19.01.2020
Японский бог, или «Это не пиши»
Анатолий Михаханов – о новой жизни и планах

Анатолий Михаханов, первый российский профессиональный борец сумо и самый тяжелый спортсмен за всю историю японского традиционного единоборства, поделился своими взглядами и планами.  

Встречу   назначил в кафе у дацана, но потом передумал. 

- Ты лучше приходи ко мне домой, - сказал он.  - Дом там же, на Верхней Березовке.  Ты же любишь ходить, - рассмеялся Анатолий в трубку. Пришлось топать по морозцу, не возвращаться же обратно, раз приехала.

Наконец  вот он – хозяин, огромный, ни с кем не спутаешь. Тот самый «легендарный» Толя Михаханов, про которого уже 20 лет кряду пишут и пишут газеты. 

В холостяцком доме чисто, посередине единственной комнаты – печь. Дважды в неделю Анатолий моет полы, носит воду. Перед началом интервью  ставит передо мной кружку чая – зеленого, порошкового, похожего на водоросли из биодобавок. Упаковками с ними уставлен стол.

- Знаешь эту фирму?  - спрашивает и, удостоверившись, что знаю, добавляет: «Но ты про это не пиши». Потом, правда, передумывает: «Пиши…».

Детство Ороры

В 1999 году Анатолий поступил в токийскую школу сумо Китаноуми-бэя. Казалось, мальчика из Заиграево вдруг одарила судьба – настолько необычен был ее поворот. С тех пор вестей об Ороре Мицури, так назвали 16-летнего Толю в Японии, стали ждать по всей Бурятии. А он тем временем учился жить заново.

Когда спрашиваешь его о детстве, Анатолий бодро рапортует: «У меня было прекрасное детство. Все было здорово. А что я должен сказать?». На вопрос, как тогда писать, говорит: «Не пиши». А зачем позвал, говорю? Тогда добавляет: «Конечно, разное было. Сама вспомни, может, был у вас в классе полный мальчишка, как к нему относились? Дразнили? Вот видишь. Такие ребята всегда немного закомплексованные и скрытные бывают».

Уже в детском саду Толя так вырос, что воспитатели просили его достать что-нибудь со шкафа. В первом классе он был уже 120 килограмм весом, потому учительница просила его не бить забияк, чтобы нечаянно не зашибить. 

- В детстве я был закомплексован, в основном молчал, и только Япония меня изменила, - заключает Анатолий. 

Именно там, в школе сумо, он впервые понял, что габаритами можно гордиться  и люди не только не дразнят, а восхищаются борцами, один из которых, по легенде, породил японскую императорскую династию. О тех, кто устроил его в школу сумо в Японии, вспоминать почему-то не хочет: «Это не пиши».

Тогда, в конце 90-х, все газеты писали, что Толю устроил в школу сумо Зоригто Саханов, тогдашний руководитель российско-японского проекта «Международный центр инноваций и технологий». Федерация сумо Японии оплатила школе обучение бурятского мальчика. 

Школа и удача

Что в школе будет так трудно, Толя и не подозревал. Первое время приходилось заниматься не столько сумо, сколько уборкой и прислуживанием старшим борцам. Прежде чем новобранцу позволили надеть традиционные маваси – пояс-ленту для поединков на дохе,  нужно было смиренно следить за порядком в туалете и на кухне. Толя-Орора мыл посуду так, что кожа на пальцах трескалась – приходилось клеить пластыри. 

- Моющее средство было некачественное. Такое и в Японии бывает, - рассказывает он и снова заговаривает про товары, продвижением которых занимается теперь. Год потребовался, чтобы Орора научился понимать и изъясняться по-японски. 

Традиционные маваси сумоиста, которые некоторым напоминают стринги, к слову, не принято стирать, чтобы удача не покинула борца. Смерть учителя является единственной причиной, разрешающей выстирать маваси.

- Но мы, конечно, все-равно их чистили, - признается Анатолий. 

В марте 2000 года Толя-Орора дебютировал в качестве борца. Чаще всего дебютанты уже имеют некоторый опыт, полученный на соревнованиях школьного, университетского или иного любительского уровня, а вес набирают постепенно, по мере роста мастерства. У Анатолия все было немного иначе – он уже приехал «весомым». 

Возвращение

В октябре 2018 года Михаханов вернулся на родину. Высшим достижением в Японии для него стала третья по силе лига — Макусита. Как поясняет «Википедия», это означает, что он остался учеником высокого класса, но не мастером. Сам Анатолий говорит о возвращении так: «Мне на родине комфортнее. Я понимаю, если бы   остался в Японии, добился бы высот в сумо, женился  на японке. Но у меня это не получилось, судьба не свела». 

Когда его спрашивают, собирается ли он открывать школу сумо в Бурятии, Михаханов отвечает, что не видит смысла учить детей неолимпийскому виду спорта. Не будет, говорит, перспектив. Вопрос о том, не хочет ли   вернуться в Страну восходящего солнца, его заметно раздражает: «А зачем мне возвращаться? Кто меня там ждет с распростертыми объятиями? Да, у меня есть знакомые, друзья, но я никогда к ним не обращусь. Что, я сам не смогу что-то сделать? Я что, такой унылый? Так и напишите. Да и что мне там делать? Вида на жительство там у меня нет. Я могу туда поехать так же, как все, – через получение визы. Две-три недели мне вполне хватит, и они могут ко мне приехать. 21-й век – век возможностей. Если человек старается, он куда угодно может поехать».

За год с лишним на родине бывший Орора Сатоси (имя он сменил в 2009 году) похудел на 100 килограмм. Вопросы про то, как начать жизнь на родине заново, называет «дурными».

- Я сейчас нашел свою сферу деятельности – сетевой маркетинг. У меня образование - 9 классов, но зато есть классное самообразование – как можно сделать себя и никогда не сдаваться. Когда ты проигрываешь один турнир, нужно найти в себе силы не расстраиваться - ведь будет еще и второй. Бывает, что тренируешься годами и все турниры проигрываешь. Я проигрывал три турнира подряд. Но кто не падал, тот не поднимается. А если бы был звездой, даже разговаривать с тобой не стал. 

Про былые мечты

Когда он идет по улице, большой, сразу узнаваемый, люди здороваются. Он охотно откликается, улыбается им. Иногда ему подносят младенцев, чтобы подержал на счастье.

- Когда-то я поделился в инстаграме этой японской традицией. Никто бы никогда не узнал об этом, а так все написали. Классно же? Верю ли я в это? Конечно, верю. Два бога боролись за остров, один победил. От него ведет родословную император Японии, IQ включи, – выпаливает Анатолий.

До того, как он стал японским богом, у него была другая мечта. 

- Мечтал стать врачом, как папа. Напиши не «отец», а «папа». Его вся деревня любила. До сих пор папу добром вспоминают. Он был  как знахарь и всегда  открыт душой к людям, шутил, никогда не унывал. Я утром всегда радуюсь. Сегодня еду по городу – холод, аж туман, а я радуюсь. Счастье мне приносит все. Бывают дни, когда  бывает грустно. Я же тоже человек. 

«Люди ноют»

Говорит, что в Японии кто-то определил по его ладони, что его призвание – давать людям удачу. И отчего-то добавляет, что все мощные фирмы в мире –  хоть «Адидас», хоть «Рибок» - выросли из кризиса. Потому  вступай в его команду, если не хочешь быть рабом.

- С интересом слушаю, что иногда люди о сетевом маркетинге говорят. Жаль тех, кто дальше Шишковки никуда не выезжали, не развиваются и представить не могут, что нужно не ныть, а работать и стараться смотреть на жизнь позитивно. Люди ноют, обвиняют Путина, правительство. Не успеешь в такси сесть, так сразу о политике ноют. Президента ругают. Никто никому ничего не должен…

На вопрос, так ли уж ничего не должны людям депутаты и президент, отвечает раздраженно:  «Я не вмешиваюсь в политику, просто никто ни в чем не виноват. Каждый сам ищет себя. Вот я занимаюсь здоровым образом жизни. Я нашел себя. Скинул вес. На меня молодежь смотрит. Даже когда   сижу за столом, молодежь смотрит, буду ли пить. Я это вижу и принципиально не пью.

«Тень остается позади»

Когда спрашиваешь, что его восхищает или удивляет в людях больше всего, отвечает: «Преданность и терпение. Самое большое удивление для меня - то, что люди всю жизнь преданы одной работе. В Японии даже умирают на ней от переутомления». 

Слова, что по такой логике следовало оставаться преданным сумо, Анатолию не нравятся, но он говорит: «Человек ищет, где ему лучше. Я - самый тяжелый сумоист в мире, 293 килограмма. Но все это было в прошлом. Оставляю себе только хорошее. А плохое   забываю сразу. Когда идешь вперед к солнцу, тень остается  где? Позади тебя. У всех людей бывает страх и сомнения, но когда они это перебарывают и у них получается, это классно. А чего бояться-то в жизни? Не страх бывает, а сомнения. Но их человек сам рисует все в голове. Было ли, что я падал и поднимался? Это вообще дурной вопрос. Куда падать?! Ниже плинтуса не упадешь.

О семье Анатолий говорит обтекаемо: «Моя семья – это люди, которые в меня верят. Это моя команда по бизнесу. Мама, сестра, родные, близкие». 

В том, что находится в активном поиске спутницы жизни, он уже не раз признавался. Об остальном говорит так же бодро: «Мне 36 лет, у меня очень много планов и встреч. Движение вперед – вот это жизнь. Вот сидел в кафе у друга детства - они с женой собрались и открыли его, пока другие боялись, сомневались. Пробуй. В жизни все надо попробовать. Все мечтают уехать, думая, что там им будет лучше. Никто никого нигде не ждет. Так и напишите».

Диляра Батудаева, «Номер один». 
Фото с личной страницы А. Михаханова в Facebook
^