09.06.2021
В Бурятии за смерть известного врача никто не ответил
После укола женщина впала в кому и через несколько месяцев скончалась

Даже для Бурятии, где скандалы, связанные с врачебными ошибками или халатностью, давно перестали быть редкостью, эта история выходит за все рамки. Плановая  простейшая операция привела к тому, что 64-летняя улан-удэнка Екатерина Киширова не пришла в себя после наркоза, впав в кому. Причина тому – неправильные действия анестезиолога, который так и остался безнаказанным, если не считать банального выговора. И хотя из комы пациентка все-таки вышла, женщина уже перестала быть собой. Прожив несколько месяцев в вегетативном состоянии, она умерла.

Плановая операция

Про выход на пенсию часто говорят – это все равно, что начать новую жизнь. Вот и 64- летняя Екатерина Киширова после долгих уговоров близких и родных наконец решилась оставить работу врачом в женской консультации и начать жить для себя. Вместе с супругом Петром Кишировым, с которым прожили 37 лет, они начали строить большие планы. Для начала мечтали съездить в США, в гости к дочери, сделать ей сюрприз. А оттуда вдвоем отправиться в морской круиз.


Визу и другие документы уже  оформили, оставалось только решить незначительные проблемы со здоровьем. У Екатерины Дмитриевны был бурсит плечевого сустава. И хотя боли женщина не испытывала, но «болячка» приносила дискомфорт при движениях. Поэтому Кишировы перед поездкой решили подготовиться, записавшись на плановую операцию, чтобы вернуть суставу прежнюю подвижность. Во всех медицинских справочниках об этой малоинвазивной (с помощью небольших проколов) операции говорят как об одной из простейших и совершенно безопасных - ведь она  не затрагивает ни мышцы, ни суставные структуры, ни связки.

Екатерина Киширова заранее легла в госпиталь для ветеранов (Автономное учреждение РБ «Республиканский клинический госпиталь для ветеранов войн»). Будучи медиком,  понимала, что ее ждет общий наркоз, а значит, необходимо подготовиться. И, конечно, в госпитале  завели медицинскую карточку, личную историю пациентки, где отражалась полностью вся картина ее здоровья. В частности, внесены записи и о том, что она страдает артериальной гипертензией.

Накануне операции пациентку  осмотрел врач анестезиолог. Как следует из выводов последующей служебной проверки, «были оценены все риски и вид планируемого обезболивания – общий наркоз». Однако что-то пошло не так. Потому что после завершения операции Екатерина Киширова от наркоза так и не очнулась.

«В результате проведенной проверки установлено, что врачом анестезиологом не   соблюдены клинические рекомендации ФАР «периоперационное ведение больных с артериальной гипертензией». В отношении врача анестезиолога приняты меры: объявлен выговор за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей, он отстранен от выполнения анестезиологических пособий. С учетом изложенного руководству госпиталя указано на недопустимость впредь подобных нарушений», - говорится в выводах внутренней проверки - в документе, подписанном замминистра здравоохранения РБ Анатолием Кирилловым.

Анестезиологические пособия, от которых отстранили врача, это комплекс мероприятий,  проводимых врачом до операции, во время и после нее. Однако его не уволили, а значит, у анестезиолога просто изменились обязанности.

Звонка не дождались

Почему Екатерина Киширова не пришла в себя после наркоза, подробно изложено и в судебно-медицинской экспертизе. У экспертов нет ни единого сомнения в том, что женщина впала в кому исключительно из-за неверных действий анестезиолога. Между этими событиями уже установлена прямая причинно-следственная связь.

«Врач анестезиолог во время проведения оперативного вмешательства применил длительную (в течение одного часа) искусственную гипотонию (снижение артериального давления с помощью средств анестезии, понижающих артериальное давление), что привело к длительному снижению перфузии (кровоснабжения головного мозга)  и повлекло за собой ишемический инсульт с формированием очагов ишемии в базальных ядрах, кортикальном и белом веществе обоих полушарий головного мозга», - говорится в судебно-медицинской экспертизе.

Но на тот момент, в мае 2019 года, еще никто не знал, что происходит с пациенткой. Родственники, как ни в чем не бывало, ждали звонка от мамы и жены. И даже сами врачи забили тревогу не сразу. Родные Екатерины Дмитриевны считают, что было упущено драгоценное время, которое могло спасти здоровье пациентке.

- Во время операции у мамы случился инсульт из-за пониженного давления, она впала в кому, а врачи, получается, даже не поняли, что происходит. Они просто подумали, что она плохо отходит от наркоза, и поэтому не сразу оказали ей первую помощь. А мы вообще ни о чем плохом не думали. Мама попросила ей не звонить, мол, сама выйдет на связь, как только отойдет от наркоза. Но  в назначенное время она не позвонила, тогда мы сами стали узнавать, искать ее.  Уже вечер, а никто ничего сказать не может. Потом папе ответила   медсестра, что у мамы состояние прежнее, врача нет. Это были выходные дни. И когда мы уже стали бить тревогу, обращаться к знакомым, дошли до руководства Минздрава, только тогда маму перевели в Республиканскую больницу. Стали ей оказывать там помощь, но время уже было упущено, - сетует Екатерина Спиридонова, дочь Екатерины Кишировой.

В шаге от чуда

В реанимации Республиканской клинической больницы им. Семашко вывести из комы пациентку не удалось. В отделении неврологии Екатерина Киширова в бессознательном состоянии провела почти два месяца. Затем больную направили в Институт мозга в Екатеринбурге. Там пациентку удалось вывести из комы, но прийти в себя Екатерина Киширова так и не смогла. Ей поставили диагноз: «вегетативное состояние». Она ни на что не реагировала, не узнавала близких, не могла самостоятельно кушать и т. д.

В таком состоянии ее снова вернули в Улан-Удэ и направили в госпиталь ветеранов, где о больной обещали позаботиться, видимо, чувствуя за собой вину. А что переживали в этот момент родные и близкие Екатерины Кишировой - даже сложно представить. Ведь муж и дети только что видели свою мать цветущей, активной женщиной, и вдруг случилось непоправимое.

До последнего близкие надеялись на то, что Екатерина Киширова, несмотря ни на что, сможет очнуться, прийти в себя и обнять своих родных. Особенно переживал Петр Киширов. Он не мог найти себе места и приходил в госпиталь к жене по два-три раза в день, снова и снова звал ее по имени в надежде, что она вот-вот узнает его. Но чуда не происходило. Скорее, все вышло совсем наоборот.

- После трагедии с мамой папа из жизнерадостного и улыбчивого мужчины превратился в очень угрюмого человека. Постоянно думал, что  происходило в операционной, представлял, что было с мамой, что она ощущала. И на то, что следствие идет так долго, тоже злился и переживал. Предчувствовал, что виновник случившегося останется безнаказанным. На фоне такого стресса у папы случился инфаркт. Ему сделали операцию на сердце - шунтирование, - с горечью рассказывает Екатерина Спиридонова.

Вскоре госпиталь попросил забрать пациентку домой, родные наняли медсестру для больной. Но огромную часть работы по уходу за Екатериной Кишировой добровольно взял на себя супруг. Он не отходил от жены ни на шаг, несмотря на то, что сам недавно пережил операцию.

- Если приходили гости к нему, то удивлялись. Мол, обычно, когда в доме лежачий больной, то сразу ощутим специфический запах и все такое, а у папы все было в полном порядке. Мама выглядела всегда так хорошо, что даже казалось, что она вовсе не больна, сейчас встанет и пойдет, - вспоминает Катя, дочь пациентки.

Катя, как и папа, тоже до последнего надеялась, что мать придет в себя.

- Когда мы к ней приходили, она шевелила губами, глазами. Но так как в горле стояла трахеостома, мы только слышали звуки, а слов не понимали. Я говорила врачу об этом, что мама хочет мне сказать что-то, но он все отрицал, объяснил, что у таких больных просто бывают отголоски сознания, не более того, - рассказывает Катя.

Но в один момент чудо словно произошло. Екатерина Киширова не просто заговорила, а  говорила осмысленно.

- Медсестра один раз вытащила трубку. И услышала слова. Мама позвала папу. Говорила: «Где Петя, что со мной случилось? Почему я лежу, что со мной случилось?» - вспоминает Катя.

Врачи были шокированы, говорили, что такого не может быть. Пациентку вновь забрали в Республиканскую больницу, теперь уже зародилась огромная надежда, что новый курс реабилитации поможет поднять больную с постели. Была срочно запланирована поездка в одну из лучших клиник Москвы. А родные Екатерины Дмитриевны воодушевились как никогда прежде.

- Маме стало лучше, мы думали, будет идти динамика, так были счастливы. Но она опять вернулась в прежнее состояние. Мы ждали  реабилитации в Москве, но не успели… Мама умерла, - не может сдержать слез Екатерина.

Странное правосудие

С самого начала, с июня 2019 года, Петр Киширов добивался того, чтобы виновные в том, что он потерял жену, были наказаны. Несмотря на собственные страдания и проблемы со здоровьем, он снова и снова шел к следователям и требовал от них результатов. После смерти жены не находил себе места, не мог находиться дома один. В гостях у дочки в Новосибирске тоже затосковал и решил, что снова поедет работать вахтой, чтобы хоть как-то отвлечь себя от грустных мыслей. Там, вдали от родины, его ждал еще один сердечный приступ, на этот раз смертельный.

Так в одночасье две сестры осиротели. Вслед за отцом Екатерина Спиридонова также хотела добиться справедливости.

 - Врач признал вину примерно за две недели до суда. Как я считаю,   адвокат ему так посоветовал, чтобы наказание мягче было. Также незадолго до результатов независимой экспертизы он мне позвонил. Я думала, попросит прощения, попытается загладить свою вину, например, заговорит о денежной компенсации. Но ничего такого не произошло. Разговор не клеился, он как будто ждал чего-то от меня. Говорил о том, как   переживал, боялся, что мама умрет. Словом, у меня сложилось впечатление, что позвонил  не потому, что ему очень жаль нас, а потому, что жаль себя. Я спрашиваю: «Почему тогда вы не подошли к моему отцу, не попросили у него прощения? Да, быть может, отец в ту минуту на вас бы накричал, но потом попытался бы как-то простить, и тогда бы не умер, держа злость на вас!». Я правда считаю, что такой  человеческий, честный поступок мог бы спасти моего папу, которого до конца дней душила обида на доктора, - плачет Катя.


Если связь между причинением тяжкого вреда здоровью и действиями медика была доказана, то прямую зависимость между смертью пациентки и виной медика доказать не удалось.  Таким образом, судить врача должны были по ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). Ключевые здесь два слова: «должны были», но…

- 25 мая был суд, я звоню, спрашиваю, как все прошло. И помощник судьи мне говорит, что срок исковой давности прошел. Не хватило двух дней. Все претензии к Следкому. Там мне сказали ровно то же самое – сделали все, что могли, все претензии к суду, - возмущается Катя.

В Следкоме Бурятии нам объяснили столь большие сроки расследования сложностью данного дела.

Срок предварительного следствия составил 11 месяцев 14 суток. Продление сроков    обусловлено проведением длительных сложных комиссионных судебно-медицинских экспертиз, а также ряда процессуальных и следственных действий для доказывания вины медицинского работника.  Одна из них проводилась за пределами Бурятии, окончена экспертами 31 марта 2021 года. 22 апреля врачу анестезиологу  предъявлено обвинение по статье «причинение смерти по неосторожности. В ходе допроса в качестве обвиняемого мужчина полностью признал свою вину и раскаялся. 30 апреля 2021 года уголовное дело направлено для утверждения обвинительного заключения в прокуратуру РБ. 11 мая 2021 года отправлено в суд для рассмотрения по существу,  прокомментировали в СУ СК РФ по РБ.

Дочерям так неожиданно ушедших из жизни родителей сложно принять, что долгое расследование вдруг закончилось пшиком.

- Следователи все это время вели себя так, словно были на стороне медика, а не на нашей. Я все время слышала от следователя, как она говорит о том враче: «Он переживает», «ему плохо», «он и так судьбой наказан», «ваших близких все равно уже не вернуть» и все в таком роде. А разве наши родители не заслужили, чтобы переживали за них тоже? Моя мама всю жизнь работала не покладая рук, до сих пор в интернете можно найти много отзывов от ее пациентов, разве она заслужила такой конец? От рук коллег врачей,  убивших ее своим отношением? Как и мой папа - он заслужил разве такую гибель? И разве нельзя было расследование сделать более оперативным?  Мне следователь так и сказала: «Скажите спасибо Путину за то, что он сделал майские праздники». Но разве дело в этой выходной неделе? Это лишь значит, что они передали в суд в самый последний момент, как раз перед окончанием исковой давности, словно специально.

Возмущена таким исходом дела и сестра погибшей Елена Боржонова. По ее словам, у нее с самого начала было предчувствие, что все может закончиться именно так.

- Катя была акушер-гинеколог,   замечательный  доктор, можно сказать, врач от Бога. Скольких женщин она спасла, скольким детям помогла появиться на свет. Всю свою жизнь честно и добросовестно трудилась. Очень мудрая, талантливая, добрая, открытая, радовалась жизни, нянчила внуков,  строила с любимым мужем планы. Хотела подготовиться к старости: залечить старые «болячки» и спокойно доживать. Говорила, что еще лет 20 точно проживет. Когда это только случилось, дело то передавали участковому полиции, то говорили, что мы ничего не докажем. Потом обратно в Следком. И было непонятно, что происходит. В трудный для нас момент нас поддержали горожане. Например, пришла женщина, которую когда-то спасла моя сестра, и устроила одиночный пикет с плакатом, где было фото Кати. Она стояла на площади Советов, а затем у госпиталя ветеранов, пикет освещали СМИ. Но, как видите, ничего не помогло, - говорит Елена Боржонова.

Екатерина Спиридонова не может прийти в себя от такой несправедливости.

- Получается, пока врач был под следствием, он спокойно работал, устроившись на новое место, наслаждался жизнью, ни в чем не был ограничен. Потом состоялся суд, и снова никаких последствий. Ему не назначили никакого наказания. И хотя его судили за тяжкий вред здоровью, мы считаем, что он, по сути, убил двух людей и при этом продолжает спокойно и абсолютно безнаказанно жить дальше. Мне горько осознавать, что у нас в Бурятии вот так запросто могут спустить с рук смерть двух людей, словно ничего особого и не произошло…

Василиса Шишкина, «Номер один»
Фото: предоставлено родственниками Екатерины Кишировой


В связи с ужесточением требований связанных со сбором и хранением персональных данных, мы отказались от размещения комментариев на нашем сайте. Если вы желаете высказаться по тому или иному информационному поводу, предлагаем сделать репост публикации в любую соцсеть и оставить свой комментарий на личной странице.


^