09.07.2020
Супруга экс-депутата Хурала Бурятии сменила отчество, чтобы сохранить миллионы
В деле о банкротстве Бато Очирова всплыли любопытные подробности

История известного в политических кругах бизнесмена, экс-владельца ныне разрушенной строительной империи «Икат-Плюс» Бато Очирова преисполнена драматизма. Буквально за несколько лет «все, что нажито непосильным трудом», вылетело в трубу.

Остались только иски и, возможно, какое-то имущество, которое пытаются обнаружить и отобрать настойчивые кредиторы. Прямо сейчас идет судебное разбирательство, в котором судьи пытаются ответить на вопросы: куда делось имущество супруги Очирова  и зачем она изменила свое отчество.

Падение гиганта

Бато Очиров известен в основном двумя историями. Во-первых, он долгое время сидел в Народном Хурале, являясь довольно заметной фигурой. Заметности ему прибавлял и второй факт: он был владельцем крупнейшей в республике дорожно-строительной организации «Икат-Плюс». Одна из немногих, кто не уступил свои позиции в «нулевые» иногородним компаниям. Но всему приходит конец.

В какой-то момент она перестала выигрывать крупные контракты на строительство дорог в республике. Ни протесты в УФАС, ни победы на мелких подрядах ситуацию не спасли.

В 2015 году на банкротство «Икат-плюс» подает малоизвестное ООО «Атлант». Сумма претензий копеечная, по меркам строителей, – около 30 млн рублей. Суд запустил процедуру банкротства. По сути, «Атлант» выдернул чеку, и в итоге «взрыва» уже к началу 2016 года количество кредиторов достигло 40. Сбежались все: банки, охранные организации, продавцы спецодежды, «Улан-Удэ Энерго», «Водоканал», управляющие компании, торговцы топливом, налоговая и многие другие. И первоначальные 30 млн долга, которые «Икат» мог бы погасить, особо не напрягаясь, выросли до миллиарда рублей.

Летом 2016-го бурятский арбитраж принимает решение о введении на предприятии конкурсного производства. То есть все имущество компании должно  быть выставлено на торги. Впрочем, несмотря на довольно солидное «приданое» «Иката», вернуть долги получится не у всех. Ведь большая часть имущества компании оказалась в залоге у банков.

В рамках банкротства «Икат-Плюс» Бато Очирову удалось избежать личного банкротства. Но в итоге случилось неожиданное.

Откуда не ждали

В октябре 2018 года экс-мэр Улан-Удэ Геннадий Айдаев подал иск о признании бывшего строительного магната несостоятельным. Бато Очиров, несмотря на вступившее в силу решение суда, так и не вернул бывшему градоначальнику взятые в долг 20 млн рублей. Причем на суде бизнесмен утверждал, что никаких миллионов у Айдаева не занимал, и вообще усомнился в том, что экс-мэр мог владеть такой суммой денег.

В январе 2019 года суд удовлетворил иск Геннадия Айдаева, признал Бато Очирова банкротом и ввел процедуру реструктуризации долгов.

В ходе рассмотрения дела о своих требованиях заявили и другие кредиторы. Самым крупным из них оказался «Азиатско-Тихоокеанский банк», которому Очиров задолжал 63 млн рублей. Еще по 2 млн бизнесмен должен Сбербанку и налоговой службе. Всего «набежало» 86 млн рублей.

На собрании кредиторов, состоявшемся 7 июля 2019 года,  принято единогласное решение о переходе к следующей стадии банкротства Бато Очирова – процедуре реализации имущества. Суд это ходатайство удовлетворил.

Финансовый управляющий по этому делу должен был найти имущество бизнесмена и за счет его продажи погасить требования кредиторов. Чем и занялся. Но, как выяснилось, стреляного воробья на мякине не проведешь. И изъять имущество у экс-депутата и экс-бизнесмена оказалось не так-то просто.

Что-то не сходится

На прошлой неделе Арбитражный суд Бурятии вынес определение по делу о банкротстве Бато Очирова как физлица. И в нем можно найти весьма любопытные подробности.

Начнем с того, что финансовый управляющий запросил официальные данные по зарегистрированному на Бато Очирова имуществу. Выяснилось, что за некогда довольно богатым человеком значатся лишь участок в Максимихе и расположенный на нем жилой дом  площадью 209 «квадратов». «Иного жилого помещения на праве собственности у должника не имеется», - грустно констатировал управляющий на суде.

Тогда ищущие обратили внимание на супругу Бато Очирова. Она, как выяснилось, владеет смежным земельным участком и расположенным на нем жилым домом  площадью 46 «квадратов». Причем раньше оба участка принадлежали экс-депутату, но были разделены в рамках гражданского дела.

Однако суд засомневался в скудности имущественного перечня, зарегистрированного за супругой Бато Очирова. И вот почему.

Когда Бато Очиров еще был депутатом, он публиковал сведения о доходах и имуществе, как своем, так и членов семьи - таково требование закона. И в декларации за 2015 год на его супругу   записаны: земельный участок площадью 600 «квадратов», земельный участок (общая долевая, 1/6 доля) площадью 2014 «квадратов», земельный участок площадью 1112 «квадратов», часть жилого дома (индивидуальная) площадью 30 «квадратов», квартира (индивидуальная) площадью 253,3 «квадрата», квартира (индивидуальная) площадью 143,60 «квадрата», иное недвижимое имущество: помещение (индивидуальная) площадью 386,60 «квадрата», здание офиса (индивидуальная) площадью 305,80 «квадрата».

На 2017 год объем имущества, зарегистрированного на супругу экс-депутата, немного уменьшился, но выглядел все еще внушительно. Что случилось с ним? Ведь Кадастровая палата республики в ответ на запросы суда лишь разводит руками.

Шалость не удалась

Ответ на этот вопрос, вероятно, кроется в заявлении финансового управляющего,  предположившего, что официальные ведомства не могут обнаружить имущество из-за того, что супруга Бато Очирова изменила свое отчество. Суд направлял запросы по Светлане Пурбуевне, тогда как имущество могло быть зарегистрировано на Светлану Пурбоевну. Смена буквы «о» на букву «у» играет решающую роль в этом деле. Ведь обратить внимание на такой незначительный нюанс довольно непросто.

В итоге суд решил повторить свои запросы. Но на этот раз – умнее. Ведь Кадастровой палате придется искать «сведения о зарегистрированном за Очировой Светланой Пурбуевной (Пурбоевной) имуществе».

«Кроме того, суд полагает необходимым запросить у Управления ЗАГС Республики Бурятия сведения о расторжении брака между Очировым Бато Ламуевичем и Очировой Светланой Пурбуевной (Пурбоевной), а также сведения о смене отчества Очировой Светланой Пурбуевной (Пурбоевной)», говорится в определении суда.

В общем, если это был обманный маневр, то он не удался. Ведь повторный запрос покажет, что на самом деле скрывает чета Очировых. Если, конечно, все описанное в хуральской декларации имущество уже не обрело новых хозяев. Но и в этом случае суд может признать сделки незаконными и изъять дома, квартиры и участки, чтобы погасить долги бывшего бизнесмена и депутата.

Станислав Сергеев, «Номер один»
Фото: «Номер один»
^