15.02.2020
Улан-Удэ засыпало радиоактивным шлаком
Ученые Бурятии бьют тревогу, ведь выбросы в атмосферу смертельно-опасны для людей

Пока Европа и Китай активно избавляются от грязной угольной генерации и переходят на дешевый и бездымный природный и сжиженный газ, Бурятия,    как и ряд депрессивных дальневосточных регионов, демонстрирует совершенно противоположную динамику. Так, в 2018-2019 годах в энергобалансе частного сектора и ряде мелких предприятий Бурятии произошел кардинальный разворот от использования даже не совсем экологичных дров к грязному, токсичному, радиоактивному углю. И сегодня ученые Бурятии бьют тревогу.

Дело в том, что система сбора и захоронения опасного угольного шлака не отработана «мусорным» оператором Бурятии и опасные отходы продолжают накапливаться и отравлять население столицы региона. Не решена проблема и утилизации опасных отходов от ТГК-14, угольной ТЭЦ-1, находящейся в самом центре Улан-Удэ. Не случайно Бурятия продвинулась на первые позиции в стране по заболеваниям легких, в том числе онкологией.

Даешь стране угля

Сегодня на окраинах столицы Бурятии количество микрогрузовиков  с полными бортами топлива для обогрева частного сектора  вот уже вторую зиму увеличивается, причем в сторону продажи угля. Цена среднего микрогрузовика с дровами или углем практически одинакова - 5-6 тыс. рублей. Уголь даже немного дешевле. Он становится еще более выгодным, если пересчитать выход калорий на единицу купленного топлива -  горит жарче.

Тем более  что два года назад дрова значительно подорожали. МВД Бурятии активно занялось контролем частников-лесорубов. Многих мелких участников неофициального рынка, работающих «без крыш», извели на корню. А леса в период заготовок стали регулярно закрываться в связи с пожароопасными сезонами, и доставлять в Улан-Удэ дрова стали из далеких мест, что привело к росту транспортных издержек. В результате произошло так называемое «обоснованно резкое подорожание топлива».

Однако уголь, на который в последние годы перешло беднеющее население города, как оказалось, представляет собой мину замедленного действия. Речь идет о двух содержащихся в нем элементах - радиоактивных уране (238U) и торие.  В ходе сгорания он в концентрированном виде выпадает на головы владельцев мелких котельных и печек (по замерам, 30% летучих частиц угля с низких труб частного сектора выпадает в 100-метровом радиусе от дома). И концентрируется в отработанном шлаке. Шлак зачастую вываливается  где попало,  и затем  при установлении сухой погоды   аэрозольным путем радиоактивные частицы поступают в организмы. А через зараженные грунтовые воды -   колодцы и скважины - в чайники   горожанам.

Радиоактивного!

В том, что уголь и радиация – близнецы-братья, нет ничего удивительного. В научном материале «Радиоактивность углей и продуктов их сжигания» на сайте www.proatom.ru Василий Овсейчук, профессор Забайкальского госуниверситета, привел данные,  свидетельствующие о том, что «сырьем для получения урана на начальном этапе развития отечественной атомной энергетики  являлся именно уголь».

Так, Василий Овсейчук  привел примеры по ряду месторождений. Например, если в одной тонне угля из месторождения Окино-Ключевское (Бичурский район) содержится 4,7 грамма радиоактивного урана, то в сгоревшем шлаке его концентрация возрастает до 32 граммов, а в золе – до 43. То есть жители Улан-Удэ,   складирующие шлак у себя в огородах, фактически ходят по урану.

Тем не менее  эколог Владимир Белоголовов успокаивает, радиоактивность углей оценивается при разведке, а опасные объекты не разрабатываются. Хотя и с оговорками.

- В Бурятии отрабатываются более молодые, так называемые юрские угли, но и в них бывают отдельные пласты с высокой радиоактивностью и весьма опасными шлаками от них, - говорит эколог. - В результате гарантий, что в оборот не попадет уголь со сверхвысоким содержанием урана, никто не дает. Что показали случаи выявления повышенной радиации в шлакоблочных домах в Улан-Удэ, в п. Аршан, в том числе в стенах дома культуры, который позже снесли.

Однако, судя по данным профессора Василия Овсейчука, понятие «безопасный уголь» не существует в принципе, поскольку он весь «фонит», а в шлаке  тем более.

-  Даже в партиях с небольшим содержанием урана и тория при использовании полученной золы и шлаков для отсыпки дорог и в качестве искусственных грунтов  радиоактивный фон возрастает в два-три раза относительно местного фона, - отмечает ученый.

И что мы видим в Улан-Удэ? По данным Бурятского центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, в Улан-Удэ в целом радиационный фон  - в рамках нормы (10-20 мкР/час). Однако в отдельные дни и месяцы радиоактивность возрастает.

Так, в апреле 2019 года в Улан-Удэ радиационный фон в среднем составил 22 мкР/час  и плавно снизился до 18 мкР/час к июлю того же года. Скорее всего, в апреле с улиц и почвы в атмосферу поднимались летучие частицы несгоревшего топлива и сажи, а последующее снижение фона могло быть связано с дождями,   смывшими всю накопленную за зиму радиоактивную пыль с дорог и улиц в Селенгу.

Шлак и не только

Проблема не нова - в СМИ приводятся данные из США о том, что угольная генерация дает радиационную нагрузку на окружающую территорию в 100 раз большую, чем атомные электростанции со сходным показателем выработки электроэнергии.

Статистика онкологии по республике подтверждает опасения экологов. Ухудшающееся состояние воздушной атмосферы, которой дышат горожане, прямо отражается на смертности населения. В программе правительства РБ «Борьба с онкологическими заболеваниями» от 25 июня 2019 г. № 346» приводятся печальные данные за десять лет.

Так, показатель смертности от злокачественных новообразований в 2017 году составил 179,3 на 100 тыс. населения, что на 9,6% выше показателя 2008 года (162,0). Причем в структуре смертности от онкологии первое место занимают злокачественные новообразования трахеи, бронхов и легкого.

А в Улан-Удэ, где угольная генерация бьет рекорды по загрязнению атмосферы, заболеваемость раком почти в два раза выше, чем в целом по республике, и составила в 2017 году 355,7 случая на 100 тыс. человек. Причем наиболее высокий уровень выявляемости - в городской поликлинике №2 (376 случаев). Эта поликлиника обслуживает жилмассив, прилегающий к поселкам Комушка и Горький, где население обогревается углем. Также дома находятся в зоне влияния угольной котельной ТГК-14 «Юго-Западная». 

Что делать?

Экологи отмечают, что задачу очищения воздуха можно было разом решить через полный запрет на сжигание опасного угля на Байкальской территории. Как это делают в цивилизованных странах, переходя на продукцию «Газпрома». Однако у нас этот вариант не пройдет. Москва не даст, ведь функционеры, сидящие на так называемом «национальном достоянии», тащат с выгодой (для себя лично, но с убытками для «Газпрома») новые газовые ветки куда угодно (в Турцию, Китай, Европу). Но только не на пользу гражданам России, которые, как в нашем регионе, умирают от загрязнения атмосферного воздуха.

Поэтому пока выходов только два - миграция из опасного Улан-Удэ (известный эколог Владимир Белоголовов подал пример своим коллегам, выехав в более чистый регион) или качественное изменение сознания населения. Благодаря которому может произойти некоторое улучшение состояния воздуха через постепенный отказ от самоубийственной политики обогрева жилищ радиоактивным углем. А также утилизация угольного шлака не в огородах, улицах и оврагах, а на полигоне «ЭкоАльянса». Ведь угольный шлак отнесен к твердо-бытовым отходам, и мусорный оператор обязан вывозить его от населения на свалку в Вахмистрово.

Кроме того, медики советуют в период отопительного сезона постоянно защищать свое дыхание обычными противопылевыми респираторами. И от гриппа тоже помогает. А после окончания холодного периода сезона пользоваться масками в сухой период. Пока дожди не смоют радиоактивную пыль с городских улиц и не повысится влажность, благоприятная для органов дыхания.

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^