же проверки.

Нерадивые строители

В ноябре 2016 года появилась информация, что в Арбитражном суде Бурятии рассматривался иск Управления капитального строительства правительства РБ к ООО «Курумкан-Агрострой». Истец требовал от ответчика выполнить гарантийные обязательства по контракту «Строительство досугово-образовательного центра в селе Турка Прибайкальского района». Стоимость госконтракта составила 300 млн рублей. Всего же на создание центра, по данным пресс-службы главы Бурятии, из бюджета потратили порядка 400 млн.

Объект был принят в том же году, однако в ходе его эксплуатации выявлены многочисленные недостатки. В частности, УКС требовал от строителей устранить протекание крыши и стен в целом ряде помещений, а также неисправности в электропроводке и водоснабжении.

Ответчик тогда, к слову, иск признал полностью. В итоге требования УКСа удовлетворили. На устранение недостатков суд отвел «Курумкан-Агрострою» десять дней.

Спустя месяц все тот же Арбитражный суд удовлетворил иск налоговой службы о признании ООО «Курумкан-Агрострой» банкротом. Решением суда в компании введено наблюдение. Фирма на тот момент задолжала налоговикам 4,6 млн рублей.

К слову, объект в Турке не единственный крупный госконтракт для «Курумкан-Агростроя». Всего компания выиграла 21 госконтракт на общую сумму свыше полумиллиарда рублей. Однако после 2014 года поток госзаказов иссяк.

Как мы уже сообщали, «Курумкан-Агрострой» контролировали Василий Вибе и его сын Сергей. В 2015 году Василий Вибе попытался войти в политику, выдвинувшись на праймериз «Единой России» по определению кандидата на довыборы в Народный Хурал по одномандатному избирательному округу №31 (Курумканский и Баунтовский районы). Однако по итогам предварительного голосования он занял последнее место.

Уклонялись от налогов

Итак, в конце 2016 года судом было принято заявление о банкротстве «Курумкан-Агрострой». Спустя месяц тем же судом в отношении компании введена процедура наблюдения, одна из основных целей которой выяснить, можно ли еще спасти предприятие. К маю 2017 года стало понятно, что спасти нельзя, и суд ввел третью – конечную – стадию: ООО «Курумкан-Агрострой» было признано несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство. Конкурсным управляющим утвержден Алексей Король.

Начав изучать историю сделок, совершенных руководством компании перед банкротством, он заметил любопытную вещь: в феврале 2014 года принадлежащий компании автомобиль Lexus GX470 2004 года выпуска был продан некой гражданке Анне Хубусгеевой за 70 тыс. рублей. Столько могут стоить разве что старые «Жигули», но никак не элитный внедорожник.

Господин Король, конечно же, подал иск о признании этой сделки недействительной. И потребовал у счастливой обладательницы автомобиля вернуть 1 060 000 рублей. Ведь когда дорогое имущество перед банкротством продают задешево, это значит, что руководители компаний пытаются через своих знакомых и родственников вывести ценности из компании, чтобы кредиторам ничего не досталось. А долг перед кредиторами, на минуточку, – почти 79 млн рублей.

«Ответчик указал, что приобретенное транспортное средство находилось в неудовлетворительном состоянии, в связи с чем его стоимость, указанная в договоре, является соразмерной реальному техническому состоянию. По мнению ответчика, недоказанной является ее заинтересованность по отношению к должнику. Ответчиком произведена полная оплата приобретенного транспортного средства в сумме 254 200 рублей», - говорится в определении суда.

Откуда новая сумма? Ведь изначально в договоре купли-продажи, который представила ГИБДД, указана цена в 70 тыс. Вот что пояснила ответчица по этому поводу.

«Представитель ответчика настаивает, что сторонами были оформлены два разных экземпляра договора купли-продажи с указанием разной стоимости в целях уклонения от налогообложения по сложившейся практике», - приводит суд ее аргументы.

То есть женщина открыто призналась, что уходила от налогов. Что ж, любопытная юридическая стратегия. Суд, впрочем, скептически отнесся к такой «отмазке». Да и стоимость автомобиля, согласно экспертной оценке, – больше миллиона рублей.

Спасибо папе

Что касается «неудовлетворительного состояния» автомобиля на момент продажи, то ответчица Хубусгеева в качестве доказательства принесла в суд акт осмотра автомобиля от 12 января 2016 года и акт осмотра транспортного средства от 24 декабря 2015 года.

Эти документы отправили на экспертизу. Заключение эксперта оказалось не менее любопытным, чем сам факт продажи элитного авто за 70 тыс. рублей.

«Время выполнения оттиска печати «Курумкан-Агрострой» в квитанции к приходному кассовому ордеру №3 не соответствует дате, указанной в ней, – 04.02.2016. Состояние материалов письма оттиска печати соответствует штрихам, возраст которых на начало исследования не более одного года, что соответствует времени его выполнения не ранее февраля 2017 года», - приводит суд мнение эксперта.

Что касается второго акта, выяснилось, что этот документ «подвергался фрагментарному термическому воздействию от 90 до 130 градусов», из-за чего «установить давность выполнения иных оттисков печатей и подписей в документах не представилось возможным».

Этот факт, по мнению суда, может говорит о том, что документ намеренно нагрели, дабы не допустить установление времени его изготовления.

Теперь немного о доводе госпожи Хубусгеевой, что «ее заинтересованность по отношению к должнику является недоказанной». Ее отец раньше был руководителем компании «Курумкан-Агрострой». После того, как покинул эту должность, он находился в корпоративных отношениях с контролирующими должника лицами, что подтверждается выписками из ЕГРЮЛ.

В итоге суд решил пойти навстречу конкурсному управляющему, а именно: взыскать с Анны Хубусгеевой 1 060 000 рублей и плюсом к этому - чуть более 70 тыс. рублей за проведение экспертизы документов. Так вышло, что стоимость экспертизы, которую оплатит ответчица, совпала со стоимостью спорного автомобиля.

Станислав Сергеев, «Номер один»
Фото: pixabay.com
^