11.11.2018
В Улан-Удэ известная актриса обвинила мужа в домашнем насилии
Актриса Марина Ланина – о личной драме и предательстве

Известная актриса и бизнесвумен уже год провела в судах, настаивая на разделе совместно нажитого имущества, открыв для себя новую истину: можно 33 года прожить с человеком, не зная его.
 
Марина Ланина – актриса Русского драматического театра, заслуженная артистка России, лауреат Государственной премии Республики Бурятия, сыграла множество ролей, прожив на сцене много судеб. Но в прошлом году и реальная жизнь актрисы перевернулась.
 
«С любимыми не расставайтесь», - говорят. Актриса Марина Ланина уже год ходит по судам - не может развестись с некогда горячо любимым мужем. Полгода ее судебное дело о разделе имущества лежит в Арбитражном суде.

- Судья все время просила пойти на мировую, потому что в истории Бурятии такого дела еще не было, чтобы муж так изощренно подготовился к выводу имущества из семьи, - говорит актриса.
 
А делить было что. По словам Марины Ланиной, никто, даже бывший супруг, не ожидал, что она решит биться. Да так, что наймет двух адвокатов.

- Если бы не мои адвокаты, я бы уже давно проиграла суды и осталась ни с чем, как обещал мне мой муж, - говорит она.
 
Начало

- Я была студенткой и приехала на каникулы в Улан-Удэ из Красноярска. Это было в 1986 году. Мы познакомились в кафе, где я увидела красивого молодого человека. Потом постоянно ездила к нему в Москву, где он учился. Меня всегда тянуло в Москву, а мужа - в Улан-Удэ, и мы решили вернуться года на два. И вот я здесь уже 33 года. Первое время я вообще не знала, как я буду здесь жить - все было для меня чужим. Но ниша для творчества великолепная, режиссеры, с которыми я работала. Практически я была ведущей артисткой нашего театра. У нас была счастливая семья. Сохранилось даже несколько публикаций, где я говорила, что муж носит меня на руках, приносит кофе в постель. Отдыхали мы всегда за границей…

«Уйдешь нищая»

- Все началось шесть лет назад, когда муж решил провести маленькую семейную аферу. У него есть строительная фирма «Сейсмострой», а у меня магазин «Пани Моника». У нас было два бизнеса, но мы вместе вкладывали заработанные деньги в недвижимость – коттеджи, квартиры, гаражи, паркинг, автошколу. И делали это через «Сейсмострой». Я отдавала мужу деньги наличкой, ни о чем не беспокоясь. Он говорил, что так удобнее – не надо деньги выводить из «Сейсмостроя», налоги платить. Я занималась своими делами и театром, не вникала в детали. И только когда встал вопрос о разводе, выяснилось, что все наше имущество числится только на нем. Муж сказал: «Нищая уйдешь». И только на суде я поняла, что он не только меня, но и моих детей лишил имущества, превратившись из любимого человека в некого монстра. Более того, фирму переписал на мать, а она, в свою очередь, подарила фирму обратно своему сыну. Когда я не выдержала и спросила, как же она могла лишить не то что меня, а своих внуков имущества, она только и ответила: «Дура ты, Маринка!».
 
Все сделала сама

 - А я, наверное, и, правда, дура. Думала, что любимая жена, и верила, что все у нас хорошо. Но когда началась эта история, только и делала, что ужасалась. Теперь смотрю на бомжей и думаю о том, что мы не знаем их судеб. Среди них, лично знаю, есть те, кто случайно оказался в такой ситуации, что-то по ошибке подписав, доверившись. Теперь на суде адвокаты мужа спрашивают меня: «Вы же занимаетесь бизнесом, неужели хотите сказать, что вы такая наивная и не соображали, что делали?». Да, я все сделала своими руками: сама доверяла мужу, сама привела в дом женщину, с которой у него возникла связь. Я сама говорила ей: «Возьми ключи, поезжайте на дачу!». Она машину ставила в наш гараж, пользуясь моим полным доверием. А потом стала что-то чувствовать, но, даже увидев СМСку, делала вид, что этого не вижу.
 
«Нет тела – нет дела»

Теперь она больше не хозяйка коттеджа и квартир, которые сдаются в аренду. Единственное оставшееся у нее жилье находится в совместной собственности с мужем.

- Эту квартиру мы брали в ипотеку, именно поэтому она записана пополам. Я полностью уверена, что, если бы не ипотека, квартира была бы оформлена только на него. Имея другую жилплощадь, он всегда приходит ночевать именно в эту квартиру, психологически дожимая меня. У меня дома нет места, где я спокойно могу положить документы и вещи. Полмагазина «Пани Моника» также записано на бывшего мужа, который юридически все еще является настоящим. Я постоянно летала за товаром, мало ли что, думала, могло случиться, и потому половину своего бизнеса переписала на него.
 
По словам актрисы, она не раз обращалась в полицию.

- Я боюсь этого человека, он не раз бил меня, но в полиции говорят, что ничем помочь не могут. «Нет тела – нет дела», понимаете?
 
Про брачный договор

 - В этом году у дочери была свадьба. Никакой финансовой поддержки не было. Дочь живет на съемном жилье, сын - в общежитии. Я эту жизнь строила не для того, чтобы с золотой ложки есть, делала все для своих детей. Но муж сказал: «Получите все после моей смерти». Если бы, выходя замуж, я что-то знала про брачный договор или мне хоть кто-то бы сказал: «Покупаете две ложки – одну записываете на тебя, никаких доверительных отношений быть не может»… Знаете, я дочери сказала про брачный договор, она и слушать не хочет. Да и я разве бы послушала?
 
 Про стыд

- Мне ужасно стыдно выносить это все на люди, тем более что я актриса - выхожу на сцену, и все уже знают, кто я и что со мной. Я поняла, как много женщин, дабы не выносить сор из избы, терпят этот домашний терроризм. Я тоже оправдывала все, но если бы еще тогда, когда впервые была поднята на меня рука, обратилась в полицию, может, все было бы по-другому. Сейчас на него наложен штраф за рукоприкладство и предупреждение, потому он обходит меня стороной.  А раньше меня все время сдерживал стыд: что люди скажут. А они потом все равно сказали и подходили ко мне со словами: «Ну нельзя так! Как не стыдно! Подумайте о детях!». Внутри все сжимается, но в жизни приходится перемалывать это, и сил на театр уже практически нет. Суды – это такая мясорубка! Адвокаты мужа говорят: «А вы кто такая? А вы вообще какое отношение имеете к «Сейсмострою»?». И все так гладко и красиво выходит, что и сказать нечего. А ведь мы 30 с лишним лет были мужем и женой, вырастили детей. Я потом книгу напишу сама, где все расскажу о том перевороте, который происходит в душе, когда вскрывается многолетняя ложь.
 
Про бизнес

- Когда наступил переходный период, я занялась бизнесом. Актриса я с пятого класса, а бизнес у меня внутри: отец, дед, отчим – все были начальниками баз, совхозов. Почему так легко строит бизнес сын Рокфеллера? Потому что у него в генетике заложено. Ему не надо заново «штрабить» то, что уже есть. Я шила юбки, сдавала какие-то мелочи на продажу, а в 90-е годы поехала вместе с двоюродной сестрой мужа в Польшу. И вот там она меня бросила одну ночью на рынке. Им быстрее, видимо, надо было, а на меня время тратить некогда. «А ты чего сидишь-то?  Ты кто?» - спросили меня, помню, приехавшие за товаром девчонки из Иркутска. «Артистка я», - говорю. И некая Ира, которую я по сей день благодарю, взяла меня с собой. Если бы я знала ее фамилию…

Мы купили дубленки, которые я за неделю продала в Улан-Удэ. Вернула заемные деньги и получила миллион прибыли. Вот с этого все и началось. Я всегда думала, что до 50 лет мне нужно успеть сколотить материальную базу, чтобы суметь передать ее детям. Коммерсантом быть – это не сахар. Порой без отдыха и сна, лавируя между театром и поездками за товаром, – так проходила моя жизнь. Теперь мне 53. У меня нет своего угла, где я могу оставить ценные вещи, зная, что к моему возвращению они точно там будут.
 
Про маску

Даже если все было тяжело и трудно, я всегда улыбалась и на вопрос: «Как дела?» отвечала: «Великолепно!». Кому какая разница, спала я эту ночь или нет? В театре всегда считалось, что самая довольная и счастливая актриса – это Ланина. Меня даже когда-то разбирали на собрании за смех в театре. Если муж - то лучший, дети – изумительные.

Когда дочь звонит мне со словами: «Мама, я не понимаю своей принадлежности в этой жизни», я отвечаю только одно: «Радуйся этой жизни, Настюша! Не думай, как я когда-то: «Вот еще немного напрягусь, потом поживем...». Нужно проживать каждый день здесь и сейчас. Есть рецепт для всех: если вам очень плохо, найдите возможность над чем-нибудь посмеяться. Энергия несчастья тогда трансформируется.
 
Про испытания

Я всегда надеюсь на лучшее и во всем нахожу плюсы. Ну, человек устроен так, что должен все себе объяснить. Наверное, то, что я сейчас прохожу, дано мне для роста моей души. Но так хочется побыстрее вырасти (смеется).
 
Были коллеги, которые говорили, что не стоит выносить сор из избы. Но я больше не могу, устала жить в этом замкнутом круге. Практически все деньги сейчас у меня уходят на оплату адвокатов. С моим мужем Александром Пановым, педагогом ВСГТУ, предпринимателем, я прожила 30 с лишним лет и все эти годы я его не знала.
 
Диана Сосновская, «Номер один»
Фото: Александры Даниловой

^