27.07.2016
Дом престарелых в районе Бурятии превратился для стариков в камеры пыток и поборы
Рубль за таблетку, полторы тысячи за уборку помещений и 75 процентов с доходов за проживание...

В Бичурском доме престарелых действуют свои бизнес-порядки. Немощные старики находятся на грани отчаяния. Кому-то повезло – их смогли забрать. А кто-то вынужден доживать свой век в атмосфере страха и безысходности.

Избить за сигареты?

Агафье Кирилловне уже за 70. Достойно прожив жизнь и вырастив детей, она вынуждена была временно переехать в дом престарелых – сказались неурядицы в семье. Устав от постоянных склок, женщина надеялась, что в казенном учреждении она хоть немного отдохнет и наберется сил. Женщина была уверена: государство позаботится о ней, ведь она всю сознательную жизнь работала на его благо.

Только все мечты старушки разбились о суровую реальность. Во-первых, львиную долю  пенсии у нее забирали.

– На руки выходило у меня 5700. И она высчитывала еще из этих денег. А я понять не могла, за что. Директор к нам очень плохо относилась. За каждую мелочь брала с нас деньги. 75 процентов с пенсии у нас забирало государство. Так положено, и мы были не против. Но кроме этого у нас были постоянные поборы. Приносит таблетку – один рубль. А больным старикам требуется не одна таблетка в день. За уборку комнаты брала по полторы тысячи в месяц. И никаких документов нам на руки не давала. С коробочкой пройдется по комнатам, соберет деньги и уходит, – жалуется Агафья Кирилловна.

Доходило до того, что из оставшихся денег у бабушки высчитывали за памперсы, которыми она не пользовалась. 

– Я сама как могла себя обслуживала, никогда памперсами не пользовалась. А она брала деньги. Она сказала, что постановили так. Кто постановил, неизвестно. Весь уход за мной состоял из того, что из-под меня вытаскивали утку. Остальное я сама все делала, – рассказывает Агафья Ткачева.

На протяжении одного года семи месяцев старушке приходилось это терпеть. А потом дети, решив все свои проблемы, приехали за матерью.

–  Когда я уходила домой, пришла директриса и отдала мне из моей пенсии всего 700 рублей. Нам на руки не давали никакую бумажку, за что высчитывается. За все время, что я там прожила, она мне ни разу не дала ни полотенца, ни обувки, ни курточки теплой, – срывающимся от обиды голосом рассказывает бабушка. 

Другие жильцы дома престарелых не отрицают тот факт, что за таблетки берут деньги. Некоторые из постояльцев даже медицинское обследование за время пребывания в учреждении проходили лишь однажды.

Такое отношение к людям для Анны Гнеушевой, директора учреждения, по словам Агафьи Кирилловны, – абсолютная норма. Она с ужасом вспоминает, что ей пришлось увидеть в доме престарелых.

– Она вообще издевается над людьми. Помню, один мужчина раздобыл где-то бутылку пива и сигареты. Понятно, что нельзя так делать, ну, а он вот сделал. Она узнала, прибежала, выхватила у него эти сигареты, взяла бутылку и ударила его по лицу. Разбила ему лицо. Он потом так жалобно плакал, говорил: «Что это такое, я всю жизнь прожил, работал, неужели я такое заслужил?» – ужасается женщина.

По словам Агафьи Кирилловны, в 2015 году жильцы дома престарелых уже записывали видео и отправляли его в минсоцзащиты. Приезжала и проверка, но после отъезда чиновников все вернулось в прежнее русло.

– Они как сделали? Проверяющих быстренько по коридорам провели. Постарались, чтобы они в комнаты сильно не заходили. Если бы они тогда зашли и со всеми переговорили, то много бы кто им рассказал, как там все на самом деле, – сокрушается женщина.

Не было таких людей

Отметим, Анна Гнеушева с 1999 года возглавляла экономическую службу районной администрации при бывшем главе Георгии Павлове. Время их правления связывают с полным экономическим упадком района. Так, за девять лет работы уровень заработной платы был более чем вполовину ниже среднереспубликанского. Собственные доходы в местном бюджете составляли всего 10–12 процентов. Долг районного бюджета при «распаде» администрации Павлова составлял больше пяти миллионов рублей. Сумма для 2008 года солидная.

После отставки главы Анна Гнеушева ушла работать в центр занятости. А оттуда прямиком на должность директора дома престарелых. По всей видимости, зарабатывать деньги бывший руководитель экономического управления все-таки умеет.

Об этих вопиющих фактах мы рассказали сотрудникам минсоцзащиты Бурятии, которые немедленно связались с домом престарелых в Бичуре. Директор учреждения не замедлила с ответом. Она призналась, что платные услуги были, но сейчас их нет. Все жильцы довольны ее работой, а Агафья Ткачева никогда не жила в их учреждении. Обида старушки не знала границ:
 
– Это как же я там не жила? А как тогда у меня с пенсии 75 процентов вычитали? Да вы посмотрите на видео, которое было снято. Там же отчетливо видно, что я нахожусь в доме. То, что я там лежала, может подтвердить моя соседка по комнате. Она до сих пор там. Как бы я туда вообще попала?

По утверждениям тех, кто прислал нам видеообращение, это не единственные «интересные» факты, которые были скрыты в доме престарелых. Пожилые люди не собираются опускать руки. Все старики очень надеются на внимание со стороны надзорных органов в ожидании, что все факты станут поводом для детальной, а не поверхностной проверки со стороны правоохранительных органов и чиновников министерства.

Ирина Соколова, «Номер один»
Фото: pixabay.com
^