01.12.2019
Поглощение личности
Как и почему человек теряет свою индивидуальность в группе?

Человек – существо социальное. Как бы он ни стремился к одиночеству, без людей   не может. Но, исполняя разные социальные роли,   подвергается сильному давлению общества. «Реальное поведение человека будет определяться не его личностью и   представлениями о добре и зле, а тем, как предписывает ему себя вести та или иная социальная роль», - уверен кандидат психологических наук Игорь Бадиев.
  
 Роли, которые мы играем

- Игорь Валерьевич, расскажите, почему человек так легко  теряет себя под влиянием группы людей?  

- Действительно, когда   наблюдаем за поведением человека в разных группах, будь то рабочий коллектив, семья или дружеская компания, можем отчетливо видеть, что его поведение  по большей части  определяется не столько его личностными, индивидуальными характеристиками, сколько той социальной ролью, которую он исполняет в группе. Для того, чтобы ответить на вопрос, почему так происходит, нам  нужно понять, что такое социальная роль, как личность функционирует в группе, которая, как мы помним,  самостоятельная, живая и динамичная единица. 

Роль – это предписанное группой поведение для тех или иных ее членов. Социальная роль включает в себя три основных составляющих: первое – то, как группа представляет себе поведение человека с данной ролью, во-вторых, как человек, исполняющий эту роль, представляет ее исполнение, и третье - реальное поведение человека по реализации этой социальной роли. 

Когда   говорим о сформировавшейся социализированной личности, мы говорим о человеке, который способен принимать на себя разные социальные роли. По сути, личность в разных группах и ситуациях играет множество различных ролей. Чем больше ролей, тем более развита личность. 

- Но ведь считается, что если человек и дома, и на работе один и тот же, значит, он настоящий…

- Нет, это значит, что он и там и там играет одну и ту же социальную роль, а разные группы и ситуации требуют различных ролей. 

Вокруг социальных ролей могут возникать конфликты. Допустим, семья считает, что глава семейства должен всех обеспечивать, а он сам считает, что основная функция отца не   столько зарабатывать деньги, сколько их правильно распределять. На деле же распределением семейного бюджета занимается жена, а он лишь высказывает недовольство, дескать: «ты не туда потратила деньги!». Такие вот конфликты могут возникнуть внутри группы, связанные с неоднозначностью понимания самой роли.

Помимо такого рода конфликтов внутри группы, может возникнуть так называемый ролевой конфликт, когда группа предъявляет противоречивые требования к одной и той же роли. Например, отец семейства должен быть добрым и отзывчивым, но при этом     жестким, строгим и уметь наказывать. Такой внутриролевой конфликт порождает различные стрессовые состояния. 

Так как человек выполняет не одну, а множество ролей, то часто возникают и межролевые конфликты. Например, дома  я - любящий отец, а на работе  - строгий начальник. Требования, которые предъявляют к одному человеку разные социальные роли, различны, вопрос заключается в том, насколько хорошо он умеет их разделить. 

Ситуация может усугубляться, когда два человека, которые бывают вместе в разных группах, играют различные роли. Типичный пример: учитель - мама и ученик - ее ребенок. 

Здесь налицо двойной конфликт, потому что от   одновременно он требует смены ролей   при смене ситуаций  и при этом и там  и там нужно сохранить отношения. Если взрослый человек достаточно хорошо может справиться с изменениями в ролях, то для ребенка это будет непосильной задачей  и  может просто запутаться, в каких ролях сейчас он и мама, что  вызовет  очень сильное неблагополучие. Такие межролевые конфликты   сложны, потому их следует избегать. 

Сила давления общества

Реальное поведение человека обуславливается, по сути, двумя факторами: системой его собственных установок и представлений (его личностью) и тем, что ему предписывается делать группой, то есть его социальной ролью. Проблема заключается в том, что группа всегда оказывает давление. И не просто предписывает человеку поведение, она требует от него этого. 

Способность человека противостоять групповому давлению или склонность ему подчиняться называется конформностью. Хорошо адаптивный человек также хорошо выполняет разные социальные роли и подчиняется давлениям различных групп. Однако  такое хорошее выполнение социальных ролей зачастую требует подавления собственных представлений о тех или иных вещах, своих норм, правил и ценностей. Очень часто, оказываясь в таком внутриролевом конфликте, человеку приходится его каким-то образом разрешать  и очень часто это разрешение происходит именно в пользу группового давления, в пользу социальной роли. 

- Почему не в пользу своей личности? 

- Потому что групповое давление оказывается сильнее, а поддержки для собственных представлений и ценностей оказывается недостаточно. Нужно иметь очень жесткие, четкие, стойкие представления о своих нормах, чтобы противостоять давящей силе группы. 

Когда мы оцениваем свое собственное поведение, критерии этой оценки задаются по большей части группой. Нужно подчеркнуть, что групповое давление – это не групповое насилие, оно заключается в том, что задаются критерии для оценивания, поэтому перевес очень часто оказывается в сторону социальной роли. Каждый из нас был в такой ситуации, когда хотел что-то сделать, но не делал этого, потому что «это не принято», «так делать нельзя», «это неприлично и выглядит глупо», «что скажут другие» и так далее. Вот из чего состоит групповое давление. 

Здесь все будет зависеть от группы: чем более жестко она структурирована и иерархизирована, тем большее давление она будет оказывать  и тем легче человек будет подчиняться этому давлению - принимать на себя предписанную социальную роль, реализовывать поведение, которое ожидается группой. Причем настолько, что свои собственные установки будут подавляться. Получается, чем жестче, устойчивее группа, чем четче в ней нормы и правила, тем в большей степени социальная роль поглощает личность человека. 

- Полностью поглощает - это крайний случай?

- Насколько крайний и насколько быстро социальная роль берет верх над личностью, наиболее ярко показал стэнфордский тюремный эксперимент, проведенный в 1971 году американским психологом Филиппом Зимбардо. Студентов-добровольцев поделили на охранников и заключенных. Выполняя эти роли, они не отдавали себе отчета, не могли оценить свое поведение с точки зрения морали с учетом имеющихся у них представлений о нормах поведения. 

Все они были нормальными людьми - хорошо образованными, уважающими свободу личности и прочее. Ни в коем случае не садистами. Они знали, что такое хорошо, а что такое плохо. Но предписанные им роли охранников и заключенных заставляли одних унижать, оскорблять и подавлять людей, а других – подчиняться и унижаться, хотя они прекрасно знали, что   могут и не подчиняться. 

По сути, реальное поведение человека будет определяться не его личностью, не его представлениями о добре и зле, а тем, как предписывает ему себя вести та или иная социальная роль. 

- Но ведь в обществе ценится человек, который неподвластен толпе, даже в литературе главный герой - это принципиальный человек  с высоконравственным кодексом. 

- Поэтому он и является литературным героем, потому что может и противостоит групповому давлению и действует вопреки социальной роли на основе своих собственных убеждений. А это крайне трудно, поскольку групповое давление устроено так, что оно убирает у тебя ориентир, и для того, чтобы противостоять, этот ориентир должен быть настолько четкий и незыблемый, чтобы в любой ситуации ты мог на него опереться. Но есть ли какое-то убеждение у обычного среднестатистического человека, у нас с вами, которое настолько незыблемо? Очень сомнительно. 

Почему человек подчиняется приказам?

Собственно говоря, вопрос о том, почему человек подчиняется приказам, власти, возник  среди социальных психологов после Второй мировой войны. С Нюрнбергского процесса проводилась серия экспериментов, посвященная изучению конформности, власти и подчинению, групповому давлению. Это делалось для того, чтобы понять, как группа влияет на человека и почему обычный среднестатистический человек подчиняется бесчеловечным приказам и делает бесчеловечные вещи. 

Кстати говоря, классические эксперименты конформности  о том, как группа влияет даже не на решение, не на поведение, а на восприятие отдельного человека, показано в экспериментах Соломона Аша. Эксперимент очень простой – берутся два отрезка, один чуть подлиннее, второй чуть покороче. Испытуемый находится в группе подставных лиц, которые утверждают, что оба отрезка одинаковы. Чем больше людей скажет, что они одной длины, тем больше вероятность того, что последний (испытуемый) согласится с мнением группы. Ему будет казаться, что отрезки действительно одинаковы.

В экспериментах Милгрэма с ударами током изучалась склонность подчиняться приказам. За стекло садился актер, к которому подводились провода, а испытуемому говорили, что он участвует в эксперименте по обучению при помощи ударов током. Каждый раз, когда псевдоиспытуемый (актер) отвечал на вопросы неправильно, человеку нужно было дать разряд.  

Шкала ударов током была представлена от слабого до опасно смертельного. Экспериментатор просил испытуемого сделать разряд при неправильном ответе. Человек нажимал на кнопку, и актер бился в конвульсиях. Каждый раз экспериментатор просил повысить силу тока. Исследование показало, что люди, вопреки собственным представлениям, все равно подчинялись приказам  - подавали ток  и не отказывались это делать, несмотря на то, что им  было очень неприятно, вплоть до истерик. 

Также было установлено, что очень многое зависит от того, как воспринимается человек, который отдает приказ. Чем более высокостатусным испытуемый воспринимал экспериментатора, тем легче он подчинялся его приказам. Человеку в белом халате подчинялись больше, чем в обычной одежде. 

Беседовала Любовь Ульянова, «Номер один». 
Вопросы психологу вы можете задать по адресу: pismo77@inbox.ru
^