13.07.2019
В балетной школе Бурятии царят поборы, унижения и хамство
Хореографическим колледжем заинтересовалась полиция

Педагоги и студенты обратились в прокуратуру с просьбой провести проверку действий директора Бурятского республиканского хореографического колледжа Ирины Хундановой и рассмотреть вопрос о соответствии ее занимаемой должности. Сейчас заявлением занимается Управление экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по Республике Бурятия. Студенты и педагоги уже дали свои показания, ведется проверка. 

В конце июня в Министерство культуры Бурятии обратились самые именитые на сегодняшний день преподаватели колледжа – народные артисты Бурятии и России  Татьяна и Юрий Муруевы. Что заставило ветеранов балета требовать от министерства обратить внимание на ситуацию?

Предыстория

Основанный в 1961 году Бурятский республиканский хореографический колледж долгое время был единственным учебным заведением на Дальнем Востоке, где учили балетному искусству. Дальний форпост русского балета сдал свои позиции в начале 90-х годов, когда началось падение престижа профессии. Время, когда на конкурс в училище собирались толпы, прошло. Теперь в балет шли те, для кого театральная сцена все еще оставалась престижной – дети из деревень и… китайские студенты. Именно им лет десять назад открылась возможность учиться русскому балету в столице Бурятии.

Да, не Вагановское училище, но все же именно русский балет, следующий устоям питерской школы. Отсюда благодаря педагогам, прошедшим обучение в Академии русского балета им. А. Вагановой, все еще можно было отправиться на завоевание мира. Львиная доля выпускников миновала Бурятский государственный театр оперы и балета, для которого колледж задумывался как кузница кадров. В итоге бюджет республики тратится на подготовку кадров, а собственный театр по-прежнему испытывает профессиональный голод и, более того, по ряду причин перестал быть вторым домом для студентов колледжа.

В 2013 году директором БРХК была назначена Ирина Хунданова, до этого 16 лет проработавшая балетмейстером-репетитором ансамбля «Булжамуур» в Республиканском центре народного творчества. Выпускница народного отделения БРХК возглавила учреждение, которым прежде управляли люди с громкими именами в истории классического балета Бурятии.

- Первые два года работы все шло нормально, она, похоже, приглядывалась к нам, а потом началось, – вспоминают педагоги Тамара Намханова, Галина Кулиш, Нимацу Цыбикова – одни из тех, кто посчитал нужным обратиться в Министерство культуры с просьбой принять меры. - Понимаете, сегодня в колледже тяжелая атмосфера, и происходит полное разрушение всего опыта бурятской классической школы. 

Потеря кадров

По словам педагогов, за время руководства Ирины Хундановой колледж покинули опытные педагоги хореографических дисциплин: Евгения Волкова, Эржен Чернова. В апреле 2019 года неожиданно уволилась с поста художественного руководителя заслуженная артистка РБ Людмила Пермякова. Но, как утверждают педагоги и их ученики, заменить профессионалов так и не смогли. Назначение нового худрука Айталины Банзаракцаевой профессионалы расценили как плевок в лицо. 

- Нынешний «художественный руководитель» Айталина Банзаракцаева – человек очень удобный директору, но я был очень удивлен ее назначением. Она была заведующей костюмерным цехом и гладила костюмы, – выразил мнение специалистов, так и не принявших новое назначение, народный артист РФ Юрий Муруев.

В итоге в этом году отчетный концерт 48-го выпуска Бурятского республиканского хореографического колледжа им. Л.П. Сахьяновой и П.Т. Абашеева прошел с явным перевесом в сторону народного танца. Классическому балету пришлось уступить сцену воспитанникам платной детской студии «Балет для всех».  

- Впервые за всю историю училища были показаны только два классических балетных номера, – говорит одна из выпускниц Елизавета Бурулева, обратившаяся в редакцию вместе с однокурсницами. - Бывшие выпускники спрашивали, в чем дело. А дело в том, что педагоги ушли. Людмила Георгиевна Пермякова даже на выпускной прийти отказалась. И сильнейший педагог Евгения Сергеевна Волкова ушла. Это она воспитала Хомушку Субудая и Дангыт Субедея, мальчиков, которые сейчас работают в Кремлевском балете, в Италии. Директор ни во что не ставит Татьяну Михайловну и Юрия Фроловича Муруевых, в то время как это авторитетнейшие педагоги. Мы в солидарность с ними даже отказались выходить на поклон на выпускном концерте. Они за нас стоят, а мы за них будем.

Сама известная артистка и педагог Татьяна Муруева прокомментировала ситуацию так: «У нас все-таки элитное учреждение, а директор набирает случайные кадры. Люди, которые работали в театре и имеют опыт, должны преподавать, а их теперь в колледже нет. Нельзя опускать уровень училища до самодеятельного «Булжамуура», откуда пришла Ирина Хунданова. Да, зарплаты маленькие, но кадровая политика руководства имеет решающее значение. Я не думаю, что с этим директором мы и дальше сможем добиваться первых мест на международных фестивалях. То, как она вмешивается в творческий процесс, унизительно, грубо.

Как говорят теперь в балетной среде, сейчас в колледже работают те, кто стоял в кордебалете максимум 5 лет. Именно они показывают, как надо танцевать, потому через несколько лет колледж будет выпускать «глухую корду», сетуют профессионалы. Исход последних профессиональных кадров из колледжа может продолжиться. Муруевы могут перейти работать в театр, который недавно покинули бывший художественный руководитель балета Морихиро Ивата и его жена Ольга Ивата.

Поборы в законе

28 июня в Министерство культуры Бурятии легло второе обращение. На этот раз заявление написала балетная чета Муруевых, обескураженная вскрывшимися фактами в отношении педагогов и детей. А что, собственно, произошло?

Как выяснилось, в колледже с 2014 года собираются добровольные пожертвования. Ну и кого, спрашивается, этим сегодня удивишь? Попечительский совет, хозяйственные нужды, ремонт обходятся учащимся в 3 тыс. рублей, которые нужно платить раз в год. Но в этом году случилась неприятная ситуация: выпускникам отказались выдать дипломы, пока они не заплатят добровольно-попечительский взнос.

- «Если не принесешь 3 тыс. рублей, вкладыш с оценками не получишь», - сказала мне в день выпускного худрук Айталина Афанасьевна, - рассказывает Елизавета Бурулева.

Выпускницы 2019 года со своим педагогом народной артисткой Республики Бурятия Татьяной Муруевой в день вручения дипломов перед походом в редакцию. В дипломах вкладышей нет. Выдать их обещали только после взноса денег

В августе 2015 года учащиеся колледжа выехали в образовательный центр «Сириус» в Сочи. Эта поездка – совершенная мечта, по условиям образовательного центра полностью финансируемая федеральным бюджетом. Александра Бальжинимаева была одной из тех, кто уже готовился к поездке, ходил на репетиции, когда руководство колледжа вдруг объявило о срочном сборе денег на авиабилеты. 

- Родителей у меня нет, потому бабушка искала деньги – ходила к мэру Голкову, но он отказал. И тогда меня просто вычеркнули из списка. Получается, что едут не одаренные, а те, кто может заплатить. Когда наши ребята приехали в «Сириус», оказалось, что все регионы отправили своих детей бесплатно. Бабушка тогда хотела написать письмо Путину, но подумала, что мне еще учиться три года, – рассказывает выпускница этого года Александра Бальжинимаева, а потом вдруг не выдерживает и плачет. Глубокая психологическая травма, нанесенная ребенку, похоже, не пройдет еще долго.

С каждого учащегося было собрано по 35 тыс. рублей. Ирина Хунданова обещала родителям, что деньги будут возмещены. Но никаких документальных подтверждений сдачи денег ни у кого нет, как и возвращенных денег, и даже посадочных талонов, которые у детей были изъяты. 

- По возвращении наши родители неоднократно обращались к Ирине Ильиничне, но всегда получали отказ. Деньги никому так и не вернули, за исключением одного учащегося, отец которого является сотрудником органов внутренних дел, – говорит Арина Кулиш, выпускница этого года. 

Отдайте призы!

В конце апреля - начале мая в Улан-Удэ состоялся первый Российско-японский  Евразийский конкурс артистов балета. Ребята из колледжа - Богданова Александра, Угрюмов Сергей, Ермолаев Владимир, Мангадаев Олег - заняли призовые места и получили денежное вознаграждение.  

- Я заняла второе место и получила 40 тыс. рублей. Уже вечером мне позвонила Айталина Афанасьевна и сказала, что директор просит принести деньги. Голос у нее при этом был не очень уверенный, говорила нехотя и боясь. Лично директор мне ничего не говорила, – вспоминает Александра Богданова.

Педагоги же утверждают, что Хунданова, собрав ребят в аудитории, в грубой форме требовала отдать денежное вознаграждение в фонд колледжа, а сколько выдать им, как победителям, будет решать лично она. 

- В этом году я принимала участие в IV Всероссийском конкурсе молодых исполнителей «Русский балет» в Москве. Было оговорено, что костюмы, в которых мы выступали на сцене Большого театра, будут подарены участникам фирмой «Гришко». Но когда я приехала в Улан-Удэ, Ирина Ильинична сказала: «Не отдашь костюмы, не получишь диплом», – рассказывает выпускница Елизавета Бурулева. - Она звонила моей маме и угрожала, что если не отдам их, то буду оплачивать их стоимость. В итоге меня принудили все отдать. И это не первый год происходит с нашими студентами. Нам вменяется в вину, что нас одевают, выдают пуанты раз в год. А ведь в год нам нужно три пары. И мы сами их покупаем по 7 тыс. за пару американских «геймеров». Нас с братом воспитывает одна мама, и с финансами сложно. 

- Мы выступаем на площадках, где непозволительно выступать танцору. На деревянном полу пуанты быстро стираются. Недавно выступали на Селенгинском землячестве, на Боханском были. Ездим на гастроли по деревням. Нам выписывают репетицию, и мы идем, куда скажут. Сцены маленькие, можно легко травмироваться. Суют нас куда не лень, и главный аргумент директора: «Главное - везде засветиться, чтобы все знали про наш колледж!». А мы в это время с утра до вечера сидим голодные. А им за каждое выступление платят, - едва ли не хором говорят выпускницы. 

Халява для китайцев?

Отдельного рассмотрения требуют вопросы, связанные с учащимися из Китая. Их положение кажется наиболее тяжелым и требующим немедленного вмешательства. В колледже обучается 17 студентов из Китая и один из Монголии. За обучение китайцы платят 350 тыс. рублей в год и 250 тыс. рублей оплачивает учащаяся из Монголии. 

- Здесь совершаются чудовищные беззакония директором колледжа.  Дети настолько запуганы тем, что могут быть отчислены из колледжа на любом этапе, что боятся говорить кому-либо об аморальных поступках, которые творятся в отношении них, -  преподаватель Тамара Намханова приводит многочисленные примеры. 

В июне прошлого года китайские студенты не выдержали и перед отъездом на родину написали заявление директору на старшего воспитателя Валентину Халява.

- Этот воспитатель – эталон хамства по отношению к детям, – говорит классный руководитель китайских студентов Галина Кулиш.  - Помню, перед этим одна из учениц, Яна,  подошла ко мне, сказав, что воспитатель постоянно кричит на них, не выдает их личные деньги. 

Как выяснилось, каждый из них хранит у нее по 50-70 тыс. рублей, и продолжается это уже шесть лет. Чтобы купить самое необходимое, например, прокладки, надо порой два дня ходить за воспитателем, потому что «ей некогда». Потом обязательно принести сдачу и чек. 

- Деньги, которые у меня остались, я хотела забрать домой, но Валентина Ивановна сказала, что пусть останутся у нее, на следующий год, - рассказывает студентка третьего курса Жанна.

«Не дай бог, я увижу у тебя карту!» - говорят, именно такими словами запугивала китайцев Халява.

- Деньги не контролируются совершенно, притом что собираются каждый год. А дети, когда приезжают впервые, не знают ни цен, ни курса валют. Я однажды предложила ребятам сходить в кафе, а они говорят: «У нас денег нет, и Халява не даст», - говорит классный руководитель Галина Кулиш. - Казалось бы, директор должна была сказать: «21-й век на дворе, заведите карты, пусть берут свои деньги!». Но она так не делает. Значит, эта система устраивает ее. 
Травля \\ 

В тот же вечер, после того как заявление было отдано, замдиректора по воспитательной работе Екатерина Белых и старший воспитатель Валентина Халява в нетрезвом состоянии  и в принудительной форме заставили написать детей объяснительные, после чего Ирина Хунданова пригрозила детям, что они не смогут уехать домой, пока не напишут обвинение в адрес классного руководителя. С этого момента началась травля учителя и «провинившихся» учащихся из Китая. После этого заявления «активистку» Яну завалили двойками, а классного руководителя Галину Кулиш обвинили в соучастии и подстрекательстве. Даже несмотря на то, что в это время учительница находилась в больнице.

- У учащегося есть право три раза пересдавать предмет, прежде чем его отчислят. И самое возмутительное, что если директор скажет отчислить, педагоги тут же начинают это делать. Ей не разрешили взять «академ» по болезни, а ведь она проучилась шесть лет, осталось два года. Хунданова пафосно повторяет: «Я даже пожертвую ими!». А кто вы такая, чтобы жертвовать чужой жизнью? Когда Яна уезжала с этими шестью двойками по предметам, я боялась, как бы она с собой чего-нибудь не сделала, - говорит классный руководитель Галина Кулиш, вспоминая, как плакала ее беспомощная ученица, повторяя: «Галина Анатольевна, я же деньги заплатила! Как я теперь буду?».

Проблема в том, что, вернувшись в Китай, девушка не сможет продолжить образование. Потому что когда-то ее семья сделала выбор в пользу российского образования в надежде, что дочь станет педагогом классического балета.

- Я – педагог и знаю: двойка – это вина педагога. Как себя чувствует девочка, которой вручили уведомление о том, что она должна написать заявление об отчислении по собственному желанию? Случаи безжалостного, жестокого обращения с детьми уже не раз случались в нашей школе по вине директора, которая всегда действует чужими руками и подводит людей под то, чтобы они сами писали заявления об уходе, якобы она здесь совершенно ни при чем, - продолжает Галина Анатольевна.

Как председатель профсоюзной организации, Галина Кулиш говорит, что всегда находится под давлением из-за того, что заступается за детей. Уже четыре года как руководство колледжа желает ее увольнения и мстило дочери Арине, которая в этом году окончила колледж.

- Мне не нравится стиль ее работы, возможно, как хозяйственник она справляется, но что за методы? Людям тяжело работать в условиях постоянного давления, склок, в результате которых коллектив раскололся, - поддерживает коллегу народный артист РФ Юрий Муруев. - Ирина Хунданова не считается с мнением педагогов, врываясь на занятия, кричит, критикует. И я понимаю, если бы она была прима-балерина в прошлом и имела какие-то заслуги!  То, что вскрылось по отношению к нашим ученикам, шокировало нас. Все эти факты заставили нас немедленно идти в Минкульт, потому что мы не хотим быть к этому причастными. Все эти безобразия творит человек еще довольно молодой, а что будет, когда она заматереет? Школа разрушается, вот что жалко!

Интернат строгого режима

Кто знаком с китайской культурой, знает, насколько там уважают учителей. На российской почве это оказалось палкой о двух концах.

- Мои родители очень хотели, чтобы я училась здесь. Потому в первый год они отдали миллион рублей, часть – той женщине, которая так же, как Хунданова, но только в Хайкоу собирает детей на учебу в Улан-Удэ. Через два дня нам улетать в Санкт-Петербург, и я бы хотела сказать тем студентам из Китая, которые учатся только первый год: «Не надо учиться в Улан-Удэ». Но их родители все равно им не поверят, как не верят нам. Ведь учитель всегда прав, – говорит студентка по имени Лю Цзю Тун (Оля). 

Приезжая в Улан-Удэ 10-летними детьми, ребята из Китая оказываются в очень тяжелой ситуации – ни родителей, ни языка, и полная зависимость от воли тех, в чьи руки они попали. Чего нельзя китайским студентам после целого дня занятий у станка и за партой?

- Нельзя вечером лежать на кровати, читать книги, смотреть в телефон, - говорит китаянка Жанна. - Если кровать расправлена, воспитатель Валентина Ивановна будет кричать. 

Но это же единственное место студента. У него нет кресла. Где ему еще сидеть вечером?

Условия для студентов вроде бы есть, но, говорят педагоги, атмосфера все портит. В 2016 году первокурсница Лю Цзю Тун (Ольга) ушла в академический отпуск по болезни, проучившись лишь два месяца. На следующий год за это время обучения ей выставили счет в размере 100 тыс. рублей вместо оговоренных 50 тыс. И это не считая оплаты за год в 350 тыс. рублей.

- 100 тыс. я отдала Валентине Ивановне Халява, - говорит выпускница, утверждая, что никакой квитанции взамен не получила.

- В 2015 году нам сказали заплатить за два года обучения сразу. Где-то 20 человек отдали по 700 тыс. каждый, чтобы получить красный диплом. Так обещали, - продолжает Ольга.

В момент встречи с корреспондентом ни о каком «красном» дипломе речи уже не шло, а выпускницы, уезжая, не могли получить вкладыши из дипломов.

-  Сказали внести 4 тыс. дополнительно на ремонт.

За бутафорию для спектаклей с китайцев тоже взяли деньги.

- Я заплатила 700 рублей, кто-то по 2 тыс., потому что нужно было еще купить бубны и кастаньеты. Деньги обещали вернуть, но не вернули. Многих заставили покупать то, что вообще не пригодилось в концерте, - рассказывает Жанна.

- В прошлом году колледж окончили студентки из Китая  - Саша, Лиза и Надя. Родители Лизы приехали на выпускной, и директор потребовала с них еще 50 тыс. рублей, хотя в феврале они уже вносили такую сумму. Когда они не захотели их отдавать, она их сильно ругала и сказала, что не отдаст диплом. Я много раз хотела все бросить, но каждый раз думала: надо потерпеть, – говорит Оля.

Проблемы со здоровьем

Вид у китайских студентов подавленный. Здоровье многих серьезно ухудшилось за время учебы. У Оли и Яны – проблема с эндокринной системой, у Жанны – перевес, за который ее хотят отчислить.

- У Яны произошел дисбаланс – огромный недостаток витамина D.  Ребенок отек, а директор утверждает, что девочка «много ест» и ее нужно срочно отчислить, даже несмотря на то, что она сдала все экзамены, – объясняет классный руководитель. 

Нежелание идти навстречу студентке, родители которой столько лет платили за образование в России, педагоги и учащиеся объясняют просто: Яна была лидером тех, кто в прошлом году имел дерзость написать заявление – крик о помощи к руководству колледжа.

Не секрет, что китайские пищевые традиции изобильны и серьезно отличаются от наших. После них не каждый так запросто воспримет российский общепит.
- Директор сказала, что она подарила нам питание в столовой. Но мы туда не ходим. Иногда моя подруга ест суп, а я не хожу, - говорит Ольга. На вопрос, чем же тогда они питаются, отвечает, что ходит в магазин за фруктами. На вопрос, ест ли она горячее, отвечает: «Нет». Выясняется, что целый год. Вернее, годами.
- Раньше у меня был контейнер, в котором я заваривала гречку и прятала под диваном.  Валентина Ивановна его забрала, сказав, что заберу его на каникулах… Когда я пришла за ним, он был сломан, будто его пнули.

К слову, китайцы не едят гречку. Но именно гречку можно заваривать кипятком, потому есть ее они научились. Пользоваться плиткой  нельзя.

- Валентина Ивановна сказала, что моя болезнь щитовидной железы оттого, что я не ем в столовой, - говорит Оля. И тут, пожалуй, с Халява сложно не согласиться.

Про шубу и продленный контракт 

Летом 2018 года Ирина Хунданова посетила Китай. Там она обратилась к родителям студента 1 курса Чжун Чжохун с просьбой купить ей норковую шубу стоимостью 8500 юаней, или 80000 рублей, объяснив просьбу тем, что на данный момент не располагает достаточной суммой. Родители Чжун Чжохун купили шубу с условием, что деньги будут возвращены по приезде студента в Улан-Удэ на учебу. 

- Я подходил два раза, но деньги не вернули, - сосредоточенно рассказывает Андрей. Но после того, как ситуация стала известна педагогам и кое-кто из них обратился в Министерство культуры Бурятии с жалобой на Ирину Хунданову, Андрею предложили забрать деньги.

- Воспитатель Валентина Ивановна Халява подошла и сказала: «Деньги тебя ждут в бухгалтерии». Но мама сказала, чтобы я не забирал такие большие деньги, - продолжает студент. На вопрос, понимает ли он, что говорит о произошедшем для публикации в СМИ, Андрей кивает: «Мама сказала говорить, как есть». Об этом факте знают все студенты колледжа. Но из-за страха дети боятся рассказывать.

Пока готовилась статья, Андрей и его родители после разговора с Ириной Хундановой уже не так уверенно говорят о деньгах и шубе. Ему еще учиться в колледже. А контракт с директором, ухода которой многие в колледже ждут, продлен. И это в условиях, когда в прокуратуру и министерство поступили жалобы от педагогов. Как пояснили в Министерстве культуры Бурятии, в связи с этим «в отношении директора ГАПОУ РБ «Бурятский республиканский хореографический колледж им. Л.П. Сахьяновой и П.Т. Абашеева» И.И. Хундановой приказом от 01.07.2019 года 003-283 инициирована внеплановая проверка по обстоятельствам, изложенным в жалобах граждан. После проведения проверки будет дана правовая оценка надлежащего исполнения директором служебных обязанностей». Что касается педагогов, то они больше надеются на проверку МВД, полагая, что есть все основания для возбуждения уголовного дела. 

- В то же время, видя безнаказанность, появляется сомнение в торжестве справедливости. Но мы не остановимся на этом. Через несколько лет мы потеряем классический танец и будем готовить кадры исключительно для кордебалета. Бестактное, грубое вмешательство директора в творческий процесс, неуважительное отношение к детям и педагогам практически подвело нас к краху. И нам стыдно, что Бурятия в глазах иностранных студентов выглядит местом, где творятся поборы и безобразия, которые некому остановить. И это лишь то, что мы знаем, – заключают преподаватели.

Таким образом, дело за компетентными органами, призванными разобраться в ситуации и вынести свой вердикт.

Отметим, что редакция попросила директора прокомментировать ситуацию, но на наш запрос пока никто так и не ответил.

Диляра Батудаева, «Номер один». 
^