06.06.2019
В Улан-Удэ малолетнего насильника отправят в интернат
Силовики приняли меры о преступлениях в коррекционной школе лишь после публикации в «Номере один»  

Следственное управление СКР по Бурятии завершает расследование уголовного дела по статье «Злоупотребление должностными полномочиями» в отношении заместителя директора специальной коррекционной образовательной школы №2 Улан-Удэ (СКОШИ №2) Альбины Сахаровской. Она подозревается в том, что, временно исполняя обязанности руководителя ведомства, не пресекла случаи сексуальных насилий в школе. Которые стали достоянием общественности после публикации материала в «Номер один».

Реакция последовала

На прошлой неделе Иволгинский райсуд удовлетворил ходатайство МВД по Бурятии о помещении 14-летнего Болота Баирова (фамилия этого подростка изменена, совпадения случайны), который подозревался в изнасилованиях своих сверстников в специализированный интернат закрытого типа.

Реакция силовиков стала следствием общественной огласки в нашей газете, где мы подробно рассказали о неоднократных случаях насилий в данной школе, которые руководство заведения не пресекло в зародыше, не защитив детей-инвалидов от противоправного поведения. Добавим, что в этой школе обучаются дети с небольшими отклонениями в развитии, в основном с легкими формами ДЦП, многие из которых не могут себя защитить.

Напомним, в материале рассказывалось о том, что серьезные проблемы в улан-удэнской СКОШИ №2 начались еще в 2017 году, когда в спецшколу из Закаменского района был переведен тогда еще 12-летний Болот Баиров. Мальчик страдал легкой формой олигофрении и рано остался без родителей. Над подростком взяла опекунство его старшая сестра. Однако она не смогла справиться с воспитанием и поспешила определить Болота с помощью, как говорят, влиятельной тети из Министерства образования РБ в подведомственную спецшколу №2.

Почти сразу же, как рассказала «Номер один» одна из педагогов, Болот стал проявлять сильнейшую агрессию против своих более слабых и больных сверстников. И, не встречая должной реакции со стороны руководства школы, постепенно превратился в малолетнего хулигана. Бил детей, угрожал, требовал, чтобы ему приносили деньги и сигареты. А затем перешел к насилиям в отношении более слабых детей. Руководство школы не пресекло преступления, хотя еще весной 2018 года Следственное управление СКР по Бурятии провело расследование и ознакомило дирекцию с результатами проверки. Но поскольку на тот период насильнику не исполнилось 14 лет, СКР передал материалы в инспекцию по делам несовершеннолетних МВД по Бурятии.

Далее непонятно, почему МВД тогда же не направило ходатайство в суд о помещении подростка в специализированную школу-интернат для малолетних преступников? Баирова просто оставили в школе, где он, почувствовав, что ему все сходит с рук, принялся за старое. Также возникает вопрос, почему руководство школы, а на тот период и. о. директора была Альбина Сахаровская, сразу не перевело подростка на программу домашнего обучения? Это изолировало бы его от других детей, и тогда последующих преступления просто бы не было.

От «тети Баира»

Скорее всего, и источники в самой школе говорят об этом, свою роль сыграл якобы звонок родственницы малолетнего преступника, работающей в Минобразовании Бурятии, с просьбой оставить его на перевоспитание в школе. И хотя подросток был временно отстранен от занятий, но затем он продолжал посещать школу. Тут и неспециалисту понятно, что, если человек совершил сексуальные преступления, то никакому перевоспитанию без изоляции он не подлежит. Это просто исключено.

Что должно было сделать в этой ситуации руководство школы? Прежде всего, не скрывать случившегося. Надо собрать трудовой коллектив, выслушать каждого учителя и воспитателя (которые прекрасно знали, что творится в стенах заведения). И поставить в повестку дня один вопрос - может ли коллектив взять на себя ответственность за оставление столь опасного для детей подростка в школе? Думается, что ответ был очевиден - вряд ли кто-то поручился бы за сексуально озабоченного подростка, даже несмотря на просьбу его блатной тети в министерстве.

Больше открытости

И тогда г-жа Сахаровская, правильно оформив протокол демократического собрания, могла бы не только обеспечить себе защиту, но и эффективно апеллировать начальству из Минобразования РБ. Мол, Баирова можно оставить в школе, но, увы, коллектив, боясь продолжения сексуальных насилий, выступил против. Поэтому либо в специнтернат, либо на домашнее обучение. В этом случае опекунша, получая десятки тысяч рублей от государства, могла бы сама обеспечивать подростка, предоставляя ему кров и питание в режиме домашнего обучения.

Но в итоге заложниками столь недальновидной позиции стали дети, вторично подвергшиеся в школе насилиям. А Альбина Батуевна в итоге вынуждена отвечать на конкретные вопросы следствия по 285-й статье УК.

Как отметил старший помощник руководителя СУ СКР по Бурятии Дмитрий Столяров, с 27 февраля 2019 года ведомство начало проверку изложенных в газете сведений. Но в возбуждении уголовного дела было снова отказано в связи с тем, что подросток не достиг возраста наступления уголовной ответственности. И дело передали ведомству, занимающемуся профилактикой преступлений среди несовершеннолетних. Тем не менее реакция последовала.

«Мы направили материалы проверки в инспекцию по делам несовершеннолетних МВД по РБ с сопроводительным письмом, в котором указали на необходимость незамедлительно обратиться в суд по месту проживания подростка с ходатайством о помещении его в специализированный интернат закрытого типа», - сообщил Дмитрий Столяров.

Покайтесь - полегчает

Как отметили в пресс-службе Следственного комитета, в настоящее время также «находится на завершающей стадии расследование уголовного дела в отношении одного из заместителей директора СКОШИ №2, которая на тот период исполняла обязанности руководителя учреждения».

Кстати, ни директор школы Амгалан Аюшеев, ни его заместитель Альбина Сахаровская почему-то до сих пор не извинились перед родителями изнасилованных детей. И, как рассказал один из педагогов СКОШИ №2, недавно в последний момент было отменено даже общешкольное родительское собрание, на котором родители учеников хотели бы задать вопросы по безопасности пребывания их детей в заведении.

Но они не получили ответа и руководствуются только слухами, которые множатся в гнетущей атмосфере замалчивания. Судя по всему, руководство школы еще не дошло до стадии открытого признания случившегося, что пока не позволяет заведению полностью избавиться от опасного недуга, скрываемого завесой молчания и отрицанием. Чтобы не допускать подобного впредь. Мы продолжим следить за развитием ситуации, поскольку тема еще явно далека от завершения.

Дмитрий Родионов, «Номер один».

Фото: pixabay.com
^