03.10.2019
В Бурятии известный ювелир получил срок с подачи защитницы прав человека
Зорикто Жамбалов приговорен к двум годам лишения свободы условно

Уполномоченный по правам человека в Бурятии Юлия Жамбалова добилась обвинительного приговора в отношении своего бывшего мужа, известного бурятского ювелира, основателя студии Darkhan jeweler, члена Союза художников России и Международной ассоциации изобразительных искусств ЮНЕСКО Зорикто Жамбалова.

Советским районным судом Улан-Удэ он признан виновным в вымогательстве посредством угрозы распространения сведений, позорящих потерпевшую. Ему назначено наказание в виде двух лет лишения свободы условно. Кроме того, суд частично удовлетворил гражданский иск Юлии Жамбаловой о возмещении морального вреда, взыскав с экс-супруга 20 тыс. рублей (потерпевшая требовала 100 тыс. рублей), а также компенсацию расходов на адвоката в размере 50 тыс. рублей.

«Квартирный вопрос их испортил…»

Уголовное преследование Зорикто Жамбалова началось на почве разногласий бывших супругов по вопросу о разделе их имущества. Речь идет о трехкомнатной квартире площадью 72,6 квадратных метра, которую Зорикто и Юлия приобрели после вступления в брак. Ранее у каждого из них было по квартире, которые они продали, чтобы свить «семейное гнездо». При этом квартира Зорикто приобретена на средства его отца, знаменитого серебряных дел мастера, члена Союза художников России, народного художника Бурятии, лауреата государственных премий РФ и РБ Булата Жамбалова, ушедшего из жизни в 2016 году. А вот квартира Юлии была куплена в ипотеку и находилась под обременением.

После развода Юлия Жамбалова обратилась в суд, требуя раздела трехкомнатной квартиры в соотношении: 7/10 – ей, 3/10 – бывшему мужу. Свою позицию она мотивировала тем, что потратила больше средств на покупку жилья. Зорикто Жамбалов был согласен на раздел в равных долях, утверждая, что остаток долга по ипотеке его бывшей жены был погашен за счет средств, вырученных от продажи его квартиры.

Сами экс-супруги в суде не встретились. Интересы Юлии представляла адвокат Ольга Чукреева, а Зорикто – его мама-пенсионерка Валентина Жамбалова.

Первая заявляла, что ее доверительница погасила свой долг по ипотеке сама: за счет личных сбережений, заемных средств, а также предоплаты от потенциального покупателя ее квартиры (доводилось ли кому-нибудь встречать покупателя, который вносит предоплату за квартиру, находящуюся под обременением?).

Вторая, напротив, сообщила, что лично сняла с банковского счета 497 089,81 рубля для частичного погашения долга невестки, составлявшего 747 089,81 рубля (обратите внимание на совпадение рублей и копеек. – Прим. авт.). Никаких расписок, актов передачи денег, разумеется, не оформлялось – одна же семья!

Кроме того, экс-супругами в период брака была приобретена еще одна квартира площадью 35,8 квадратных метра. В судебном процессе по разделу имущества данное жилье не фигурировало. Хотя все, приобретенное в браке, как правило, считается совместным имуществом супругов. Но при разводе Зорикто Жамбалов оформил нотариальный отказ от своей доли в пользу дочери.

Суд принял решение в пользу  высокопоставленной истицы. Апелляционная инстанция оставила вердикт районного суда без изменений.

Ловушка для бывшего мужа

В начале 2019 года Юлия Жамбалова обратилась в полицию с заявлением о том, что ее бывший супруг требует продажи квартиры и раздела  вырученных денег поровну. При этом угрожает распространением сведений, порочащих ее. А именно  публикацией статьи об их судебных тяжбах и передачей в правоохранительные органы материалов, якобы свидетельствующих о причастности уполномоченной по правам человека в Бурятии к захвату ее родственниками земельного участка женщины-инвалида.

Как следует из приговора суда, по заявлению Юлии Жамбаловой было проведено оперативно-розыскное мероприятие «Наблюдение». Оно заключалось в том, что полицейские снабдили омбудсмена скрытой видеокамерой. После чего Юлия Жамбалова позвонила экс-супругу и сделала вид, что согласилась с его требованиями. Они встретились в здании Октябрьского районного суда и подписали мировое соглашение о разделе квартиры в равных долях. Все их действия и общение фиксировались скрытой видеокамерой. Впоследствии Юлия Жамбалова от мирового соглашения отказалась, и оно не было утверждено судом.

Зорикто Жамбалов был задержан полицией. В квартире, где он живет, провели обыск, в ходе которого изъяли личные вещи: сотовый телефон и ноутбук. Попытка «неформально» уладить имущественный спор с бывшей супругой обернулась для него ловушкой и уголовным преследованием.

После задержания Зорикто Жамбалов был помещен в изолятор временного содержания. Необходимо отметить, что еще в период брака с Юлией Жамбаловой он перенес серьезное заболевание и является инвалидом III группы.  В камере ИВС у ювелира резко ухудшилось состояние здоровья, и его перевели в одну из улан-удэнских больниц. В дальнейшем он находился под домашним арестом, который был заменен на подписку о невыезде.

Ошибка защиты?

После пребывания в ИВС и больнице эмоциональный Зорикто Жамбалов дал признательные показания. Возможно, такую линию защиты избрала его адвокат Олеся Цыбикжапова, рассчитывая на рассмотрение уголовного дела в особом порядке, который допускает возможность назначения минимального наказания. Но на практике это лишь подтвердило старый тезис о том, что чистосердечное признание облегчает работу следователя.

Потерпевшая Юлия Жамбалова выступила категорически против удовлетворения ходатайства бывшего супруга о рассмотрении уголовного дела в особом порядке. Поэтому суд прошел в обычном режиме, и Зорикто Жамбалов мог получить «на всю катушку» - до 7 лет лишения свободы со штрафом в размере до 500 тыс. рублей. Хотя он изменил свои показания в судебном заседании, суд счел необходимым положить в основу приговора показания, данные им на предварительном следствии, не усмотрев причин для самооговора.

В то же время суд учел «совокупность смягчающих наказание обстоятельств», отсутствие отягчающих вину обстоятельств, состояние здоровья подсудимого и назначил ему условное наказание.

Полиция как аргумент

Отметим, что уполномоченная по правам человека в Бурятии Юлия Жамбалова и ранее привлекала полицию к разборкам с бывшим мужем и его матерью-пенсионеркой. Еще до раздела имущества был подан в суд иск о выселении Валентины Жамбаловой из спорной квартиры. В качестве доказательства пребывания в квартире «посторонней» адвокатом Юлии Жамбаловой был представлен суду акт, составленный участковым инспектором полиции. Но суд признал его недопустимым доказательством, так как документ был составлен в отсутствие самого Зорикто Жамбалова. Хотя, как отмечено в решении суда, препятствий для его участия в данной процедуре не имелось, письменных объяснений ювелира полицейский почему-то не удосужился получить.

Кроме того, в суде выяснилось, что пожилая женщина вовсе не живет в квартире бывших супругов, а лишь приезжает для оказания помощи своему сыну, имеет собственное жилье, где зарегистрирована.

В 2017 году заявление против известного ювелира написала в полицию родственница Юлии Жамбаловой. Она обвинила его в незаконном проникновении в жилище. Сам Зорикто Жамбалов пояснял, что вел переписку со своей тогда еще женой, чтобы узнать, где она находится вместе с их дочерью. Получив сообщение, что они в доме ее сестры, он приехал туда и зашел внутрь через незапертую дверь. Но их там не оказалось. За свой визит ювелир попал под следствие. Дело завершилось судебным штрафом.

Теперь же, добившись обвинительного приговора Советского районного суда в отношении экс-супруга, уполномоченная по правам человека в Бурятии Юлия Жамбалова фактически «вписала» в биографию своей дочери судимого отца.

«Хайпанула на протестах»

Впрочем, сейчас Юлию Жамбалову, вероятно, более заботит ее собственное будущее. В ноябре истекает срок ее полномочий в качестве омбудсмена Бурятии. Долгое время она оставалась весьма неприметной и, на наш взгляд, удобной чиновницей. На обращения граждан рассылала запросы в те же инстанции, на которые ей жаловались. В интернете Юлию Жамбалову частенько вспоминают в связи с митингом против вхождения Бурятии в ДФО, когда она спокойно наблюдала, как граждан «обманным путем направляли к сотрудникам полиции и выписывали им штрафы».

Приходится признать, что уполномоченная по правам человека «проморгала» ситуацию с некачественным жильем для сирот в Сотниково. Возбуждения уголовного дела в отношении замминистра строительства и ЖКХ Сергея Рыбальченко и застройщика Сергея Домшоева добился депутат Госдумы Николай Будуев. Злые языки высказывают мнение, что Юлия Жамбалова обходила вниманием эту острую тему из-за того, что начальником отдела обеспечения сирот жильем ГБУ «Республиканский ресурсный центр «Семья» является близкая родственница Юлии Жамбаловой (в девичестве – Гыпыловой) Александра Гыпылова.

Попала омбудсмен и в число «антигероев» на сайте сообщества пострадавших от ТГК-14. Там размещен ее портрет с цитатой, до боли знакомой жителям Бурятии: «В ходе проверки не установлено…».

Но в последние месяцы Юлия Жамбалова чрезвычайно активизировалась. До такой степени, что первой и, пожалуй, единственной из официальных лиц вбросила тезис о возможности фальсификаций на выборах мэра и депутатов горсовета Улан-Удэ. Обосновала его тем, что средства видеонаблюдения были установлены всего на 25 избирательных участках (15% от их общего числа). После выборов этот тезис с готовностью подхватили проигравшие представители КПРФ и другие участники несанкционированных акций протеста.

В ходе самих акций и после них Юлия Жамбалова усиленно рассылала запросы и даже посетила административно арестованных в ИВС. Впрочем, для последних ее визиты ровным счетом ничего не изменили. По мнению одного из интернет-ресурсов, омбудсмен просто «хайпанула на протестах в Улан-Удэ» в преддверии переназначения.

Кто следующий?

Между тем эти самые протесты показали, что Бурятии нужен куда более эффективный уполномоченный по правам человека для выстраивания диалога между обществом и властью, разрешения конфликтных ситуаций без стихийных митингов. Пока нет сведений о том, кто будет конкурировать с Юлией Жамбаловой за этот пост. В республике есть реальные, а не кабинетные правозащитники. Например, Александра Мяханова, обладающая большим юридическим опытом, как академическим, так и практическим. Или Виталий Хонихоев, защищавший права участников долевого строительства и кредиторов «БайкалБанка». Эксцентричный Батодалай Багдаев тоже имеет юридическое образование и когда-то занимался правозащитной деятельностью.

Другими словами, назрела необходимость отнестись серьезно к назначению нового омбудсмена, чтобы не создать очередной повод для обвинений в формализме и новых протестных выступлений.

Артем Самсонов, «Номер один»
Фото: «Номер один»
^