24.11.2018
Спаивание как политика: в Бурятии водку превращают в экономический инструмент
Власти, видимо, на подсознательном уровне считают водку некоей внутренней валютой

В сентябре в разгар роста цен на топливо в ходе совещания у вице-премьера правительства России Дмитрия Козака в очередной раз прозвучало предложение снова разрешить продавать на АЗС алкоголь крепостью не выше 16,5% - пиво, вино, коктейли. Как считают в правительстве РФ, отмена запрета продажи слабоалкогольной продукции на автозаправках, который был введен в 2011 году, позволит сдержать рост цен на бензин за счет увеличения доходов заправок и общей доходности нефтяного сектора.

Это  провокация?

Идея вызвала протесты активистов борьбы за трезвость. Продажа алкогольных напитков на автозаправках приведет к употреблению его за рулем и, как следствие, к росту количества дорожно-транспортных происшествий по вине пьяных водителей. Такое мнение высказал депутат Госдумы Николай Говорин. Он считает, что ни в коем случае нельзя поддерживать эту инициативу правительства, сообщила пресс-служба Общероссийского народного фронта.

Говорин подчеркнул, что для государства в приоритете должны быть жизнь и здоровье граждан, а не прибыльность заправочных станций. «Появление в продаже на АЗС спиртного будет провоцировать граждан на спонтанную покупку и распитие спиртных напитков прямо за рулем, особенно учитывая, что на многих трассах вместо постов ДПС стоят камеры, которые не могут выявить выпивших водителей», - отметил Говорин.

Надо сказать, что утверждения депутата как минимум спорны. Ведь заехать на машине за алкоголем можно в любой гастроном или супермаркет. Покупка бутылки вовсе не означает, что водитель ее тотчас оприходует. Кроме того, бутылку или фляжку водки многие рачительные россияне возят с собой в том же бардачке, так, на всякий случай. Мало ли что в дороге случится.

Да, и гораздо интереснее здесь другое – спиртное делается инструментом решения чисто экономических проблем. Идея, прямо скажем, не нова. В том числе и для недавней истории отдельно взятой Бурятии. Вот что припоминается сразу.

Водочный «компресс» для посевной 

В разгар «лихих 90-х» правительство республики якобы измучилось в решении вопроса, как поддерживать из дырявого бюджета сельское хозяйство. И не нашло ничего лучшего, как поддержать его... водкой. Схема была довольно мутной. Легендарную «Ливону» освободили от уплаты акцизов в республиканский бюджет. Сумма вышла многомиллиардной. В ее пределах Минсельхоз распределял  «ливоновскую» водку и настойки сельхозпроизводителям и муниципалитетам, чтобы те, продав спиртное, финансировали... посевную. Вроде бы, такой «ход конем» должен был еще и помочь вытеснить из сельской глубинки нелегальный алкоголь.

Надо ли говорить, что спиртовой «компресс» не спас сельское хозяйство Бурятии ни от очередной засухи, ни от системного кризиса. Водка просто испарилась в степях республики, оставив после себя разве что миражи. А также  кучу вопросов. Например, что мешало честно пустить акцизы на финансирование посевной, ведь долгов по ним «Ливона» почти не имела?

Ответов как не было, так и нет. И не будет, так как нет уже и «Ливоны». И никаких серьезных расследований странной инициативы не велось. Зато известен результат – республика получила серьезную разбалансировку алкогольного рынка, на котором только-только начал наводиться порядок.

Пиво - почте

Припоминается пример и посвежее. Совсем недавно, в 2013 году, Народный Хурал Бурятии ввел тогда  один из самых жестких в стране графиков продажи спиртного. В России алкоголь не продавали после 23:00 и до 9:00 утра. В республике «сухой закон» решили начинать на два часа раньше.  А еще резко ограничили места продажи пива, запретив его реализацию вблизи образовательных учреждений и зон отдыха, мест постоянного или частого пребывания детей и подростков, учреждений культуры, а также пунктов общественного питания разряда «столовые» и «закусочные». Изначально в перечень мест, где запрещено продавать спиртосодержащую продукцию, предполагалось внести отделения почтовой связи.

В итоге, борясь против продажи алкоголя в мелких магазинах, Хурал вдруг разрешил все-таки продавать его на почте. В числе главных лоббистов почтовиков вступил тогда главный «единоросс» Бурятии Владимир Павлов. «Ну какая разница, где человек возьмет это пиво? А есть реальная угроза закрытия почтовых отделений», - убеждал он коллег.

Отделения, оказывается, играют важнейшую социальную роль в селах. Дело в том, что в случае нерентабельности маленького отделения «Почта России» закрывает его. И все – людям негде получать пенсии, пособия, корреспонденцию. Пиво почте оставили, а число разоренного мелкого бизнеса, державшегося на розничной торговле благодаря пиву, никто так и не посчитал. Как никто и не считал, сколько сельчан находится в вечных должниках «Почты России», забирая там под запись дарованное «единороссами» пиво. И даже не пиво, по большому счету, а его крепленые сорта. В принципе, это «ерш» - пиво со спиртом.

 Кстати, потом выяснилось, что «Почта России» живет не так плохо.  Вспомните скандал с получением бывшим гендиректором «Почты России» Дмитрием Страшновым премии за 2014 год в размере 95,4 млн рублей. Тогда же всплыл и размер его ежемесячной зарплаты, которая превышала 300 тыс. рублей, и получение «Почтой России» вполне солидных прибылей (с учетом госдотаций) этой коммерческой организации. Иными словами, деньги в ней водились, но до рядовых почтальонов и сельских почтовых отделений как-то не доходили. Их спасало «единороссовское» пивко.

Акциз акцизом подпирая 

Короче говоря, с превращением водки в экономический инструмент дела явно не ладились. Смеем предположить, что появление спиртного на АЗС  бензин тоже не удешевит. Заправочные сети, зарабатывая на торговле подакцизной нефтью, не станут пускать на благотворительность прибыль от торговли  подакцизным спиртным.

Вместе с тем превращение алкоголя в инструмент регулирования тех или иных рынков весьма показательно.  Власти, видимо, на подсознательном уровне считают водку некоей внутренней валютой, каковой она часто на самом деле выступает в расчетах между обычными людьми. А выше перечисленные неудачи стали следствием лишь того, что официально это никто не признает. Шаги принимаются половинчатые – один акциз другим подпираем.

Видимо, надо просто набраться смелости и ввести в дополнение к рублю всегда твердый литр. От перспектив дух захватывает. Нас не будет интересовать цена барреля на мировых рынках. Политика ОПЕК и нефтяных монархий Залива никак на нас не повлияет. США могут оставить себе для внутреннего развлечения ставки ФРС и санкционные козни, так как у нас произойдет мгновенная дедоллоризация страны. Кому нужны будут их зеленые фантики, если есть твердая бутылка с идеально сорокаградусной беленькой.

Каким быть ее курсу, народ разберется сам. Избави нас бог от всяких «регуляторов»! А работа правительства значительно облегчится, так как не нужно будет прорабатывать варианты локального использования спиртного для поддержания штанов какой-то отдельно взятой отрасли. Все прекрасно наладится и без него.

И последнее. Горячие головы во власти, Роскомнадзоре и среди силовиков, которым такие предложения покажутся  экстремизмом или чем-то иным из этого же ряда, мы предупреждаем заранее – ребята, не мы это придумали, мы просто обобщили практику и немного помечтали. Все претензии, пожалуйста,  к правительству!

Алексей Субботин, «Номер один»
Фото: pixabay.com
^