13.09.2019
Фермер из Бурятии не выдержал пыток в полиции
Через полтора часа мучений он признался в убийстве

Происшествие произошло в прошлом году в Еравнинском районе. На одном из гуртов в селе Целинное исчез человек. Как водится, под подозрение попали те, кто в последний раз видел потерявшегося.

Житель села Целинное Батор уверяет, что допросы велись не просто с пристрастием, а с применением пыток.

- У нас с братом свое хозяйство в районе, мы держим скот. Когда исчез работник с соседнего гурта, полицейские стали ко мне приезжать, спрашивать, не знаю ли чего, мол, я последний, кто его видел. Я действительно его подвозил как-то раз, но по пути у меня сломалась машина. Пока ее чинил, он решил пешком дойти самостоятельно. Меня начали вызывать в полицию, просили сознаться, что причастен к его исчезновению.

По словам Батора, уговоры очень скоро сменились на более «серьезные разговоры».

- Ночью приехали ко мне на стоянку, увезли в отдел полиции. Закрыли. Утром начали допрашивать. Теперь уже не спрашивали, как все произошло. А требовали, чтобы я сразу показал им труп. Несколько раз повторяли один и тот же вопрос: «Где труп?». Потом начали бить. Пинали и били. Я не хотел признаваться в том, чего не делал. Потом услышал, что сейчас принесут «волшебный рюкзачок». Принесли мешок, в котором были скотч, одеяло, противогаз. Меня обмотали так, что я не мог пошевелиться, закатали в одеяло, положили на стол головой вниз. Надели противогаз, начали перекрывать воздух. Я несколько раз терял сознание. Задыхался. Умолял, чтобы они прекратили. Через часа полтора уже не мог терпеть и от безысходности сказал, что согласен на все.

Как рассказывает Батор, после этого ему стали предлагать одну за другой версии того, как именно он совершил убийство.

- Сначала сказали, что я машиной переехал, видимо, задавил его, а потом испугался и спрятал. Я согласился. Потом говорят: «А может, ты ножом?». Я тоже согласился. На все был согласен, даже с тем, что расчленил и по лесу разбросал останки.

Батор дважды проходил исследование на полиграфе, специалиста-полиграфолога специально для этого случая привезли из Улан-Удэ. Но с результатами тестирования мужчину не ознакомили. Кроме того, по словам Батора, его принудили отказаться от своего адвоката, назначив ему «своего» правозащитника.

- Я не знал, как мне сделать так, чтобы мой адвокат приехал ко мне и спас меня. Ночью после допроса я попытался порезать себе руки, чтобы добиться этого. Но реакции никакой не было.

Все это время Батор думал только об одном – теперь с него будут просить информацию о местонахождении трупа. И на этот раз даже после страшных пыток он не сможет ответить на вопросы.

- Но как я мог им труп показать? Никак. Даже если бы убили. Потому что не знал, где находится этот человек или его тело, - говорит Батор.

Одна  мысль о том, что его снова заставят задыхаться и умирать на том столе, приводила мужчину в ужас. Он был готов на что угодно, только бы не испытывать вновь те самые мучения. В голову засела мысль, что ему нужно любым путем добраться до дома, где были острые ножи.

- Я сказал, что мой брат знает, где находится труп. Тогда мы поехали на гурт. Когда приехали, полицейские стали разговаривать с братом, а я успел зайти домой. Схватил нож и изо всех сил воткнул его.

Истекая кровью, мужчина успел выйти на улицу и крикнуть полицейским: «Хотели труп? Получите!». И рухнул на землю. Очнулся мужчина только через сутки.

По словам врачей, ножом были повреждены диафрагма и сердечная пленка, мужчине чудом удалось выжить.  Десять дней Батор провел в реанимации. Затем еще какое-то время лечился в психиатрической клинике. Здесь медики попытались помочь ему прийти в себя, но последствия для здоровья и психики остались по сей день.

- Я панически боюсь духоты, закрытого пространства, боюсь теперь один ездить в город. И особенно боюсь людей в форме, - признается Батор. – И, конечно, мне стыдно, и я извинялся перед братом, что оклеветал его.

Труп того самого пропавшего мужчины, в убийстве которого подозревали Батора, вскоре нашли.

- Следователь мне сказал, что повреждений не было. Ни перелома, ничего такого. Однако из-за сильной гнилости определить точную причину смерти экспертам не удалось, – говорит адвокат Батора Виктор Лапердин.

Уголовное преследование в отношении сельчанина было прекращено.

- Заключение СМЭ показало, что причину смерти установить невозможно в силу гнилостных изменений трупа. Поэтому дело закрыли за отсутствием события преступления, - пояснил руководитель Еравнинского МСО СУ СК РФ по РБ Борис Потхоев. И тут же высказал свои подозрения, что подозреваемый, возможно, специально тянул время, чтобы дело приняло именно такой оборот.

Тем временем адвокат уверен, речь идет о злоупотреблении служебным положением и доведении до самоубийства.  Тем более что похожие истории в его практике явление  обыденное.

Однако в следкоме Бурятии с точкой зрения адвоката и его подзащитного не согласны.

- В отделе по расследованию особо опасных дел была проведена проверка по факту причинения телесных повреждений сотрудниками полиции и по факту доведения до суицида этого гражданина. Было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела. То есть данные доводы не подтвердились, - говорит и.о. старшего помощника руководителя СУ СК России по Бурятии Елена Димова.

Виктор Лапердин таким исходом дела не удивлен. Он считает, что в Бурятии такого рода преступления (пытки подозреваемых) далеко не редкость, вот только не всегда удается наказать виновников. Даже если дело дойдет до суда, больше чем условный срок люди в погонах, как правило, не получают.

- Доходит до того, что граждане пишут жалобы на полицейских пачками, а им в ответ приходят один за другим отказы. Следственные органы и опера работают в одной связке. Следкому нужно раскрытие, оперативным работникам то же самое. Вот только оперативная работа в Бурятии часто заменяется пытками. После чего люди признаются в любых преступлениях, - уверен правозащитник. – При этом до адвокатов или до публичной огласки доходят только самые резонансные дела. Когда человека доводят до суицида, убивают или калечат.

Фото: «Номер один»
^