06.07.2018




Звон копий, скрестившихся на фоне живописных тункинских гор, раздавался на всю Бурятию. Копий было два – одно наше, знакомое, пропахшее еще не остывшим креслом ушедшего по собственной воле лидера. Второе – чужеземное, с иркутскими гравировками и краснознаменного цвета. 

Были еще вояки – робко, издалека бросающие камни. До цели они не долетали, конечно, да и не надо было. Главное – участие. Может, и по телеку покажут. Один процент лишним не бывает.

На поле брани же кипела битва. Щепки от разбитых щитов рикошетили в глаз наблюдающим издалека элитам. Песок в лицо, обманный маневр, лобовой удар, помощь зала, звонок другу – нападение против защиты и наоборот.

Обескураженные наблюдатели из тех, кто «не в теме» лопали попкорн и гадали, чем все закончится. Специально обученные Горланы поносили идейных «врагов», поливая окружающих из дурно пахнущих ведер. В итоге пропахли все. Не помог даже дым от папирос «Казбек», зажатых меж судейских зубов.

Когда же пришло время нанести решающий удар, замахнувшуюся руку солдата старой гвардии внезапно сбил красный автобус. Внутри – спящая ранее часть электората, которую разбудили специально обученные люди и заставили рисовать галочки.

Воин пал. Площадь Советов положила руку на лицо, тункинцы удивленно переглянулись с видом «это не я». Победитель, неуверенно рассмеявшись, спросил куда-то в сторону: «И что дальше?».

Социальные комментарии Cackle
^