09.11.2019
Пенсионерка из Улан-Удэ содержит приют для бездомных животных
Все, кто знают ее, говорят, что Светлана Попова жизнь свою посвятила животным

Однажды ей приснился сон: голубое небо вдруг заволокла тьма, и голос с небес спросил, что она выберет – свою жизнь или жизнь этого мира. Оглядевшись вокруг на красоту лугов, она ответила, что согласна отдать свою жизнь и… проснулась. 

Все, кто знают ее, говорят, что Светлана Попова жизнь свою посвятила животным. Она уже давно пенсионерка, но кажется, что сохранилось в ней что-то девичье. Такая вот девушка-пенсионерка с тонким лицом и улыбкой. Своих питомцев, избитых, испуганных, с отмороженными конечностями, она собирает и несет в свой дом, которым поделилась с ними – четвероногими, так что теперь и не поймешь, чей он – ее или их.

Ни уехать, ни гостей позвать, о цветах в огороде уже давно никто не вспоминает. Только береза – свидетельница ее жизни  да скворечник на ней, который бывший муж в молодости сколотил.

Барашка

В детстве ее звала Барашка – за белокурую, как пух, шевелюру и, конечно, фамилию  Овечкина, которой она страшно стеснялась. Света Овечкина с детства писала стихи, хорошо танцевала, занималась художественной гимнастикой и  пела. Стихи свои тщательно прятала.

- Когда однажды тетрадь украли одноклассники, мне было так стыдно, что кто-то влез в мои мысли, что тетрадь ту я порвала, - вспоминает с грустной улыбкой. 
Потом были еще тетради. А в годы учебы в медучилище  девчонки переписывали себе ее стихи. 

Все детство Света выступала на сцене. Еще б немного, и стала бы артисткой, как Любовь Орлова. Но… не случилось.

Света была тихая, непробивная и стеснительная. Семья их часто переезжала с места на место, отчим пил и ругался с каждым новым начальством – так они объехали едва ли не половину Союза.  А после школы Свету отправили в Александрийское медучилище – девочка была жалостливая, сострадательная, потому и решили, что лучше ей быть медсестрой.

- А у меня всегда была мечта петь. Я и сейчас об этом мечтаю, - говорит она и, кажется, на глазах расцветает.

Ей теперь 60 лет, и фамилия у нее «устойчивая» - Попова, но она подумывает снова стать Овечкиной. Может, детство и юность свои хочет вернуть, может, вычеркнуть все, что было так страшно. Только фамилию человека, который был ей мужем 23 года, она бы сменила.  Теперь она  Снежная. Так подписывает свои стихи и песни. Так  хочет замести следы своих ошибок и дикой жалости, которая ее всегда подводила.

Муж появился, когда ей было 28 лет, почти перестарок по тем временам. Мужчинам она всегда нравилась, но только сторонилась их, стеснялась. А тут  детдомовец бывший – пьяный и в рваной одежде. За него и вышла. 

- Мне казалось, я смогу все исправить. Но стало только хуже. 

Отец мужа, по словам Светланы, был садистом, и однажды свекровь, защищаясь, зарубила его топором на глазах детей. Потому, говорит, рожать не хотела – боялась, что гены проснутся и у ее ребенка. Теперь у нее детей нет.  Хотя… как сказать.

Семьдесят по лавкам

Сейчас в ее доме семь десятков кошек и около 50 собак. Количество всегда меняется – то одного подкинут, то другого заберут. А недавно она принесла ведро со щенками. Новорожденных кто-то бросил у дверей магазина.  Тех щенят Светлана выхаживала несколько дней, подсунув такой же несчастной собаке, у которой бомж съел щенков.

- У собаки от стресса молоко пропало, но она вылизывала чужих щенков, как могла, только иммунитета у них совсем не было, потому умерли. Я иногда думаю, что люди, бросившие тех щенят, были жестокими, а потом понимаю, что даже в этой своей жестокости  они дали им шанс, не убили, - говорит женщина.
Когда мужа не стало, Светлана поняла, что теперь никто не запретит ей спасать животных. В дачных поселках их всегда бросали, а она и пройти не могла мимо брошеных, и помочь было нечем. Теперь за год несколько сотен своих найденышей пристраивает через интернет. Кого-то забирают и благодарят ее – картошки привезут, например, как в этот раз. А кого-то возвращают – не понравился. Придирчиво выбирают масть и вид внешний. Тех, кто просто берется спасти животное, мало. 

- Когда их было у меня всего 14,  думала, вот сейчас всех пристрою и освобожусь. Но пристраиваешь одних – несут других. Потому вы адрес мой не пишите, - говорит Светлана Вениаминовна.

Когда-то у нее были огород, цветы, розы, а теперь ни клочка свободной земли - только вольеры.

Энтерит, лишай, травмы, абсцессы в ее доме постоянно. Вот пес с оторванным ухом заглядывает в окно, вот слепая собака лает в пустоту – что бы они без нее делали? Для них она – ангел, возникший среди отчаяния. 

Ангел в резиновых тапках

На дворе ноябрь, а Светлана с питомцами живет без отопления. Денег нет на дрова. И за электричество долг. И в местной лавке она должна шесть тысяч только за еду для животных. А перед ветеринаром у нее нескончаемый долг. Ветеринары лечат, но постоянным клиентам-зоозащитникам  у них скидок нет.  Пока не вернешь долг, обратиться нельзя, а для приюта это  смерть. Приударили холода, а Светлана осталась, как была,   в резиновых тапочках. На сапоги денег нет, пенсия улетает мгновенно. 

- Вам, наверное, и пойти со мной неудобно будет, - говорит она, едва выходим за ворота ее дома-приюта. По пути прерывает речь – не хочет надоедать.  Для статьи перечисляет имена тех, кто привозит корм, вольеры построил. Волонтеров, что соорудили в ее доме печь, вспоминает добрым словом.

- Летом девочки помогали – приходили гулять с собаками, купать их водили на реку. Без человеческой ласки и общения животные дичают. Очень нам этого не хватает, - только и говорит она. Про то, что живет в холоде и без еды, не рассказывает. 

- Кошки лягут со мной, обложат меня, и тепло нам, - мелькает фраза в разговоре. 

Кормит всю братию кормом «Шарик», остальное ездит закупать на рынок – субпродукты, головы птичьи. Все на себе  разбитыми артритом руками тянет.

Утро начинает с того, что ставит несколько чайников и разводит корм. А потом за работу – уборку, кормежку. Вечно с лопатой в руках, вечно таскает мешки с отходами. А руки красные с узлами суставов прячет, как только задаю вопрос. Сама грузит мешки в машину, которая вывозит мусор. Запаха, которым пропитано все вокруг, уже не замечает - «принюхалась».

Зато соседи замечают. После смерти мужа  она разделила дом с его родной сестрой. Та, продав свою половину участка, уехала, а новые соседи жаловались на «зоошизу» куда могли, а потом приняли соломоново решение. Теперь из города Светлану и ее питомцев переселяют  в село. Там обещали дом и восемь соток земли, но пока не проведено электричество. Документы Светлана уже подписала и теперь надеется на милость соседей – что не выселят ее с питомцами в дом без электричества зимой.

- Боюсь, срубят мою березу, когда дом снесут… - вдруг говорит она.

«Алиса» – островок для бездомных животных

Этим летом нужда приперла ее идти на улан-удэнский Арбат.  Поставив шапку наземь и «аппаратуру» сбоку, она стала петь песни на свои стихи. А стихи у нее сплошь про то, чем живет: про животных, про любовь к ним. Голос у нее до сих пор звонкий. На руководителя хора ведь выучилась заочно. Только вокал никто ей не ставил. Было время, даже приняли ее в хор Оперного театра, да только в тот момент, говорит, не оказалось у нее прописки. А потом прийти и напомнить о себе не решилась. Песни – это ее отдушина. Когда-то  участвовала в самодеятельности, на конкурсах получала призовые места, но тогда все заканчивалось побоями - муж ей петь запрещал, ревновал страшно. Стала песни писать дома  в тетрадке. А теперь у нее мечта – записать диск или выступить с концертом, чтобы заработать на жизнь своих питомцев, чтобы люди узнали о них и прониклись к ним, чтобы перестала, наконец, литься их кровь, говорит.

На Арбате ее песни кто-то слушал, кто-то мимо шел, кто-то давал деньги. Иностранцы доллары клали. А кто-то ругал «зоошизой» и у виска пальцем крутил.

- Женщина подошла и начала объяснять, что животные – это существа более низкого уровня, не надо на них обращать внимание, такая у них судьба. Для того, говорила, и разводят, чтобы пользоваться и убивать, если не нужны. А я думаю: «А ведь и мы, люди, для кого-то   низшие существа. Что же, нас теперь и пожалеть нельзя? Убивать нещадно? И ведь жалеют нас свыше. Значит, и мы должны».

Сама Светлана верит в высший разум. И в том, что он ближе, чем кажется, не сомневается. В доме своем с покосившимся забором, который она вечно подпирает досками, чтобы не упал, она не одна. Есть там еще кто-то невидимый, добрый к ней. Только, говорит, не стоит об этом подробно рассказывать, ведь не поймут.

- Мне все понятно, о чем собаки и кошки меж собой говорят, - продолжает она под удивленным взглядом. Просто она их чувствует уже, питомцев своих. И когда тяжело умирают они, плачет. Свой маленький дом – островок для бездомных животных - она назвала «Мини-приют «Алиса». Алисой звали первую кошечку, которую   подобрала после смерти мужа. Сибирская кошечка тогда замерзала на морозе, и Светлана, идя с работы, сунула ее в шубу. Кошка та прожила у нее три года. А когда волонтеры предложили создать в соцсети группу, приют Светлана так и назвала – «Алиса».

Митинг зоозащитников

- Люди устают помогать. Помогут раз, два и   отходят в сторону. А помощь нужна постоянно, - говорит Светлана Вениаминовна.

К тому, что зоозащитников вроде нее зовут «зоошизой», относится спокойно. Одного понять не может: как пройти можно мимо замерзающего, голодного животного?

9 ноября в парке «Юбилейный» пройдет митинг зоозащитников против жестокого обращения с животными. 

- Всего два часа, с 13 до 15 часов, нам дано, чтобы выразить свой протест против неисполнения закона о животных, который нарушается на каждом шагу открыто и жестоко. Я тоже хочу выступить там, - говорит Светлана Вениаминовна. Огромные деньги, которые выделяются на убийство, нужно было направлять на стерилизацию животных и создание государственных приютов. Вы знаете, что такое приют, у которого есть поддержка? Это совсем другой уровень – это чистота, забота. А у нас все не так -  спасают животных простые люди. Я иногда думаю: брошу все. А потом в глаза их посмотрю и понимаю: не могу. Как их бросишь? Они же все понимают, страдают и чувствуют не хуже нас с вами… Смысл жизни в чем? Делать мир добрее, свет нести, - говорит Светлана.

Диляра Батудаева, «Номер один»
Фото: "Номер один"
^