07.09.2019
Владимир Белоголовов: "Байкал находится на стыке трех мегаблоков Земли"
Скромный защитник Байкала рассказал о своей судьбе

Геолог, эколог, менеджер, старейший защитник природы у Байкала. С этого года он директор Бурятского регионального объединения по Байкалу. Его соратника, прежнего директора Сергея Шапхаева не стало год назад. На днях на дом, где он жил, повесили мемориальную доску. 

- А надо бы памятник, - считает Белоголовов.

«Будь собой»

Он родился у Белого моря – в городе Кандалакша Мурманской области.

- Это город за Полярным кругом на Кольском полуострове - знаменитой Скандинавии. По родове я - скандинав и помор Белого моря, - рассказывает Владимир Федорович. 

В детстве он много времени проводил в лесу и на реке, выискивая «звенячие» камни. В семье каждый жил автономно.

- Так было заведено. Дед все время был на лесозаготовках, возвращаясь, брал на руки очередного своего новорожденного ребенка и снова уходил. Отец и мать привязанности к детям не проявляли. Кажется, если бы кто-то ушел на год, а потом вернулся и поздоровался, то никто бы не удивился, - вспоминает он.

По малолетству Володя пытался походить на старших братьев, но мать однажды остановила его. «Будь собой» - сказала она так, что он запомнил на всю жизнь. Когда пришло время выбирать профессию, Володя подумал и выбрал те самые камни – уехал учиться на Урал, в Алапаевский горно-обогатительный техникум. Полуголодное его состояние продлилось до третьего курса, когда отец стал присылать ему по пять рублей добавки к стипендии.

Рай и тюрьма

В этом году исполнилось 60 лет как он приехал в Бурятию.

- В детстве меня удивляла песня «По диким степям Забайкалья, где золото роют в горах». Я вырос в лесотундре и считал, что может быть что-то одно - либо горы, либо степи.  Когда при распределении встал выбор -  Магадан или Республика Бурятия, я решил проверить правильность той песни.

Бурятия в 1959 году еще называлась Бурят-Монголией, потому в кассе вокзала у него спросили загранпаспорт. 

- Килограммовый посольский омуль на станциях стоил один рубль. А самый популярный анекдот был про объявление на вокзале: «Уважаемые пассажиры, поезд Улан-Удэ - Москва отправляется, просим отвязать лошадей от вагонов», - с улыбкой вспоминает Владимир Федорович.
Здесь, в Саянах, он впервые увидел настоящие горы.

- Осень, сказка…В Саянах ждали меня радость первых открытий, горе первых потерь и друзья на всю жизнь… С тех пор тут моя вторая малая родина. Такого разнообразия месторождений на ограниченной площади, как в Бурятии, нет нигде в мире. Потому что Байкал находится на стыке трех мегаблоков Земли: Сибирской платформы, Китайской плиты и блока Индостан. Их толкотня и дала энергию для образования  месторождений. Другого такого места нет на Земле. Так что это рай для геолога, и мне повезло в него попасть, - признается Владимир Федорович. 

Правда, через год молодого начальника радиометрического отряда ждали неприятности. Пять современных, чуть ли не секретных радиометров выделило геологам государство. В конце сезона при переходе на другую стоянку коня понесло, и все пять приборов разбились. Владимиру Белоголовову «светило» уголовное дело.

- Армия спасла меня от тюрьмы. Мне вообще дико везет по жизни – не успел обрадоваться, что не посадили, как определили в топографические войска. Там я получил второй разряд по шахматам. После армии поступил заочно в Иркутский государственный университет и за четыре года его окончил.

Про учителей

За 30 лет в геологии он обошел всю Бурятию. Почти 20 лет проработал в Центральной эколого-геохимической партии. 

- Экогеохимия - моя основная специализация как эксперта. И изучал все основные месторождения Бурятии. О том, как искать месторождения разных типов,  моя кандидатская диссертация.  

В геологии каждый начальник партии, в которой ты работал, – учитель. Моим последним, десятым учителем был Валериан Викулов, зам по науке в Бурятском научном центре. Он пригласил у него работать и предложил мне самому подготовить программу эколого-геохимических исследований. Так, я пять лет изучал загрязнение почвы, воды, растительности в бассейне Байкала, половину бассейна в Монголии. Согласование таких исследований с Москвой и Монголией считалось очень сложным. А я не согласовывал, а просто ездил на своем «УАЗе», и за пять лет никто меня не спросил, что я там делаю. В те времена Монголия была не заграница. Геологи на выходные ездили в Улан-Батор за дешевым мясом. 

В 1993 году основатель Бурятского института природопользования Валериан Викулов предложил ему и Сергею Шапхаеву создать организацию для выполнения бурятско-американского проекта в защиту Байкала. Учредило организацию правительство Бурятии, правда, без зарплат. Работали на гранты, а через три года перерегистрировались в общественную организацию.

Все 25 лет, что работали вместе, они спорили. Но тандем был идеальный: на Шапхаеве - внешние связи, международные конференции, выступления, а на Белоголововом – внутренние, сельские, непосредственно с теми, кто живет у Байкала.

- Я до сих пор не знаю, кого можно поставить в один ряд с ним, - говорит Владимир Федорович. - Ученые могут написать статьи, но бороться у них нет времени и желания, а у общественников есть запал и креатив, а компетенции не хватает.
   
Про громкие дела

Когда Путин отвел трубу от Байкала, громкое было дело, столько было победителей – и наука, и Хурал. Но только Шапхаев и Белоголовов год непрерывно и нудно судились с «Транснефтью». А когда победили – победу не праздновали.

- Глава «Роснефти» Вайншток тут же перекинул трубу в Иркутскую область, а иркутяне вытеснили ее в Якутию, а там активность меньше и рисков для природы больше. Кроили трубу китайские гастарбайтеры зимой, с нарушениями. Около Байкала было бы кому за ними смотреть, а там… Громкое дело – это проявление экологического эгоизма. Работать – это не громкие дела делать, а решать сложные задачи долго, нудно. Когда они, наконец, получаются, даже сил нет радоваться, - говорит Владимир Федорович.

Про села и проблемы

Бывает, едет он в какое-нибудь село и разговорится с шофером. «Да разве вы, горожане, понимаете в нашей жизни?» - говорит шофер и не знает, что к Белоголовову из разных сел едут решать проблемы. Бывает, засиживаются в его крошечной квартирке, решая, как дальше быть-выживать.

- В Бурятии есть три типа поселений: первые  выживут в любых условиях, вторые – если будет поддержка, например, из бюджета, а третьи  обречены. Сел первого типа примерно 5%, второго – 15%, а все остальные обречены, - говорит Владимир Федорович

По мнению Белоголовова, ресурсом для жизни села является именно проблема.

- Проблема – это возможность. Где нет проблем, там и возможностей нет, - говорит он, ссылаясь на исследования иркутских социологов.

Богач - бедняк

На вопрос, а есть ли у него самого проблемы, необходимые для развития, отвечает: «Нет». Он живет на пенсию в 13 тысяч, за квартиру платит 2 тысячи с половиной, и ему хватает.

- Я еще помочь могу. Для меня настолько интересно то, чем я занимаюсь, что все остальное перестает быть проблемой. Вот кто такой бедный? Это тот, кому не хватает. А богатый – тот, кому хватает, - говорит Владимир Федорович, на столе которого лежит маленький жареный пирожок из магазина у подъезда. В день летнего праздника он зашел туда узнать, продают ли спиртное. В тот день был запрет, но над ним сжалились. «Давай, пока никто не видит!» А ему не надо. А зачем спрашивал тогда? Потому что он запойный… аналитик – все ему интересно. По берегу ли Байкала идет, рассматривая камни, по лесу ли, разглядывая хвою и упавшие ветки – следы бушевавшего ветра, в людей ли вглядывается и в их жизнь.

Только в одном он  бедный. Ведь бедный – это когда не хватает.

- У меня всего одна дочка и одна внучка. Мне не хватает, - констатирует он.

«То хорошо, что любо»

Три года как не стало его жены Людмилы, с которой он познакомился в одной из экспедиций. Первые девять лет они жили впятером в одной комнате – вместе с тещей и сестрой жены. Пятый мог лечь спать только когда все лягут. Понадобилось несколько лет работы на отдаленной станции, хождений в обком, чтобы получить однокомнатную квартиру на Батарейке.

- Теща у меня была мудрая. Я работал допоздна, часто бывал в экспедициях и редко дома. Переживал из-за этого. Теща же меня всегда поддерживала: «Не то хорошо - что хорошо, а то хорошо - что  любо».

Теперь и тещи нет, и жена умерла, и дочь выросла, а то, что «любо» – до сих пор с ним. В маленькой комнатушке, где мысли витают в клубах сигаретного дыма.

Про миссию

- У человека одна главная проблема – не выпасть из своей миссии, - считает Владимир Федорович. - Если чувствуешь, что  не мое, значит, не тем занимаешься. А как узнать, что  твое? Надо пробовать все.

Умение превращать проблемы в ресурсы развития – это его миссия, считает он. За этим и едут к нему люди. Во время большого ветра, говорит, можно строить стены, а можно  ветряки.  

Последние 25 лет он занимается общественным независимым экологическим мониторингом Байкала и поселений на его побережье. 

- В 2010 году мы создали «Ассоциацию байкальских поморов» для участия во Всероссийской переписи. Мне очень повезло не только с уникальной геологией и природой Байкальского региона, но и с людьми. Сегодня Владимир Белоголовов - автор и соавтор инновационных социальных  и экотехнологий, наработанных при выполнении более 100 эколого-социальных проектов в Байкальском регионе. На его счету пять написанных книг, и сейчас он пишет шестую, более 100 статей и более 30 рассказов. Но несколько лет назад одна его знакомая, увлеченная то ли нумерологией, то ли еще чем-то, вдруг с удивлением сказала: «Владимир Федорович, а ты ведь еще не реализовался…».

И, кажется, он даже рад этому. 

Диляра Батудаева, «Номер один».
^