17.02.2020
Экологи Бурятии вновь защищают большого баклана
Дискуссии о необходимости регулирования численности «морских воронов» не утихают  

 Для решения вопроса о возможности и необходимости регулирования численности большого баклана на Байкале и на территории Бурятии следует провести широкомасштабные и разносторонние научные исследования экологии этого вид птиц, оценив их роль в экосистеме озера Байкал. «Делать выводы о необходимости регулирования численности популяции можно только на основе полученных научно обоснованных рекомендаций», - говорится в пресс-релизе «Заповедного Подлеморья», объединенной дирекции Забайкальского национального парка и Баргузинского заповедника.

Тема, связанная с бакланом, с начала 2000-годов остается предметом дискуссий и споров для большинства жителей, проживающих на берегах Байкала. Большой баклан является коренным (аборигенным) видом озера Байкал и его бассейна. В предыдущие века, в том числе и до середины 1940-х годов, его численность на Байкале была очень велика, исследователями отмечались «черные тучи тысяч бакланов», но точное их число никто не знает. Скорее всего, их было даже значительно больше, чем сейчас. На Байкале до сих пор осталось немало географических названий островов и мысов – тех мест, где прежде располагались колонии бакланов. Достаточно вспомнить самый крупный остров Чивыркуйского залива – остров Бакланий.

В 1940-х годах численность бакланов начала снижаться, а затем они полностью исчезли. Вид отсутствовал на Байкале на протяжении полувека, с середины 1950-х до начала 2000-х годов, регистрировались только отдельные залеты единичных особей. За последнее десятилетие численность большого баклана вновь существенно возросла. В Забайкальском нацпарке в 2015-2019 годах общая численность гнездящейся популяции бакланов стабилизировалась на уровне 3200-3800 пар. В последние годы зарегистрированы его новые колонии на реках Баргузин, Верхняя Ангара и в дельте Селенги. Происходит расширение района гнездования и на западном берегу Байкала, в Иркутской области.

Причина тому – долговременная засуха в конце прошлого века в юго-восточных регионах Забайкалья и на прилегающих территориях Монголии и Китая, в результате которой в Забайкальском крае, например, пересохло около 95% водоемов, в том числе и Торейские озера, где была крупная гнездовая колония бакланов. Птицам стало негде кормиться и гнездиться, они начали переселяться на север, почти одновременно они стали появляться и загнездились на Байкале (в первую очередь, в Чивыркуйском заливе и Малом море), на Еравнинских и Арахлейских озерах, на водохранилищах Ангарского каскада в Иркутской области.

Суточная потребность баклана в пище – до 450-500 гр, в среднем — около 350 гр (размеры рыбы от 10 до 25 см, очень редко – до 30 см). Сроки переваривания рыбы бакланом – до 10-12 часов, поэтому представления о роли этого вида в снижении запасов промысловых рыб значительно завышены. Размеры сетевого и неводного вылова рыбы в Чивыркуйском и Баргузинском заливах Байкала многократно превышали влияние баклана. Основная часть его корма – частиковые виды рыб и придонные бычки. Омуль может становиться доступным для бакланов только в сетях и ставных неводах, а также во время осенних скоплений в устьях нерестовых рек.

Влияние бакланов на деревья носит очень локальный характер, отмечается только на местах массового гнездования. Усыхание деревьев, которые выросли на острове Малый Калтыгей в Чивыркуйском заливе за более чем 50-летний период отсутствия вида, приводит состояние растительности в исходное состояние, которое регистрировалось до исчезновения здесь гнездовой колонии бакланов. Именно поэтому второе название острова - Голый. Причина усыхания отдельных деревьев – влияние помета этих птиц. Размеры такого влияния ничтожны по сравнению с лесными пожарами или рубками в регионе.

Численность баклана на территориях ООПТ регулируется естественными лимитирующими факторами, в том числе воздействием на них пресса хищничества монгольских чаек, который в настоящее время чрезвычайно велик. За пределами особо охраняемой природной территории (ООПТ) баклан является охотничье-промысловым видом - его добыча возможна в открытые для охоты сроки. А на ООПТ регуляция его численности недопустима, подчеркивают в «Заповедном Подлеморье».

Сибирские орнитологи зафиксировали восстановление на Байкале популяции большого, или черного баклана, в середине 2000-х годов, оценив это как возвращение в экосистему озера традиционного вида птиц. В 70-80-е годы прошлого века их на Байкале практически не осталось. Эти пеликанообразные почти исчезли на озере-море, так как в военные и послевоенные годы их яйца спасали местных жителей от голода. А затем птиц целенаправленно истребляли, считая вредителями рыбного хозяйства.

Тогда же большой баклан был занесен в Красную книгу Бурятии, как «вид, находящийся под угрозой исчезновения». В 2014 году этих птиц исключили из списка «краснокнижных». Однако предвзятые представления рыбаков о характере питания больших бакланов, якобы уничтожающих ценного омуля, сохранились. Байкальские поморы называют птицу «морским вороном». Но, по мнению экологов, нет ни сведений, свидетельствующих о масштабных опустошениях рыбацких неводов, ни фактов потребления бакланами промыслового омуля в огромных масштабах. Тем не менее, в 2018 году минсельхоз Бурятии официально предлагал регулировать на Байкале численность популяции большого баклана, поедающего промысловую рыбу – преимущественно частиковых.

Большой баклан - в основном черного окраса морская птица из рода бакланов. Может достигать 90 см в длину и трех кг в весе. Способны нырять на глубину не более 4 м и держаться под водой до 40 секунд.

Фото: zapovednoe-podlemorye.ru
^