05.04.2019
Банкротящийся «Стальмост» пустят с молотка единым лотом
Такое решение принял Арбитражный суд Бурятии

История «Стальмоста» подходит к концу. Недавно суд принял решение о том, чтобы пустить с молотка все имущество банкротящегося предприятия. Причем единым лотом. То есть покупатель, победивший на аукционе, которого должны объявить в ближайшее время, должен будет купить предприятие целиком. С одной стороны, это хорошо – есть вероятность, что появится новый собственник, который запустит производство и воскресит завод. С другой – для оптимизма слишком мало оснований, если они вообще есть.

В одну кучу

Мы уже подробно писали об истории предприятия ЗАО «Улан-Удэстальмост», о причинах его банкротства, схемах, через которые на умирающем заводе умудряются зарабатывать якобы «инвесторы» с сомнительной репутацией. О том, почему перспективы у «Стальмоста» крайне печальные.

На сегодня ситуация такова: ЗАО «Улан-Удэстальмост» - на банкротстве, на его мощностях работает предприятие-клон - ООО «Улан-Удэстальмост», которое, не имея лицензий и других разрешительных документов, каким-то образом поставляет металлоконструкции покупателям. В то же время конкурсный управляющий ЗАО «Улан-Удэстальмост» Юрий Никонов проводит инвентаризацию имущества банкротящегося предприятия (которая сильно затянулась) и готовит положение о продаже этого имущества на торгах.

Всего ЗАО задолжало, согласно финальному отчету управляющего, 2 млрд 123 млн рублей. Из них более 9,5 млн – зарплата работников.

При этом имущества хватит только чтобы покрыть от силы полмиллиарда рублей долгов. Остальное будет прощено по правилам, установленным законом.

Больше всего денег «Стальмост» должен Сбербанку. У этого же банка в залоге находится большая часть имущества банкротящегося предприятия. Соответственно, и контроль над процедурой – в руках «зеленых» банкиров.

Недавно, 26 марта, Арбитражный суд принял решение, которое стало ключевым и открыло новую веху в процессе банкротства «Стальмоста».

«Стальмост» - субъект естественной монополии, так как имеет подстанцию и котельную, которая отапливает близлежащие дома. А значит, по закону его имущество должно быть выставлено на продажу единым лотом. Но  только то имущество, которое участвует в процессе производства. Вместо этого арбитражный управляющий, как мы уже писали, включил туда все, что плохо лежит, включая то, что к процессу производства не имеет никакого отношения. Почему это плохо? Потому что, продавая ценности по отдельности, можно получить гораздо больше денег и рассчитаться с большим количеством кредиторов.

Кроме того, в этот же список имущества были включены полтора десятка объектов, которые вообще не зарегистрированы, грубо говоря, самоволки. Причем это не просто какие-то сараи для хранения дров – это трансформаторная подстанция, гаражи, склады, общежитие и даже АЗС. На них нет ни кадастровых паспортов, ни свидетельств о праве собственности. Вопрос - не уйдут ли все эти объекты в общей суматохе куда-то налево? Вопрос открытый. Ведь нет бумажки – нет объекта.

Поэтому собрание кредиторов, увидев в Положении о продаже имущества весь этот кавардак, отказалось его принимать – это было еще 23 октября прошлого года. Юрий Никонов же, получив отказ кредиторов, отправился в суд – мол, Положение надо принять, и баста. И суд встал на его сторону. Правда, не сразу – долгое время судья требовал план приватизации тех самых самоволок, которые управляющий включил в Положение. Но в итоге почему-то закрыл на это глаза и молча согласился с откровенно сырым и недоработанным документом. Было ли давление на судью? И зачем такая спешка?

Почему молчит Сбербанк

К слову, большинство кредиторов в суде особо не возмущались и в итоге согласились продавать «Стальмост» на условиях Никонова. Сбербанк, к примеру, вообще ни разу не был против. Почему – объясним чуть ниже.

Категорически против принятия положения о продаже имущества «Стальмоста» в его нынешнем виде выступило разве что ООО «БайкалБрокер». В суде представители этой компании заявили, что на момент, когда положение представили собранию кредиторов, инвентаризация еще не была завершена. Что нонсенс – как можно говорить о продаже, если не знаешь, что конкретно собираешься продавать. Кроме того, по мнению ООО «БайкалБрокер», Юрий Никонов не сопоставил фактическое имущество с данными бухгалтерского учета. То есть если в процессе оценки что-то ушло налево, отследить это будет уже невозможно.

Также кредитор раскритиковал тот факт, что имущественный комплекс ЗАО «Улан-Удэстальмост» сдали в аренду предприятию-клону - ООО «Улан-Удэстальмост».

«Сдача имущества должника не направлена на обеспечение его сохранности и ведет к износу имущества, - излагает свои доводы «БайкалБрокер». - Стоимость арендной платы существенно занижена, не покрывает фактических расходов собственника на содержание имущества, не соответствует среднерыночному уровню арендной платы, не преследует своей целью пополнение конкурсной массы».

Ну и самое главное: «ПАО «Сбербанк России» неправомерно увеличило стоимость подлежащего реализации имущества, находящегося в залоге». Если представители «БайкалБрокер» правы, то это объясняет молчаливую соглашательскую позицию Сбербанка, который, являясь крупнейшим кредитором, закрывает глаза на очевидные нарушения.

В итоге же суд не прислушался к доводам возражающих кредиторов и принял положение, составленное господином Никоновым. Имущество ЗАО «Улан-Удэстальмост» будет продано единым лотом. Возможно, в ущерб большей части кредиторов.

Теперь остается ждать аукциона. Кто купит умирающий «Стальмост» и что будет с ним делать дальше – возродит или распилит на запчасти, сейчас сказать сложно. Но вероятность, что найдется крупный инвестор, желающий всерьез заняться возрождением предприятия, имеющий достаточные связи и влияние, чтобы получить нужные объемы госзаказов, крайне мала. Да и не для того затевалась операция по уничтожению предприятия, чтобы сейчас все откатить назад. Но это уже другая история.

Владимир Пашинюк, «Номер один»
^