13.09.2020
В Бурятии ученики уходят из школ, предпочитая онлайн-обучение
Многие родители видят большие перспективы в «удаленке» и готовы даже заплатить за нее

Пока Бурятия ударно осваивает федеральные ассигнования на постройку крупных школ, в республике начался разворот в другую сторону. Озабоченные коронавирусным психозом родители понимают, что, скорее всего, перехода на онлайн-обучение не избежать. А поскольку бороться против нового бесполезно, то почему бы не возглавить этот процесс? Как выяснилось, многие родители видят большие перспективы в «удаленке» и готовы даже заплатить за нее. 

Учеба дома

Улан-удэнка Светлана Нестерова рассказала «Номер один», что в этом году из класса, где учится ее дочь, трое ребят перешли на «удаленку» в московские школы.

 - Моя дочь относится к часто болеющим детям и даже до ковида часто пропускала школу. Мы  регулярно брали уроки онлайн у московских репетиторов, и это было дешевле, особенно по акциям. В этом году стало понятно, что школы будут постоянно закрываться из-за неадекватно обостренной реакции на грипп  и ОРЗ у детей.  Поэтому решили забрать документы из школы и сразу перевестись в московскую школу, где обучение сразу заточено на онлайн-формат, - говорит Светлана. 

Однако в дистанционном обучении есть определенные минусы. Например, уроки физкультуры онлайн не преподают, поэтому ребенка придется возить в спортивную секцию. Результаты занятий будут принимать при аттестации. «Дистанционник» лишается и общения со сверстниками. С другой стороны, есть и немало плюсов: домашняя еда вместо сомнительной «столовской», сокращение расходов на школьную форму, обувь, ранцы, учебники, проезд и так далее. Понятно, что у тех детей, кто каждый день вынужден добираться до школы с помощью общественного транспорта, возрастает риск заболеть, особенно в осенне-зимний период.

Особенно плюсы заметны для родителей из сферы IT-технологий.

- Муж занимается программированием, и у нас нет привязки к конкретному месту, работы. К тому же  с осени до весны мы часто выезжали на зимовку в Тайланд, - рассказывает улан-удэнка Аюна.- В обычной школе такие перерывы   невозможны, поэтому мы ребенка сразу отдали на дистанционное обучение. В этом году мы, скорее всего, никуда не поедем, поскольку границы закрыты, но ребенка в обычную школу отдавать уже не будем. Он отвык от этого кошмара.

Не секрет, что некоторые дети недостаточно хорошо впитывают знания в обычном школьном формате. Поскольку испытывают стресс от шума на переменах, когда у детей, да и у учителей, что тут скрывать,  трещит голова от гама, беготни, а значит, и стресса. Таким детям очень сложно сосредоточиться на предмете, и часть времени уходит на то, чтобы элементарно прийти в себя. Учеба любит тишину.
 
Акцент на качестве

Привлекает родителей и качество знаний учителей с запада России. 

 - Мы учимся с 1 сентября в одной из питерских школ, и я была поражена, какая правильная, красивая, без всякого акцента речь у учителя русского языка и литературы, как грамотно и доходчиво объясняется материал, - говорит улан-удэнка Екатерина. - Я была просто очарована. Для ребенка,   уверена, знания должны поступать вот в таком чистом виде, чтобы он научился четко изъясняться, не коверкая свой язык. Но самое главное, там готовят действительно хорошо, в том числе по ЕГЭ.

Впрочем, абсолютизировать преимущества «удаленки» никто не собирается, родители говорят, что если им не понравится, то всегда можно   вернуться на офлайн-формат через год. Когда заниматься блокировками всем надоест, а психоз  с коронавирусом уйдет в историю.

Как считает Екатерина, пока сдерживает массовое «бегство» бурятских школьников в Санкт-Петербург и Москву только тот факт, что обучение в онлайн-школе небесплатное. Цена в среднем составляет от 4 до 8 тыс. рублей в месяц, в зависимости от класса школы и формата обучения. В полноформатном конференц-режиме дороже, чем в записи. 

Впрочем, в некоторых улан-удэнских школах попечительский взнос и ежемесячная «абонплата» вполне сопоставимы с такими суммами. Да и никто сейчас точно не знает, будут ли в этом учебном году улан-удэнские школьники заниматься в  офлайн-режиме или тоже перейдут на «удаленку». 

- В школе №21 попечительский вступительный взнос в этом году составил 35 тыс. рублей плюс 1,5 тыс. рублей ежемесячно, - продолжает Екатерина. - Но мы посмотрели, что школа очень маленькая, тесная и велик риск, что она может попасть на карантин в случае зимнего роста ОРЗ. Поэтому решили, что если и платить деньги, то лучше за реально  качественную услугу.

Между тем  Министерство образования Бурятии накануне 1 сентября разослало в подведомственные учреждения указания, в основе которых лежат инструкции Роспотребнадзора,   фактически не предусматривающие иного варианта, кроме жесткой самоизоляции  в случае положительного теста на ковид хотя бы одного ученика. И при  ухудшении эпидемической обстановки не только по ковиду, но и сезонным гриппу и ОРВИ  школы будут принудительно переводить  на онлайн-режим. К которому наши учителя в основной своей массе   не готовы, в том числе в связи с проблемами методического и технического характера.

Добавим, что для полноценных занятий в онлайн-режиме необходим не телефон, а компьютер  и доступ к интернету, что есть не у всех школьников. Поэтому понятно, что родители хотят 100%-ных гарантий, что школа будет работать в обычном режиме постоянно. Но их сегодня  ни обычные, ни так называемые «элитные» школы дать не могут. 

Как сообщила пресс-служба Минобразования РБ, в связи с эпидемической обстановкой в самом начале учебного года уже перешли на дистанционное обучение  шесть школ. Это две улан-удэнские школы (общее число учащихся, ушедших на «удаленку», - 1309 человек). Одна школа в Хоринском районе  (198 учеников) и три школы в Еравнинском районе (1359 школьников). 

Большая перемена

Кроме того, многие родители абсолютно не приемлют мучений детей из-за буллинга (травли), процветающего в школах Бурятии. Ведь из-за карантинов, обвального снижения доходов и алкоголизации  психика многих родителей находится в очень плохой форме. Дети это чувствуют и  транслируют в социум, вымещая семейную агрессию на сверстниках. И этот школьный сезон 2020-2021 наверняка будет одним из самых проблемных. 

Причем повод для травли может быть любой, никто из детей не застрахован от этого. И даже деньги ничего не решают. Ведь в том числе в так называемых «элитных» школах  есть масса примеров того, как дети богатых родителей третируют детей из таких же состоятельных семей. И поскольку бороться с этим явлением очень тяжело, то некоторые родители решили исключить данную школьную проблему автоматически, перейдя на «удаленку». 

Как сообщили в Министерстве образования РБ, точное количество учеников, кто в этом учебном году добровольно перешел на дистанционный режим, пока не известно. Поскольку не все родители, забирая из школ документы детей, указали новые места учебы. Поэтому более ясная картина появится не раньше середины сентября, когда учебный процесс войдет в обычный режим, а статистика «исхода детей» будет обработана. 

Но уже сегодня понятно, что процесс перемен пошел. В Бурятии речь идет о сотнях учеников, чьи родители рискнули на необычный эксперимент. 

Напомним, что в апреле 2020 года в России провели множество социологических опросов, касающихся опыта онлайн-обучения российских школьников в период карантина. Каждый третий-четвертый родитель негативно оценил дистанционное обучение. Жаловались, что онлайн-форма снижает качество обучения, а также на неудобную платформу, на частое подвисание программы и многое другое. Большинство самих школьников с восторгом восприняли новую форму обучения. 

Что касается учителей, то от 60 до 80%  высказали негативные оценки перехода на «удаленку». Судя по всему, большинство учителей никогда ранее   не сталкивались с данным методом. А все новое для консервативной российской школы  словно несет в себе угрозу.  Ведь бурятские учителя уже давно встречаются с жесточайшей конкуренцией со стороны иногородних репетиторов при подготовке старшеклассников к ЕГЭ. Для учителей переход на онлайн в перспективе может привести не только к потере доходов от репетиторства, но и потере мотивированных на обучение учеников из платежеспособных семей. Ведь подушевое финаснирование школ никто не отменял, а значит, вместе с «душами» учеников происходит масштабный отток денег в Москву. 

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^