16.10.2019
Сексапильная продавщица сосисок из Улан-Удэ сделала «карьеру» в наркобизнесе
В ходе расследования ее дела плакали даже оперативники

Стали известны подробности громкого уголовного дела об уроженке Улан-Удэ, которая организовала на даче под Иркутском подпольную лабораторию по производству синтетических наркотиков. В мае этого года Иркутский областной суд приговорил 29-летнюю красавицу к десяти годам колонии общего режима. Арестантка обжаловала судебное решение, но приговор устоял, и наркопроизводительница отправилась в женскую колонию поселка Бозой.

Ипэшница

- Если бы вы встретили ее на улице, то не поверили, что эта высокая, привлекательная девушка имеет какое-то отношение к производству наркотиков. Ее речь грамотно выстроена, никаких жаргонизмов или блатных слов она не использует, - рассказывает старший следователь ГСУ ГУ МВД по Иркутской области Александр Ханхасаев.

Красавица, назовем ее Дарья, вместе с гражданским мужем и маленькой дочкой переехала в Иркутск из Улан-Удэ за полгода до задержания. Официально нигде не работала, по ее словам, вместе с мужем занималась куплей-продажей автомобилей. В Иркутске семья снимала квартиру и дачу, на которой улан-удэнка и занималась изготовлением синтетических наркотиков.

По признанию Дарьи, на преступный промысел ее толкнули безденежье и долги. Никакого профессионального образования, кроме 9 классов, у нее нет, на руках маленький ребенок. В Улан-Удэ мать-одиночка организовала свое дело (сведения о ней как индивидуальном предпринимателе до сих пор можно найти в интернете) – арендовала фургончик, в котором жарила сосиски.


На приготовлении фастфуда Дарья неплохо зарабатывала до той поры, пока ей не отказали в аренде фургона. Далее последовали проблемы и долги. Дарья пыталась заработать деньги честным путем, поехала в Корею, но в аэропорту ее вместе с другими гастарбайтерами развернули и отправили домой.

- На следствии девушка рассказала, что в наркобизнес попала случайно. Дескать, в августе 2017 года к ней на телефон пришло предложение через мессенджер поработать курьером наркотиков, на которое она ответила согласием, - рассказывает следователь.

Организаторы интернет-магазина прислали инструкции с описанием действий по «закладке» наркотиков, а также насчет конспирации и поведения в случае задержания полицией. За каждую «закладку» Дарья получала 200 рублей, которые ей переводили на банковские карты, в итоге за месяц выходило около 100 000 рублей.

В феврале 2018 года руководство оценило работу «закладчицы». За старательность и ответственность серьезную девушку «повысили» сразу на несколько ступеней в иерархии интернет-магазина. Теперь в ее обязанности входило производство наркотиков из реагентов, которые присылали по почте.

«Химик»

Обустроить лабораторию девушка решила на даче, которую арендовала в Куйбышевском районе Иркутска. Организаторы обеспечили ее деньгами, на которые она закупила специальное химическое оборудование, а также инструкциями, как и из чего готовить «синтетику».

Дарья не обладала никакими особыми познаниями в области химии. Поначалу без сноровки готовить наркотики было тяжело, об этом свидетельствует ее переписка с «куратором», в которой девушка сетует, «вроде смешала все необходимые реагенты правильно, но получилось что-то непонятное». В ответ получила сообщение о том, как доработать вещество. Готовила зелье, обряжаясь в химический костюм, маску и перчатки. Иногда надевала противогаз. Из-за этого муж звал ее дома в шутку «химик».


Изготовленные наркотики Дарья заворачивала в пакеты и по указанию оператора делала «закладки» в различных местах Иркутска на своей машине «Мазда-Демио». Накануне задержания девушка получила сообщение через мессенджер с указанием сделать «закладку» в один килограмм «скорости». Она упаковала наркотик в черный пакет, обмотала его скотчем и сложила в свой рюкзак. Села за руль и отправилась делать «закладку», где ее и задержали.

Попала в разработку

Выйти на след производительницы «скорости» оказалось непросто. Паутина интернет-магазинов, занимающихся распространением наркотиков, затянула достаточно большой пласт молодежи по всей стране. Одни члены организации занимаются розничными «закладками» непосредственно для потребителей «синтетики», другие – оптовыми «закладками», которым поставляют наркотик такие люди, как Дарья. Через одного из «оптовиков» оперативникам и удалось выйти на уроженку Бурятии.

По одному из уголовных дел проходил молодой паренек-«оптовик», его геолокация была зафиксирована в одном безлюдном месте, там же засветилась и машина Дарьи. Начали проверять, что там делает девушка, кто она такая и чем занимается. Установили дачу, где она жила летом. По решению суда в отсутствие хозяйки установили в доме и бане специальное оборудование – камеры и микрофоны, материалы, с которых позже стали доказательствами против производительницы «синтетики».


Кроме того, полученная информация, можно сказать, защитила гражданского мужа Дарьи от скамьи подсудимых. Дело в том, что, когда девушку заключили под стражу в СИЗО, она, наслушавшись сокамерниц, отказалась от своих первоначальных признательных показаний. Дарья металась в выборе версии, которая позволила бы ей избежать наказания, и попыталась свалить все на гражданского мужа. Дескать, изъятые наркотики и оборудование не ее, а сожителя.

Однако, судя по материалам со спецоборудования, установленного в нарколаборатории, муж Дарьи не принимал участие в наркобизнесе жены и понятия не имел, как варить зелье. На записях слышно, что он удивляется запаху, исходящему от «синтетики», спрашивает у «химика», что это за колба и почему так бурлит вонючее вещество.

Любящая мать

Дарью задержали в июне 2018 года. При обыске оперативники обнаружили и изъяли более 14 килограмм запрещенных веществ и более 120 килограмм прекурсоров, из которых возможно было произвести еще 11 килограмм наркотиков. Кроме этого, полицейские изъяли специализированное химическое оборудование, применявшееся для производства наркотиков, стеклянные колбы, электронные весы, вакуумный насос.


Дело улан-удэнки стало первым делом на производителя «синтетики» в регионе.

Девять месяцев следствие кропотливо собирало доказательства виновности производительницы «скорости». Лишь одна экспертиза по изъятому оборудованию и ингредиентам заняла почти полгода. В итоге Дарье вменили ч. 5 ст. 228.1 УК РФ «Незаконное производство наркотических средств, совершенных с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, организованной группой, в особо крупном размере».

Санкция статьи предусматривает наказание от 15 лет до пожизненного. Однако суд учел первоначальные признательные показания Дарьи, ее активное способствование следствию, наличие на иждивении малолетнего ребенка, отсутствие судимостей, а также положительные характеристики со стороны свидетелей, которые говорят о ней  как о любящей матери, и назначил ей относительно мягкое для данной категории дел наказание – 10 лет.


С дочерью Дарье пришлось расстаться. С самого начала арестантка не хотела отдавать ребенка своей матери в Улан-Удэ. В итоге следствию пришлось передать девочку в казенное детское учреждение. Когда Дарья выезжала на следственные действия, то обязательно звонила дочери, спрашивала, как она живет. Это были очень тяжелые разговоры, плакала не только Дарья, но и сопровождающий ее оперативник.

Уже к концу расследования уголовного дела в Иркутск приехала мать обвиняемой. Оказалось, она с самого начала знала, что случилось с дочерью. Видно, их отношения были непростыми. Женщина оформила опеку над внучкой и забрала ее себе.

Русская рулетка

На следствии выяснилось, что Дарья никогда не принимала наркотики. Проведенная в рамках дела экспертиза установила, что девушка никогда не пробовала наркотики и не страдает зависимостью от них. Хотя на суде уверяла, что производила наркотики для собственного пользования  и ни в какой организации не состояла. Но «соскочить» с тяжкой статьи не получилось, как девушка ни старалась.    

Интересно, что по большому счету девушка не раскаялась в том, что производила смертельное зелье. Скорее, она была очень расстроена тем, что ее поймали.

- В разговоре я пытался ей донести, что наркотики – это страшно, грех. Говорил, представь, что твой ребенок начнет употреблять «синтетику», но она была уверена, что ее это не коснется, - вспоминает следователь Александр Ханхасаев.

При задержании каких-то больших денег у Дарьи не нашли, на банковских счетах тоже ничего не оказалось. Квартира и дача в аренде, из имущества только две машины, простенькие, с пробегом, которые Дарьи использовала для передачи «закладок», а также перевозки посылок с ингредиентами для зелья, которые весили порой 120 килограммов.  

Возможно, семья все-таки откладывала деньги в кубышку. Как только встал вопрос о мере пресечения для обвиняемой, выяснилось, что суд не может избрать ей домашний арест, потому что дома как такового у нее нет. Тогда муж купил земельный участок и начал строительство. Но побыть с семьей девушке перед заключением так и не удалось.

Таких, как Дарьи, среди членов огромной сети наркомагазинов, множество. Сегодня типичный наркосбытчик – это молодой человек лет 25, приличной наружности, грамотный, несудимый, часто студент. Он не вызывает подозрений, работает четко и не употребляет. Ветви запрещенных интернет-магазинов раскинулись по всей стране  и ужасают своими масштабами. Структура крупных организаций предполагает перевод своих сотрудников в другие города, регионы и даже государства, такие как Казахстан и Белорусь. При этом  переезд полностью оплачивается. Именно так, по версии следствия, и Дарьи перебралась в Иркутск, где проиграла свою жизнь в русскую рулетку.

Любовь Ульянова, «Номер один»
Фото: МВД Иркутской области, соцсети
^