13.06.2019
ЕГЭ в Улан-Удэ: «Спецоперация» или профанация?
Городские учителя рассказали, как на самом деле проходят экзамены в школах

Досмотр и металлодетекторы на входе, глушилки и видеокамеры в кабинете, десятки наблюдателей. Присутствуют полицейские и врачи. Организация ОГЭ и ЕГЭ в школах напоминает больше не школьный экзамен, а, скорее, спецоперацию. Не хватает только людей в масках и бронежилетах. Однако помогает ли такая суперсистема защиты для обеспечения объективной и качественной проверки знаний учащихся?

Надзиратели вместо педагогов

О том, как проходят ОГЭ и ЕГЭ в школах Бурятии, нам согласились рассказать организаторы экзаменов. Правда, на анонимных условиях.

Начнем с того, что прежде, чем организовать ЕГЭ для ребят, учителям нужно самим сдать своеобразный экзамен. Каждый год учителя проходят тщательный инструктаж. Затем приступают к свои обязанностям, которых очень много. К примеру, нужно подготовить пункт проведения экзамена (ППЭ) соответствующим образом, включить видеозапись, получить и подготовить весь пакет экзаменационной документации, распределить обязанности, зафиксировать местоположение каждого учителя. Рассказывать обо всем, что должны выполнить педагоги, долго и муторно. Достаточно упомянуть о том, что отказаться быть организаторами они фактически не могут. Так же как и не явиться в день ОГЭ или ЕГЭ.

- Если только ты не умер или тебя не отвезли на скорой в больницу, - замечают наши собеседники.

Кроме того, учителя не застрахованы от того, что именно им придется заплатить немаленькие штрафы за то, что они позволят себе допустить хотя бы малейшее нарушение. Например, сделают вид, что не заметили ребенка со шпаргалкой, в то время как учащиеся списывающего «рассекретили». Либо если организатор в аудитории попытался помочь ученику хоть чем-то.

- Здесь двоякая ситуация. С одной стороны, жалко ребенка, которого из-за шпаргалки с позором выгонят и ему придется пересдавать экзамен через год. Порой хочется лишь отобрать бумажку, и пусть ребенок пишет дальше, мы же не звери. Но, с другой стороны, если эту шпаргалку увидели другие учащиеся в аудитории или у ребенка вдруг зазвонил телефон, то тут уже ничего не сделаешь, ведь дети тоже могут потом подать на тебя жалобу, что бездействовала, несмотря на наличие шпаргалки или телефона, - говорит уполномоченный представитель в ППЭ одной из удан-удэнских школ.

Несмотря на то, что школьники знают, что за ними будут наблюдать, многие все равно приносят с собой шпаргалки. Маленькие свернутые бумажки проносят в карманах, носках, рукавах и даже в трусах или заколках. При этом, если даже наблюдатель видит, что у ребенка в кармане есть что-то подозрительное, он не имеет права прикасаться к ученику.

- Да и требовать вывернуть карманы самому школьнику я тоже не могу, мне это все как-то неприятно морально, я же не тюремный надзиратель. Но некоторые учителя идут и на это, опасаясь, что потом будут сами наказаны, - говорит уполномоченный.

И если старые добрые шпаргалки писали учащиеся во все времена, то сегодня они претерпели значительные изменения.

- В советское время тоже пользовались шпаргалками, но из чего она состояла? Ты изучаешь материал, делаешь конспект, кратко все записываешь. То есть в любом случае изучаешь материал и автоматически выучиваешь его хотя бы на тройку. Сейчас же шпаргалки это какие-то цифры и буквы: «№1 – б», «2 – г» и так далее. Дети берут ответы где-то в Интернете и списывают только эти иероглифы. Ответы от 1 до 20 можно написать на клочке бумаги размером 2 на 2 сантиметра, - поясняет наш собеседник.

Тотальный «слив»

Отдельный вопрос и, пожалуй, самый основной – откуда у школьников есть ответы?

- Дети приходят на экзамен с готовыми ответами. Вот и скажите мне, в чем смысл такой многоходовой сложной операции и якобы тщательно продуманной организации ОГЭ и ЕГЭ? Я думаю, утечка идет откуда-то из Москвы. Потому что к нам пакеты все приходят запакованные, причем несколько запакованных пакетов в одном спаянном. Все прозрачно. Пакет передается при свидетелях в штабе, в ППЭ пакеты вскрывают при детях за 5-10 минут до экзамена, - говорит один из организаторов ОГЭ в Улан-Удэ.

По словам организаторов, сказать достоверно, всегда ли у школьников есть именно те самые ответы, они не могут.

- Мало кто списывает прямо в аудитории. Дети ходят в туалет, мы не можем этому препятствовать. Запоминают там, например, пять букв, цифр, возвращаясь, пишут их. А через минут 15 снова просятся выйти в туалет. А потом уже мы в мусорных ведрах или за плиткой находим маленькие шпаргалки, и чья это была шпаргалка, уже установить невозможно.

Уже не редкость стали случаи, когда подозрительно часто бегающие в туалет троечники сдавали экзамены намного лучше, чем честные трудяги - хорошисты и отличники.

- Конечно, если ребенок часто выходит, сразу все понимаешь: кто пишет сам, а кто нет. Словом, у нас дети имеют возможность списать, несмотря на все меры предосторожности.

По подсчетам организаторов, обычно списывающих оказывается порядка 40% от общего числа сдающих экзамен.

- Обиднее всего, когда дети, которые на самом деле учат, трудяги и сдают честно, иногда получают оценку хуже тех, кто все списал. Конечно, это несправедливо, - сетуют организаторы.

Стоит ли игра свеч?

Но если даже сейчас отсечь все вышеназванные подводные камни и представить, что все ребята сдают ЕГЭ и ОГЭ честно, то все равно мнение учителей однозначно – система тестов намного проигрывает билетной системе сдачи экзаменов.

- Мы с коллегами обсуждали этот вопрос – какая проверка знаний больше способствует тому, чтобы ученики лучше усваивали предмет. И какая более объективная и справедливая. Сошлись во мнении, что однозначно это билетная система экзаменов. Ученик сидит напротив учителя, и он либо знает материал, либо нет. А сейчас что? Либо ты угадал, либо ты хитер. Или у тебя хорошее зрение и ты все вычитаешь, а потом запомнишь из малюсенькой шпаргалки. А изложение? Его может лучше написать тот ученик, кто быстрее пишет или владеет навыками стенографирования. Где тут знания?

Кстати, учителя уверены, что многие правильные ответы ребята действительно угадывают с помощью логики. Впрочем, из готовых ответов выбрать правильный можно и случайно.

Еще одна действительно глобальная проблема нынешней экзаменационной системы это, конечно, неимоверное психологическое напряжение и стресс, которые испытывают школьники. Тем более что в школах, которые превращаются в жуткие пункты проведения экзамена, словно все специально задумано для того, чтобы вывести ребенка из равновесия. Детей отправляют на экзамен в чужую школу с незнакомыми учителями. Пишут тесты они вместе с совершенно чужими детьми под прицелом видеокамер и посторонних наблюдателей.

Выдержать накал от такого сверхэмоционального воздействия и панического ужаса перед ЕГЭ могут не все ребята. Из года в год мы слышим известия о страшных трагедиях, когда школьники накануне экзамена предпочитают добровольно уйти из жизни или когда погибают прямо во время ЕГЭ.

Вот и в этом году не обошлось без таких эксцессов. Этой весной в Екатеринбурге ученик ушел из жизни перед экзаменом по математике, которого очень опасался. Еще одна школьница на ЕГЭ по математике в Чебоксарах в течение часа писала работу, потом попросилась выйти, а в коридоре упала. Спасти ее не удалось. У нее с детства были проблемы с сердцем, по всей видимости, нервное напряжение убило ребенка.

Но есть в ЕГЭ и плюсы. Вернее, учителя говорят, что он только один. Это возможность поступить в любой вуз страны без «дяди Баира» и больших денег. Перекрывает ли этот несомненный плюс все остальные перегибы и профанации новой системы проверки знаний? Вопрос открытый.

Василиса Шишкина «Номер один» .

Фото: pixabay.com
 

^